разработка и контент-поддержка
Sergey Kuznetsov Content Group
Политики объявляют войну терроризму. Мы не очень верим, что в этой войне можно одержать окончательную победу, но верим, что можно научиться жить в эпоху терроризма.
Что значит жить в эпоху террора?
Вы заметили, что тревожащая вас проблема еще не освещена на нашем сайте? Пишите нам — открылся новый раздел, где мы публикуем ответы специалистов на ваши вопросы.

Теракт совсем близко

Как правило, жертвы террора остаются для нас анонимными. Мы знаем их имена, видим их на экранах и в газетах — но они остаются для нас незнакомцами. Но бывает так, что теракт затронул кого-то из наших близких или даже знакомых — чьи-то родственники оказались в заложниках, чьи-то друзья погибли при взрыве, кто-то просто оказался свидетелем теракта.

Как себя вести в этой ситуации? Ведь многие из нас не знают, как говорить с людьми, охваченными тревогой или горем, боятся навредить неловким словом, показаться бестактными. В этом разделе мы постараемся объяснить, как общаться с близкими тех, кто оказался (или даже мог оказаться) жертвами теракта.

Прежде всего, надо понимать — если у человека случилось несчастье, разговоры об этом несчастье уже не могут ему навредить. Нам только кажется, что если мы поговорили с человеком о том, от чего ему больно и плохо, ему станет хуже. На самом деле — наоборот. Если у человека случилась беда, ему очень важно понимать, что окружающие знают об этой беде и сочувствуют. Человек, близкие которого оказались (или могли оказаться) жертвами террора, поглощен такими сильными переживаниями, что ему необходимо разделить их с кем-то. Мы не можем изменить его реальную ситуацию, но мы можем поддержать его, если будем рядом и он будет чувствовать, что мы готовы оказать ему помощь.

Одна наша подруга живет в небольшом городке далеко от Осетии. Но все ее знакомые знают, что в Беслане у нее живут родственники. И вот, после захвата школы, в течение нескольких дней она оказалась фактически в изоляции — все просто боялись ее спросить, не пострадал ли кто-то из ее близких.

Когда мы готовили этот раздел, мы часто вспоминали ее случай — и старались сделать все, чтобы помочь людям в подобной ситуации.



Как можно помочь семье, пережившей гибель родственника

(для специалистов помогающих профессий и добровольцев)

  • Следует помочь всем членам семьи понять, что все они, независимо от возраста, испытывают боль.
  • Объясните, что каждый выражает горе по-разному.
  • Иногда может создаваться впечатление, что человек равнодушен (например, когда он не плачет) или что он не владеет собой (например, когда он плачет «слишком много») — и то, и другое суждение могут быть ошибочными.
  • Помогите семье принимать совместные решения относительно похорон, панихиды и т.д. Обычно в семье царит растерянность и кто-то один берет на себя ответственность за организацию необходимых формальностей. Однако позже, когда люди приходят в себя, могут возникнуть обиды и недоразумения.
  • Рассказывайте семье о том, какие реакции могут возникать в ближайшие месяцы, чтобы они не пугались каких-то неожиданных проявлений и не думали, что у них возникают какие-то отклонения от нормы.
  • Помогите обеспечить основные потребности семьи. Принесите продукты, поинтересуйтесь, не нужно ли их куда-то подвезти.
  • Дайте родителям и детям понять, что естественно хранить воспоминания об умершем.
  • Постарайтесь убедить семью присоединиться к группе поддержки — к людям, пережившим аналогичную травму. Это может быть полезно хотя бы для того, чтобы получить необходимую литературу.
  • В период траура родителям, имеющим маленьких детей, понадобится помощь и совет по поводу того, как лучше вести себя с детьми. Было бы хорошо, чтобы кто-то из родных помог с детьми и дал им возможность побыть в одиночестве.
  • Дети снова и снова хотят слышать, что родители их не покинут, что они не останутся одни. Иными словами, надо позаботиться о том, чтобы они чувствовали себя в безопасности.
  • Напомните, что каждый горюет по-своему и в свое время. Для кого-то два года — это нормальный срок. А кто-то переходит к нормальной жизни раньше.
  • Тем не менее, иногда мы становимся свидетелями саморазрушающего поведения, и в этом случае следует насторожиться. Речь идет о случаях, когда человек пьет, не возвращается на работу или перестает заботиться о себе или о детях. Обычно рутинные заботы по хозяйству возобновляются через несколько недель после пережитой трагедии. Конечно, приступы депрессии и печали могут случаться и в более поздний период, но если человек не в состоянии позаботиться о себе или о детях, следует обратиться за помощью.
  • Если возникают малейшие сомнения относительно нормативности поведения, сопровождающего утрату, следует обратиться за консультацией к специалисту.
  • И наконец, постарайтесь подготовить семью к переменам, которые будут происходить с течением времени. Кто-то должен будет взять на себя роль, ранее преднадлежавшую покойному. Изменятся отношения. Жизнь станет иной. Это означает, что нужно поддерживаться связь с семьей в течение нескольких- месяцев, следующих за травмирующим событием, поскольку вслед за периодом острого горя могут возникать трудности, проблемы, неадекватное поведение.

Доктор Л.Р. Мошинская, 2002 г., Хайфа
по материалам сайта www.supporter.ru



Знакомые моих детей (скажем, одноклассники или их родители) пострадали при теракте. Что я должен говорить детям?

Говорите детям правду.

Ваши действия зависят от того, сколько лет вашему ребенку. Начнем с самых маленьких, до пяти лет. Поверьте, если с друзьями вашего ребенка что-то произошло, то вам следует рассказать все как есть. Если кто-то погиб, так и говорите: «Он умер». Тем более, что такое известие вам все равно скрыть не удастся, дети «считывают» тревожную информацию моментально, они понимают, что что-то произошло. Единственное, о чем следует позаботиться перед таким разговором — чтобы ребенок не чувствовал никакого физического дискомфорта. Он не должен быть голоден, не должен хотеть спать и т.д. Желательно вести беседу в условиях близкого физического контакта.

Ну и, конечно, вы сами должны быть в этот момент спокойны. В таком возрасте дети еще не боятся смерти, не до конца понимают, что это такое, поэтому будьте готовы отвечать на самые неожиданные вопросы, причем со всей серьезностью. Запомните: мышление у ребенка в таком возрасте очень отличается от вашего, поэтому каким бы странным его поведение ни было, примите его как данность. Очень часто мы приписываем маленьким детям те же чувства, что испытывают взрослые. В действительности маленький ребенок еще только постигает саму идею смерти, и его представление о смерти сильно отличается от представлений взрослых. Часто то, что мы воспринимаем как страх, на самом деле — только попытка понять новую для ребенка идею смерти. Например, когда ребенок спрашивает, навсегда ли его друг останется в могиле, хочет пойти на кладбище или на место смерти своего друга, это часто может быть попытка увидеть и понять, что же произошло. При этом ребенок может испытывать самые разные чувства, в том числе тоску, тревогу и страх, но эти тоска, тревога и страх адресованы не конкретному событию, а самой идее смерти. Более того, для взрослых это редкий шанс помочь ребенку встретиться с пугающими истинами. Очень часто дети, если не предоставляется случая, осваивают эту страшную тему в одиночестве. В случае, если теракт затронул вашу семью, вы можете быть с ребенком рядом в этот важный для него период познания.

Если вы видите, что у ребенка появляются страхи и ребенок говорит о них, то предложите ребенку нарисовать то, чего он боится. Затем посадите эту «страшилу» в клетку на рисунке и вместе с ребенком растопчите, разорвите и сожгите рисунок. Также вы можете использовать любые другие игровые методы, так же, как делали это раньше, например, с боязнью серого волка. Если вы видите, что ребенок 2-3 недели разыгрывает одну и ту же сценку с элементами взрывов или смерти или же у ребенка резко изменилось поведение: он стал замкнутым, молчаливым, капризным, — отведите его к психологу. Такие маленькие дети еще очень плохо проявляют свои чувства, и неспециалистам разобраться в них очень трудно.

Дети в возрасте от пяти до двенадцати лет достаточно четко осознают понятие смерти, но они уже утратили непосредственность речи, которая была раньше. Им сложно проговорить то, что они чувствуют, поэтому вам нужно проследить за реакцией ребенка. Дайте ему полную свободу выбора книжек, мультиков, игр и т.д. Если вы заметите какой-то общий элемент в выбранных им развлечениях, то это и будет то, что его беспокоит. В первую очередь, проговорите с ним этот момент, а затем попытайтесь обыграть его с помощью тех же сюжетов, что он видит в книжках и мультфильмах. Это поможет снять тревогу.

Единственное, чего не следует делать — это многократно показывать ребёнку записи реальных событий, кроме тех случаев, когда ребёнок настойчиво об этом просит.

После двенадцати лет дети уже полностью осознают все сами, и ваша задача — лишь подсказать, если надо, как им следует действовать, как, например, общаться с одноклассниками, которых затронул теракт. Общайтесь на эту тему с ними, как со взрослыми. Однако не забывайте, что у ребенка в этом возрасте часто еще не сформированы способы проявления чувств, особенно в такой экстремальной ситуации. То, что чувства переполняют его, понятно по отклонениям в поведении: ребенок становится очень послушным или, напротив, хулиганистым. Попробуйте личным примером показать ребенку, как можно проявлять свои чувства.

И еще раз хочу повторить — перед тем как разговаривать с детьми любого возраста на эту тему, сами разберитесь со своими чувствами. Ребенок не должен чувствовать, что вы не можете справиться со страхом, неуверенностью и гневом. (Варвара Сидорова, психолог)





Мои близкие оказались свидетелями теракта. У них эмоциональный шок. Чем я могу им помочь?

Будьте рядом с ними.

Самое главное: постарайтесь быть рядом с вашим близким в этот момент, если он, конечно, настойчиво не требует оставить его одного. Если он разговаривает о произошедшем, не пытайтесь отвлечь его от темы, даже если вы испытываете дискомфорт при этом разговоре. Если человек не хочет говорить, не заставляйте его, но дайте понять, что вы всегда готовы обсудить любую тему. Травмированная психика человека сама стремится восстановить равновесие и человек интуитивно ощущает, что ему нужно. Нет универсального рецепта: кто-то нуждается в разговорах, кто-то — в молчании. Кому-то нужно общество, кому-то — уединение. Следуйте тому поведению, которое спонтанно появляется у ваших близких. Будьте внимательны к их желаниям и, по возможности, исполняйте их, даже если они кажутся мелкими и иррациональными: например, если человек хочет завести котенка, купите его, просто психика нуждается в ком-то маленьком и пушистом, о ком можно заботиться. В этом она находит опору.

Держите дверь для разговора открытой. Пользуйтесь короткими вопросами, например: «Ты испугался?» Не настаивайте, если собеседник не отреагировал на ваш вопрос. Также можно использовать короткие реплики: «Не знаю, как бы я справился с этим!», «Как только ты все это пережил!», «Мне кажется, такое нельзя выдержать!» — и следить за реакцией. Если человек готов к разговору, он обязательно подхватит эту тему.
Будьте терпимы к тому, что в первые месяцы человек, переживший трагедию, будет непредсказуем в своих эмоциях. Резкие перепады настроений, замкнутость — это нормальная реакция психики на произошедшее. Так сознание пытается вернуться к равновесию. Вам остается только терпеть это. Никогда не пытайтесь решать за другого человека, что именно ему нужно. Ваша задача — найти какую-то взвешенную позицию.

Очень распространены два мнения: «человеку, пережившему горе, можно все» и «в горе нельзя себя распускать». Помните, что обе эти позиции ошибочны, хороша золотая середина. Чувства должны проявляться, но таким образом, чтобы это не вредило самому человеку. Например, раздражительность не стоит срывать на начальниках и других людях, конфликты с которыми могут необратимо испортить отношения.
Не удивляйтесь, если после трагических событий ваш близкий будет стремиться побыть один, замыкаться в себе, проводить много времени за какими-нибудь играми, пасьянсом, паззлом и т.д. — так восстанавливается психика человека. В принципе, эта реакция на пережитые события нормальна и не требует никакого вмешательства. Однако, если такое поведение затягивается более чем на полтора месяца, это может быть признаком клинической депрессии. Другие признаки — нарушение сна и аппетита, резкое падение самооценки, потеря интереса к будущему. В случае подозрений на клиническую депрессию необходимо срочно обратиться к специалисту.

Чувство вины в таких случаях тоже вполне естественно. Часто оно проявляется в словах о том, что человек не сделал чего-то, кого-то не спас, хотя мог это сделать. В такой ситуации попробуйте рассказать и объяснить своему близкому, что в момент трагедии он оказался в экстремальной ситуации и действовал согласно своим инстинктам, страху (что не стыдно), что любой имеет право спасать свою жизнь, что он не мог видеть ситуацию в полном объеме, не знал всего, что знает сейчас, и, соответственно, просто не мог сделать то, что сейчас кажется ему необходимым.

Тем более важно побеседовать с человеком, если он считает, что должен был погибнуть он, а не «та маленькая девочка». Не существует универсального совета, как надо отвечать на такие слова. Все зависит от того, насколько вы близки с человеком, от его мировоззрения, религии, веры в судьбу, случай и т.д. Определенно только, что такие вещи нужно обязательно называть и обсуждать, чтобы избавить человека от ложного чувства вины.



У моих знакомых кто-то из близких находится в заложниках. Что мне делать?

Будьте рядом. Предложите свою помощь.

Нам почему-то кажется, что если мы поговорили с человеком о том, от чего ему больно и плохо, то ему станет хуже. На самом деле, это неправда. И если у человека случилась беда, ему важно понимать, что окружающие знают об этой беде и сочувствуют. От вашего сочувствия внешняя ситуация, конечно, никак не изменится, но внутренне человек уже не будет чувствовать себя таким одиноким в том, что с ним произошло. В принципе, когда у человека случается беда, вовсе не обязательно, что он ждет от вас какой-то серьёзной помощи. Иногда просто знания, что люди тебе сочувствуют, вполне достаточно. Если вы испытываете дискомфорт оттого, что, как вам кажется, вы должны что-то сказать или сделать — выразите свое искреннее сочувствие, сопереживание. Если вы не знаете, что сказать, будет достаточно прикосновения руки.

Сделать человеку хуже, когда он переживает такую тревогу, невозможно. Он настолько поглощен тревогой, что, когда мы к нему подходим и что-то говорим, большая часть сказанного будет забыта через три минуты. Постарайтесь понять, что вы не сможете сделать человеку хуже или по-настоящему лучше в такой ситуации. От вас ничего не зависит, потому что вы не можете изменить его ситуацию, не вы захватывали его ближних в заложники, вы не обладаете никакой информацией. И от вас этого никто не ждет. Если вы чувствуете, что от вас ждут помощи, будьте рядом с человеком и выражайте ему свою готовность поддержать и помочь. Вот, собственно, и всё, что вы можете в этой ситуации сделать. Самое главное — прежде всего, по возможности, нужно находиться рядом с этим человеком.

Есть люди, которые в экстремальной ситуации полностью поглощены происходящим. Они плачут, мечутся, злятся, и им становится легче. Не пугайтесь этих эмоций, находитесь рядом, поддакивайте и т.д. Есть люди, которые в такой ситуации начинают винить себя, подавлять свои эмоции, но продолжают вести обычный образ жизни, пытаются готовить обед, что-то делать и всё время смотрят на телефон. Будьте рядом, помогайте им и будьте готовы принять их чувства, когда они проявятся. Но если что-то все-таки можно предпринять — например, позвонить туда, откуда можно получить информацию, а человек настолько поглощен тревогой, что не осознает этого, — посоветуйте ему позвонить или позвоните сами. Или, например, женщина не может оставить дома маленького ребенка, но ей бы хотелось, что бы кто-то съездил ближе к месту событий и попробовал что-нибудь разузнать. Если вы можете взять это на себя — сделайте это. Или помогите по хозяйству, возьмите на себя заботу о детях.

По опыту я знаю, что гораздо легче находиться рядом с человеком в тяжелых жизненных обстоятельствах, если у вас есть, чем заняться. (Варвара Сидорова, психолог)





Мои знакомые потеряли близких при теракте. Что мне делать?

Выразите свои искренние соболезнования.

Поймите, что как бы сильно вы этого ни хотели, к сожалению, вы не можете избавить этого человека от его переживаний и не можете изменить то, что произошло. Но вы можете дать человеку понять, что, когда будет нужно, вы будете рядом и поможете ему. Вы можете выразить человеку свои соболезнования, свои искренние чувства, показать, что вы растеряны, потрясены, возмущены. В конце концов, вы можете подойти и сказать, что вас так переполняют эти чувства, что вы даже не знаете, что сказать. По мнению психологов, лучший способ выражения соболезнований — говорить то, что вы чувствуете, быть полностью искренним. Если вы чувствуете, что даже не знаете, что сказать, настолько вы растеряны, скажите это. И помните, что хуже вы не сделаете. Если человеку ваши слова не созвучны (а такое может произойти), вы это увидите. Человек замкнётся, немного отстранится от вас. Но это не значит, что он это запомнит на всю жизнь как ваш ужасный промах. Человек скоро забудет, что конкретно вы сказали, но он запомнит, что соболезнования были. А это, согласитесь, гораздо лучше, чем если человек запомнит: когда у него была беда, вы и близко не подошли. Соболезнованиями нельзя принести вреда, поэтому не бойтесь выражать соболезнования.

Оцените свои силы и предложите практическую помощь. Не обещайте больше, чем на самом деле готовы сделать, но, если вы можете, возьмите на себя организацию похорон, общение с властями, помогите деньгами.



Как выражать соболезнования родным жертв террора?

Не бойтесь проявить свое сочувствие.

Самая распространенная реакция в таких случаях — это просто молчание. Люди боятся заговорить с родственником или другом пострадавшего не то что о теракте, а вообще о чем бы то ни было. Многие думают, что если заговорить с человеком о его беде, ему от этого станет только хуже. На самом деле, все совсем наоборот. Если у вашего знакомого случилась трагедия, ему на самом деле важно знать о вашем сочувствии, о том, что вам его трагедия небезразлична. Подойдите и поговорите с ним. Выразите сочувствие. Хуже вы уже никак не сделаете, зато человек не будет чувствовать себя в своей беде одиноким. В такой ситуации вообще очень важна поддержка окружающих.

Бывает и так, что вы хотите как-то помочь, что-то сказать, но не знаете, как это лучше сделать. Такая беспомощность обычно вызывает очень сильный дискомфорт. Важно понимать, что вы не можете реально помочь вашему другу спасти его близких. Вы ничего не знаете об их судьбе, вы не можете их освободить и т.д. Это ясно и вашему другу, поэтому он и не ждет от вас какой-то реальной помощи. Он ждет только сочувствия и больше ничего. Зачастую не стоит даже ничего говорить, человек в такой ситуации вообще вряд ли воспримет какие-либо слова. Достаточно просто взять его за руку. Дать понять, что вы готовы предоставить любую помощь, какую только у вас попросят.

Может случиться и так, что вы скажете какое-то неосторожное слово, и вам покажется, что вы ранили человека. Но в данном случае это не так важно. Ваш друг не запомнит ваше «неосторожное слово», он запомнит, что вы хотели ему помочь.

»»- А вот как выражать соболезнования жертве террора?»»

— Искренне. (Варвара Сидорова, психолог)