разработка и контент-поддержка
Sergey Kuznetsov Content Group
Политики объявляют войну терроризму. Мы не очень верим, что в этой войне можно одержать окончательную победу, но верим, что можно научиться жить в эпоху терроризма.
Что значит жить в эпоху террора?
Вы заметили, что тревожащая вас проблема еще не освещена на нашем сайте? Пишите нам — открылся новый раздел, где мы публикуем ответы специалистов на ваши вопросы.

Каким будет психологическое состояние заложников после освобождения? Как я должен к этому подготовиться, чем я могу им помочь?

Нужно будет создать комфортную обстановку и запастись терпением.

Большинство заложников после освобождения находится в шоке. В таком состоянии человек маловосприимчив к тому, что происходит вокруг. Объятия, прикосновения и успокаивающие слова, сказанные тихим тоном, — это лучшее, что вы можете им дать. Попробуйте установить контакт глазами. Если вы хотите попросить такого человека сделать что-то — например, пройти куда-то, сесть или лечь — то говорите с ним простыми предложениями, внятно произнося слова.

Обязательно как можно скорее обратитесь к врачам, они подскажут вам, в чем нуждается организм освобожденного.

После освобождения лучшее, что можно сделать — отвести человека туда, где ему психологически наиболее комфортно и безопасно. Если это ребёнок — домой в кроватку, к маме на ручки. Если это взрослый, можно довериться его интуиции: психика сама стремится к восстановлению равновесия. Многие люди сами почувствуют, что им необходимо: домой, забиться в угол, или, наоборот, с друзьями водки выпить.

Будьте готовы к тому, что несколько позже начнётся период эмоциональной нестабильности, будет выплескиваться много воспоминаний, переживаний и эмоций. Человек будет быстро переходить из одного состояния в другое, испытывать ярость, вину, печаль, апатию, заново переживать все, что с ним произошло. Наберитесь терпения, не спорьте. Взрослые могут стать капризными, как дети, их настроение будет меняться так же быстро, как у детей, и в каких-то ситуациях, вместо того чтобы говорить, лучше обнять, приласкать человека.

Говорите о происшедшем столько, сколько нужно бывшему заложнику. Некоторые люди нуждаются в том, чтобы выговориться, и им требуется много и долго говорить. Другие, наоборот, склонны переживать молча. Нет универсального рецепта: нужно поступать так, как комфортно пострадавшему.

Очень важно оградить и ребенка, и взрослого от назойливых посторонних. Многие люди, к сожалению, будут стремиться не помочь или посочувствовать, а удовлетворить свое любопытство и, таким образом, неосознанно привести в равновесие собственную психику. Но это не должно происходить за счет психики людей, переживших теракт. Поэтому надо подумать о том, как оградить бывшего заложника от назойливых и любопытных и вместе с тем не создать ему изоляции, в которой он не сможет делиться своими переживаниями.

Иногда люди, пережившие сильное потрясение, не готовы возвратиться к прежнему образу жизни. Тут важно не принимать быстрых и необратимых решений. Например, человек не может больше жить в старой квартире — не продавайте ее, просто сдайте. Уговорите человека не увольняться с работы, лучше взять отпуск за свой счёт. Окончательные решения могут быть приняты позже, когда пострадавший восстановит свою психику и будет способен действовать адекватно.

Имейте также в виду, что люди, пережившие потрясение, могут неожиданно вступать в очень интенсивные эмоциональные отношения, в том числе — любовные. К таким ситуациям следует относиться с осторожностью: ведь, когда человек придёт в эмоциональное равновесие, эти отношения могут оказаться неуместными в его обычной жизни.

Хорошо, если у детей будет что-то тёплое и мягкое. Мягкая игрушка, или котёнок, или щенок. Взрослым надо быть особенно ласковыми с детьми, впрочем, и со взрослыми тоже. Люди, пережившие сильный стресс, на некоторое время эмоционально снова становятся детьми. Правда, бывают взрослые, которые ожесточенно «спорят» с этим своим состоянием, и им, конечно, не надо навязывать свою ласку. Наоборот, подтвердите, что они сильные, со всем справляются и так далее. (Варвара Сидорова, психолог)

мои близкие захвачены в заложники

Каким будет психологическое состояние заложников после освобождения?