РазноеАвария с лесовозом – Свердловский областной суд рассмотрит апелляцию владельца лесовоза Дмитрия Гуляева, чей грузовик попал в аварию и погубил семью с двумя младенцами, 12 января 2020 г | e1.ru

Авария с лесовозом – Свердловский областной суд рассмотрит апелляцию владельца лесовоза Дмитрия Гуляева, чей грузовик попал в аварию и погубил семью с двумя младенцами, 12 января 2020 г | e1.ru

Содержание

Страшная авария с лесовозом на трассе «Кола»: погиб водитель

Сегодня в 12 часов на 754-м км трассы «Кола» в ДТП погиб водитель микроавтобуса «Мерседес-Бенц Спринтер».

Как сообщает ГИБДД Карелии, водитель лесовоза в условиях зимней дороги не справился с управлением автомобиля, допустил занос прицепа, груженного бревнами. Прицеп опрокинулся, при разбрасывании бревен по проезжей части был поврежден встречный фургон «Мерседес-Бенц». В результате происшествия водитель автомобиля «Мерседес» получил смертельные травмы, от которых скончался на месте ДТП.

На месте аварии работают сотрудники Госавтоинспекции, обстоятельства выясняются. Сведения о погибшем устанавливаются.

За ДТП с лесовозом в Ружанах, где погибли бабушка и внучка, водителя приговорили к 7 годам «химии»

Приговор 57-летнему водителю лесовоза, которого признали виновным в аварии со смертельным исходом, огласили 8 января в суде Пружанского района.

— Суд постановил назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в условиях колонии поселения, — зачитал приговор судья Игорь Житко.

Обвиняемому запрещено занимать должности, связянные с вождением автомобиля, ближайшие 5 лет.

Также суд вынес частное определение в адрес ОАО «Ивацевичдрев» для устранения причин и условий, которые повлекли за собой совершение обвиняемым преступления.

— Были выявлены нарушения, они касаются должностных лиц, которые должны были осуществлять надлежащий контроль за погрузкой и транспортировкой груза, — прокомментировал «КП» судья Игорь Житко.

Напомним, ДТП произошло в феврале 2019. Тогда на выезде из поселка Ружаны на закруглении дороги опрокинулся лесовоз. Бревна упали на семью с коляской. Они шли по обочине – тротуар в этом месте положили только после аварии. Лесом насмерть придавило 45-летнюю женщину и ее 6-месячную внучку. Выжила только 25-летня Виктория, мать маленькой Евы и дочь погибшей Лидии. Обвиняемый – водитель с 38-летним стажем Василий. На лесовозе «Ивацевичдрева» он работал с 2018 года, до этого ездил на грузовиках.

По версии следствия, он превысил скорость (при ограничении 40 км/ч лесовоз ехал около 50 км/ч) и неправильно закрепил бревна при погрузке – это стало причиной трагедии. В суде выяснилось, что бревна были перевязаны только двумя крепежными тросами, хотя на прицепе предусмотрено шесть таких тросов. Водитель объяснил, что инструкции перевязывать лес всеми тросами нет. Плюс ко всему, бревна выступали за борт прицепа – а это запрещено.

— Тогда почему вы поехали? – уточнял на первом судебном заседании судья.

— Семью кормить надо. Работа у нас такая, — отвечал водитель.

В свою защиту Василий говорил, что на его месте мог оказаться любой. Существующие правила и инструкции про перевозке леса все равно почти никто строго не выполняет, потому что их просто невозможно соблюдать. Кроме того, он пытался доказать суду, что к аварии привели неправильная конструкция прицепа и плохое состояние дороги.

В суде долго выясняли, как же все-таки должны безопасно перевозиться бревна. Фото: СК

В суде долго выясняли, как же все-таки должны безопасно перевозиться бревна. Фото: СК

Суд изучал доказательства вины водителя с разных аспектов и добивался ответов на спорные вопросы. Предотвратило бы ДТП правильное крепление груза? Повлияли ли выступающие бревна на устойчивость прицепа? Связано ли опрокидывание прицепа только со скоростью? В суд вызывали экспертов – специалистов транспортной инспекции, инженеров, конструкторов МАЗа. Суд назначал дополнительные экспертизы, из-за которых рассмотрение дела растянулось больше, чем на три месяца.

Водителя обвиняли в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности двух лиц и причинение менее тяжкого и тяжкого телесного повреждения (ч.3 ст.317 УК). Ему грозило от 3 до 7 лет лишения свободы. До суда он находился под подпиской о невыезде и надлежащем поведении. Приговор в законную силу еще не вступил.

Страшная авария с лесовозом на трассе «Кола»: погиб водитель | Новости Петрозаводска

    Центр

    Белгородская область Брянская область Владимирская область Воронежская область г. Москва Ивановская область Калужская область Костромская область Курская область Липецкая область Московская область Орловская область Рязанская область Смоленская область Тамбовская область Тверская область Тульская область Ярославская область

    Приволжье

    Кировская область Нижегородская область Оренбургская область Пензенская область Пермский край Республика Башкортостан Республика Марий Эл Республика Мордовия Республика Татарстан Самарская область Саратовская область Удмуртская Республика Ульяновская область Чувашская Республика

    Сибирь

    Алтайский край Забайкальский край Иркутская область Кемеровская область Красноярский край Новосибирская область Омская область Республика Алтай Республика Бурятия Республика Тыва Республика Хакасия Томская область

    Урал

    Курганская область Свердловская область Тюменская область Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Ямало-Ненецкий автономный округ

    Юг

    Астраханская область Волгоградская область г. Севастополь Краснодарский край Республика Адыгея Республика Калмыкия Республика Крым Ростовская область

    Северо-Запад

    Архангельская область Вологодская область г. Санкт-Петербург Калининградская область Ленинградская область Мурманская область Ненецкий автономный округ Новгородская область Псковская область Республика Карелия Республика Коми

    Дальний Восток

    Амурская область Еврейская автономная область

Появились подробности смертельного ДТП с лесовозом в Сегежском районе

19 декабря в Сегежском районе произошло ДТП, в результате которого погиб водитель фургона — житель Москвы, сообщает пресс-служба ГИБДД Карелии.

Водитель лесовоза Volvo не справился с управлением автомобиля на зимней дороге.

«При разбрасывании бревен по проезжей части был поврежден встречный фургон Mercedes-Benz Sprinter. В результате происшествия водитель автомобиля Mercedes получил смертельные травмы, от которых скончался на месте ДТП», — сообщили в ГИБДД.

Устанавливая обстоятельства произошедшего, автоинспекторы выяснили, что габариты Volvo превышали допустимые нормы, водитель также нарушил требования к использованию тахографа. В отношении водителя большегруза составлены административные материалы.

Также было установлено, что участок дороги, на котором произошло ДТП, имеет недостатки зимнего содержания — гололед.

ДТП в Сегежском районе. Фото: пресс-служба ГИБДД Карелии

Госавтоинспекция Карелии призывает водителей в условиях зимней дороги выбирать скорость движения ниже установленного предела, чтобы контролировать дорожную обстановку и в случае ее изменения принять все необходимы меры для исключения аварийной ситуации.

 

 

20-12-2019 — 15:42

В аварии с лесовозом пострадал 21 пассажир автобуса — журнал За рулем

Выяснилось, что водитель грузовика систематически нарушал ПДД. Теперь это привело к серьезной аварии с десятками пострадавших, среди которых есть дети.

Авария, в которой пострадал 21 пассажир автобуса, в том числе пятеро детей, произошла этой ночью в Республике Коми. Рейсовый автобус ехал из Сыктывкара в сторону поселка Краснозатонский. На 4-м километре трассы Сыктывкар — Троицко-Печорск произошло столкновение с лесовозом МАЗ, водитель которого решил повернуть налево, не уступая никому дорогу.

«Грузовая автомашина МАЗ с прицепом двигалась в сторону г. Сыктывкара, а рейсовый пассажирский автобус двигался из г. Сыктывкара. По предварительным данным, водитель грузового автомобиля МАЗ с прицепом на 4-м километре автодороги „Сыктывкар — Троицко-Печорск“ при выполнении маневра поворота налево на второстепенную автодорогу, не убедившись в безопасности его выполнения, не предоставил преимущество в движении рейсовому пассажирскому автобусу», — говорится в сообщении УМВД по Республике Коми.

В результате столкновения пострадали 16 взрослых пассажиров автобуса и пятеро детей. После осмотра людей медики госпитализировали шестерых взрослых и двоих детей в возрасте 3 и 11 лет.

«Все пострадавшие доставлены в больницы города Сыктывкара. В лечебном учреждении находятся психологи ГУ МЧС России по Республике Коми. К ликвидации последствий ДТП привлечены силы и средства РСЧС в количестве 39 человек и 14 единиц техники, из них от МЧС России 15 человек и 6 единиц техники», — отчиталось ГУ МЧС России по Республике Коми.

Полицейскими по факту нарушения ПДД, приведшего к серьезной аварии, возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 264 УК РФ. Выяснилось, что мужчина, сидевший за рулем лесовоза, постоянно нарушал ПДД.

«Водитель МАЗа в течение года трижды привлекался к ответственности за нарушение правил дорожного движения, из них дважды — за превышение скорости», — рассказали в полиции.

Ведется следствие, в ходе которого будет проведен ряд экспертиз.

Фото: ГУ МЧС России по Республике Коми

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

Сам суд должен быть беспристрастным, но участникам процесса, потерявшим близких, сложно сдержать эмоции. Второе заседание по делу о нашумевшем ДТП в Ружанах, когда бревна из опрокинувшегося прицепа лесовоза упали на двух женщин с коляской, выдалось в этом смысле неординарным. Без громких фраз и восклицаний, извинений и обвинений. Только позиции экспертов и специалистов — с расчетами, выдержками из правовых актов, цитированием законов физики. Вывод заседания тоже нетривиален: СК предоставил прокуратуре оспариваемые данные, которые легли в основу обвинения, пишет Онлайнер.

Трагедия произошла в Ружанах в середине февраля этого года. В ДТП погибли 6-месячный ребенок и 44-летняя женщина (бабушка младенца), 25-летняя мать ребенка серьезно пострадала. Причиной стало опрокидывание загруженного прицепа лесовоза в тот момент, когда рядом проходили люди.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

Факты и ошибки

«Утром 63-летний водитель МАЗа с прицепом в одном из лесничеств района осуществлял погрузку сортимента леса на закрепленный за ним автомобиль, — сообщали в СК о ходе расследования. — Во время загрузки мужчина ненадлежащим образом увязал груз, используя лишь два крепежных троса вместо положенных шести. Далее водитель направился по автомобильным дорогам общего пользования в направлении городского поселка Ружаны к месту разгрузки в городе Ивацевичи».

«Проезжая по улице Коссовской в Ружанах, водитель не учел особенности и состояние ТС, перевозимого им груза, на закруглении дороги применил неправильные приемы управления, — так описывали подробности происшествия следователи. — Это привело к опрокидыванию прицепа и разбросу бревен на обочину, где двигались две женщины с коляской. По данным средства навигации, установленного в авто, скорость в момент происшествия составляла 50 км/ч при максимально допустимой на данном участке дороги не более 40 км/ч. В ходе проведения автотехнической экспертизы установлено, что скорость, достаточная по условиям опрокидывания данного транспортного средства, составляет 47,8 км/ч».

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

На суде многие из перечисленных следователями данных (которые легли в основу обвинения) подверглись сомнению. Оказалось, фактическая скорость в момент ДТП — не 50 км/ч, а обязанность использовать все шесть тросов не закреплена в правовых актах. И вообще, не факт, что крепеж предотвратил бы разброс бревен.

Нарушение ПДД — да, правил эксплуатации — нет

Первое судебное заседание выдалось эмоционально напряженным. У девушки Виктории в один момент погибли дочь и мать, она настояла на максимальном наказании для обвиняемого. В первый день суда прозвучали и показания водителя Василия, его извинения, воспоминания о попытках достать людей из-под завала, слова непонимания, как могло произойти так, что прицеп перевернулся.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

В то же время стала известна четкая позиция автомобилиста с почти 40-летним стажем: вину он признал частично. По его мнению, опрокидыванию поспособствовал уклон проезжей части, не соответствующий нормам. Мужчина не отрицает нарушения пункта 87 ПДД: «При выборе скорости движения водитель должен учитывать ограничения скорости, интенсивность движения, обзорность, особенности и состояние транспортного средства и перевозимого им груза, дорожные, погодные условия». Однако Василий отрицает превышение скорости, а вместе с ним — нарушение правил эксплуатации — укладки и закрепления груза. Как оказалось на втором заседании, у него есть основания для такой позиции.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

На процесс пригласили специалистов и экспертов из Транспортной инспекции, Госкомитета судэкспертиз, компании, поставляющей спутниковое оборудование, конструктора МАЗа. Из выводов некоторых специалистов становится понятно: в этом деле не все однозначно.

Скорость — не 50

— На грузовик было установлено навигационное устройство литовского производства, — заявил на суде специалист «Белтрансспутника». — Следствие пришло к выводу, что скорость была 50 км/ч. Эти данные были сняты в 180 метрах от места аварии. На самом деле последнее показание прибора — в 80 метрах от места — 46 км/ч. Причем это не мгновенная скорость, а средняя за пройденный участок, которая высчитывается из координат. Модуль предназначен для определения местоположения (с погрешностью до 5 метров), а не скорости. Достоверной точности быть не может. Например, по показаниям GPS, после падения прицепа тягач ехал 8—12 км/ч, однако эти показания фиктивны, так как двигатель был заглушен.

Судья поднял вопрос о достоверности информации, предоставленной следствию:

— Из предоставленных данных выпадает участок, важный для определения скорости машины, информация будто бы обрезана «Белтрансспутником». При этом в бумагах СК значится ваш вывод: «Достоверно установлено, что машина ехала 50 км/ч». А по факту у вас на заседании появляются сомнения. Оказывается, фактическую скорость прибор не определяет. УПК требует устанавливать фактическую скорость, а не расчетную.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

По расчетам экспертов, опрокидывание могло произойти при скорости 47,8 км/ч. Водитель утверждает, что ехал 40 км/ч, следственный эксперимент показал еще меньшее значение — 31 км/ч. Защита и вовсе настаивает, что опрокидывание произошло за перекрестком, в 15—20 метрах от него, где требование знака «40» могло уже не действовать.

Судья уточняет:

— В случае, если данные GPS неверны, а экспертным путем достоверно установить скорость нельзя (так сказано в заключении экспертов), за основу берутся показания следственного эксперимента (а это 31 км/ч). Так как быть?

Обязанность перевязать бревна всеми тросами — не категорична

Василий вспоминает:

— Вез два сортимента леса по четыре метра. В прицепе предусмотрено по шесть стоек с каждой стороны. Я загрузил лес как обычно. Укладывали ровно, некоторые бревна выступали на 25—50 сантиметров — чтобы равномерно распределить вес. Бревна потолще были ниже, поуже — выше. Потом увязал их двумя тросами, по диагонали. Изменений в конструкцию прицепа я не вносил. С одной стороны перекинул трос, перевязал на одной пачке, то же — на второй. Всего использовал два троса. Перевязал по диагонали — думал, что этого достаточно. Считал, что тросы нужны, чтобы лес не выпадал через верх стойки. О том, что трос может сдержать бревна от разлета при опрокидывании, никто на моем предприятии не говорил. Считаю, что количество тросов не влияет на движение бревен в прицепе, особенно в горизонтальной плоскости.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

Обвиняемый озвучил важную мысль:

— По-моему, крепления тросов не выдержат нагрузки при падении машины вне зависимости от их количества. К чему привела неустойчивость прицепа? Считаю, его состояние (постоянные качения в пути), выбранная небезопасная скорость и дорога с уклоном (по материалам дела, 42 процента). Когда случилось ДТП, проезжая часть не была отремонтирована. Мои коллеги даже сняли видео, чтобы показать, как ведет себя прицеп в тех условиях на том участке. И даже после ремонта дорога не соответствует нормам, что подтверждено письмом из ДЭУ. По этой причине там и установлен знак «40».

— Рядом со мной к перекрестку выехала легковая машина, я принял в сторону, заехал на встречную, чтобы миновать автомобиль, увеличил боковой интервал, потому как впереди по дороге шли люди, — уточнил водитель. — Я не счел необходимым остановиться, хотя в теории мог. На мой взгляд, мой маневр уменьшил качение и силы бокового воздействия на закруглении дороги. А тротуара там не было, люди шли по краю дороги. Если бы была пешеходная дорожка, мне не нужно было бы смещаться на встречную и возвращаться. Именно после этого маневра все и случилось.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

В обсуждение вступили представители транспортной инспекции:

— По закону, сортименты увязываются по стойкам. Допускается закреплять груз между стойками только при перевозке по территории предприятия. При перевязке по диагонали некоторые бревна закреплены только с краю, это может привести при боковых усилиях к крену и в итоге к опрокидыванию. Водитель по ПДД должен контролировать фиксацию груза, его смещение, что сделано не было.

— Согласно документам, каждый трос выдерживает 3,889 тонны, — добавили сотрудники ТИ. — Фактическая масса груза в нашем случае — 21 тонна. Если было бы 6 тросов, они смогли бы сдержать бревна от разлета по дороге (3,889 × 6 = 23,334, то есть больше 21). Именно тросы, а не стойки фиксируют груз. Очевидное нарушение правил эксплуатации прицепа: бревна выступали за его границы. Это увеличивает силы, способствующие потере курсовой устойчивости, опрокидыванию. Груз однозначно был неправильно размещен водителем. Плюс он сам сказал, что уменьшил радиус поворота. В идеальных условиях — правильной загрузке, верной увязке, нормальном, а не уменьшенном радиусе поворота — прицеп не перевернулся бы на 40 км/ч. В любом случае, по 87-му пункту ПДД, водитель должен выбирать скорость, исходя из особенностей груза.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

Судья все же потребовал более категоричных заявлений:

— Вы готовы дать письменное заключение, что перевязка по диагонали, увязка не по всем стойкам, выступ бревен за поперечину прицепа в нашем конкретном случае фактически привели к перевороту?

— Мы готовы говорить, что при соблюдении всех правил прицеп перевернулся бы только при движении на скорости 47,8 км/час и выше, — таков был ответ представителя транспортной инспекции. — Перевозка груза запрещается, если нарушается устойчивость.

— В таком случае почему прицеп проехал 15 километров от места загрузки, а перевернулся только в том месте?

— Потому что водитель начал маневрировать и произошло смещение неверно закрепленных бревен.

— А в материалах дела другой вывод, — парирует судья. — Опрокидывание могло определяться действиями водителя, особенностями груза — требуется рассматривать все условия. Для суда недостаточно слова «могло», необходимо слово «определено». Согласно выводу эксперта, при движении на скорости 48 км/ч прицеп перевернулся бы независимо от укладки бревен. Верно ли будет сказать, что правила эксплуатации распространяются только на штатную перевозку, а не на аварийные случаи?

— Правила эксплуатации распространяются на все ситуации, — настаивали на своей позиции сотрудники инспекции. — Считаем, что неправильная перевязка усугубляет последствия нештатной ситуации.

А спасли бы тросы от разлета бревен?

Некоторую ясность в обсуждение внес конструктор МАЗа:

— Прицеп разработан в 2004 году. В правилах эксплуатации есть фраза: «По окончании погрузки хлыстов (стволов) погруженная пачка посередине должна быть увязана стальным тросом на конике (стойке)». Также говорится, что увязка производится только по противоположным стойкам. Требования увязки, подчеркну, всеми тросами нет. Кроме того, тросы предназначены для штатной транспортировки, а не для аварийной ситуации. Тросы выдержали бы 23,334 килограмма в идеальных условиях — если такой груз поднять на кране. Но при аварии на трос оказывает влияние масса сил. Сколько динамических факторов? Неизвестно.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

Судья обострил вопрос еще сильнее:

— Крен — это не штатная ситуация, а аварийная, то есть на нее не распространяются правила эксплуатации? Например, если прицеп перевернется и упадет с моста, смогут ли тросы удержать бревна?

— Предотвратил бы водитель разлет бревен при опрокидывании, если бы перевязал их всеми тросами? Правила эксплуатации не отвечают на этот вопрос, — заметил представитель МАЗа. — Но если бы бревна были бы закреплены, то разлет определенно был бы меньшим. Возможно, люди успели бы отскочить.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

Тут в обсуждение вмешалась потерпевшая Виктория с замечанием в адрес конструктора МАЗа:

— То есть вы выпускаете в серийное производство прицепы и не проверяете, как они поведут себя в случае аварии? На YouTube куча роликов, как они валятся на бок, в том числе и на пешеходов. А вы говорите, что нет исследований нештатных ситуаций.

Ответом послужила лишь сухая фраза: мол, все сертификаты и допуски у продукции имеются.

Несмотря на множество вопросов, оставшихся без ответа, обвинение настаивало на изначальной позиции: водитель нарушил не только 87-й пункт ПДД (что он признал), но и правила эксплуатации транспорта. По мнению прокурора, в дополнительных проверках необходимости нет.

Однако судья не согласился. По его инициативе материалы дела направлены для проведения новой комплексной экспертизы. Она должна дать конкретные ответы на многие вопросы:

  • Является ли нарушением эксплуатации ТС перевозка груза с перевязкой не всеми тросами? Каким образом должен быть перевязан груз, чтобы соблюсти все правила?
  • Предотвратила бы увязка груза всеми тросами разброс бревен и трагедию? Предназначены ли тросы для аварийной ситуации?
  • Каковы конкретные причины потери курсовой устойчивости ТС, приведшие к опрокидыванию? Связана ли потеря устойчивости с тем, что бревна выступали?
  • Можно ли рассчитать фактическую (мгновенную) скорость грузовика в момент ДТП?

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом, где погибли младенец и его бабушка

Рассмотрение дела продолжится после получения ответов.

Споры экспертов и ошибки обвинения на суде о ДТП с лесовозом в Ружанах

Сам суд должен быть беспристрастным, но участникам процесса, потерявшим близких, сложно сдержать эмоции. Второе заседание по делу о нашумевшем ДТП в Ружанах, когда бревна из опрокинувшегося прицепа лесовоза упали на двух женщин с коляской, выдалось в этом смысле неординарным.

Без громких фраз и восклицаний, извинений и обвинений. Только позиции экспертов и специалистов — с расчетами, выдержками из правовых актов, цитированием законов физики. Вывод заседания тоже нетривиален: СК предоставил прокуратуре оспариваемые данные, которые легли в основу обвинения.

Трагедия произошла в Ружанах в середине февраля этого года. В ДТП погибли 6-месячный ребенок и 44-летняя женщина (бабушка младенца), 25-летняя мать ребенка серьезно пострадала. Причиной стало опрокидывание загруженного прицепа лесовоза в тот момент, когда рядом проходили люди.

Факты и ошибки

«Утром 63-летний водитель МАЗа с прицепом в одном из лесничеств района осуществлял погрузку сортимента леса на закрепленный за ним автомобиль, — сообщали в СК о ходе расследования. — Во время загрузки мужчина ненадлежащим образом увязал груз, используя лишь два крепежных троса вместо положенных шести. Далее водитель направился по автомобильным дорогам общего пользования в направлении городского поселка Ружаны к месту разгрузки в городе Ивацевичи».

«Проезжая по улице Коссовской в Ружанах, водитель не учел особенности и состояние ТС, перевозимого им груза, на закруглении дороги применил неправильные приемы управления, — так описывали подробности происшествия следователи. — Это привело к опрокидыванию прицепа и разбросу бревен на обочину, где двигались две женщины с коляской. По данным средства навигации, установленного в авто, скорость в момент происшествия составляла 50 км/ч при максимально допустимой на данном участке дороги не более 40 км/ч. В ходе проведения автотехнической экспертизы установлено, что скорость, достаточная по условиям опрокидывания данного транспортного средства, составляет 47,8 км/ч».

На суде многие из перечисленных следователями данных (которые легли в основу обвинения) подверглись сомнению. Оказалось, фактическая скорость в момент ДТП — не 50 км/ч, а обязанность использовать все шесть тросов не закреплена в правовых актах. И вообще, не факт, что крепеж предотвратил бы разброс бревен.

Нарушение ПДД — да, правил эксплуатации — нет

Первое судебное заседание выдалось эмоционально напряженным. У девушки Виктории в один момент погибли дочь и мать, она настояла на максимальном наказании для обвиняемого. В первый день суда прозвучали и показания водителя Василия, его извинения, воспоминания о попытках достать людей из-под завала, слова непонимания, как могло произойти так, что прицеп перевернулся.

В то же время стала известна четкая позиция автомобилиста с почти 40-летним стажем: вину он признал частично. По его мнению, опрокидыванию поспособствовал уклон проезжей части, не соответствующий нормам. Мужчина не отрицает нарушения пункта 87 ПДД: «При выборе скорости движения водитель должен учитывать ограничения скорости, интенсивность движения, обзорность, особенности и состояние транспортного средства и перевозимого им груза, дорожные, погодные условия». Однако Василий отрицает превышение скорости, а вместе с ним — нарушение правил эксплуатации — укладки и закрепления груза. Как оказалось на втором заседании, у него есть основания для такой позиции.

На процесс пригласили специалистов и экспертов из Транспортной инспекции, Госкомитета судэкспертиз, компании, поставляющей спутниковое оборудование, конструктора МАЗа. Из выводов некоторых специалистов становится понятно: в этом деле не все однозначно.

Скорость — не 50

— На грузовик было установлено навигационное устройство литовского производства, — заявил на суде специалист «Белтрансспутника». — Следствие пришло к выводу, что скорость была 50 км/ч. Эти данные были сняты в 180 метрах от места аварии. На самом деле последнее показание прибора — в 80 метрах от места — 46 км/ч. Причем это не мгновенная скорость, а средняя за пройденный участок, которая высчитывается из координат. Модуль предназначен для определения местоположения (с погрешностью до 5 метров), а не скорости. Достоверной точности быть не может. Например, по показаниям GPS, после падения прицепа тягач ехал 8—12 км/ч, однако эти показания фиктивны, так как двигатель был заглушен.

Судья поднял вопрос о достоверности информации, предоставленной следствию:

— Из предоставленных данных выпадает участок, важный для определения скорости машины, информация будто бы обрезана «Белтрансспутником». При этом в бумагах СК значится ваш вывод: «Достоверно установлено, что машина ехала 50 км/ч». А по факту у вас на заседании появляются сомнения. Оказывается, фактическую скорость прибор не определяет. УПК требует устанавливать фактическую скорость, а не расчетную.

По расчетам экспертов, опрокидывание могло произойти при скорости 47,8 км/ч. Водитель утверждает, что ехал 40 км/ч, следственный эксперимент показал еще меньшее значение — 31 км/ч. Защита и вовсе настаивает, что опрокидывание произошло за перекрестком, в 15—20 метрах от него, где требование знака «40» могло уже не действовать.

Судья уточняет:

— В случае, если данные GPS неверны, а экспертным путем достоверно установить скорость нельзя (так сказано в заключении экспертов), за основу берутся показания следственного эксперимента (а это 31 км/ч). Так как быть?

Обязанность перевязать бревна всеми тросами — не категорична

Василий вспоминает:

— Вез два сортимента леса по четыре метра. В прицепе предусмотрено по шесть стоек с каждой стороны. Я загрузил лес как обычно. Укладывали ровно, некоторые бревна выступали на 25—50 сантиметров — чтобы равномерно распределить вес. Бревна потолще были ниже, поуже — выше. Потом увязал их двумя тросами, по диагонали. Изменений в конструкцию прицепа я не вносил. С одной стороны перекинул трос, перевязал на одной пачке, то же — на второй. Всего использовал два троса. Перевязал по диагонали — думал, что этого достаточно. Считал, что тросы нужны, чтобы лес не выпадал через верх стойки. О том, что трос может сдержать бревна от разлета при опрокидывании, никто на моем предприятии не говорил. Считаю, что количество тросов не влияет на движение бревен в прицепе, особенно в горизонтальной плоскости.

Обвиняемый озвучил важную мысль:

— По-моему, крепления тросов не выдержат нагрузки при падении машины вне зависимости от их количества. К чему привела неустойчивость прицепа? Считаю, его состояние (постоянные качения в пути), выбранная небезопасная скорость и дорога с уклоном (по материалам дела, 42 процента). Когда случилось ДТП, проезжая часть не была отремонтирована. Мои коллеги даже сняли видео, чтобы показать, как ведет себя прицеп в тех условиях на том участке. И даже после ремонта дорога не соответствует нормам, что подтверждено письмом из ДЭУ. По этой причине там и установлен знак «40».

— Рядом со мной к перекрестку выехала легковая машина, я принял в сторону, заехал на встречную, чтобы миновать автомобиль, увеличил боковой интервал, потому как впереди по дороге шли люди, — уточнил водитель. — Я не счел необходимым остановиться, хотя в теории мог. На мой взгляд, мой маневр уменьшил качение и силы бокового воздействия на закруглении дороги. А тротуара там не было, люди шли по краю дороги. Если бы была пешеходная дорожка, мне не нужно было бы смещаться на встречную и возвращаться. Именно после этого маневра все и случилось.

В обсуждение вступили представители транспортной инспекции:

— По закону, сортименты увязываются по стойкам. Допускается закреплять груз между стойками только при перевозке по территории предприятия. При перевязке по диагонали некоторые бревна закреплены только с краю, это может привести при боковых усилиях к крену и в итоге к опрокидыванию. Водитель по ПДД должен контролировать фиксацию груза, его смещение, что сделано не было.

— Согласно документам, каждый трос выдерживает 3,889 тонны, — добавили сотрудники ТИ. — Фактическая масса груза в нашем случае — 21 тонна. Если было бы 6 тросов, они смогли бы сдержать бревна от разлета по дороге (3,889 × 6 = 23,334, то есть больше 21). Именно тросы, а не стойки фиксируют груз. Очевидное нарушение правил эксплуатации прицепа: бревна выступали за его границы. Это увеличивает силы, способствующие потере курсовой устойчивости, опрокидыванию. Груз однозначно был неправильно размещен водителем. Плюс он сам сказал, что уменьшил радиус поворота. В идеальных условиях — правильной загрузке, верной увязке, нормальном, а не уменьшенном радиусе поворота — прицеп не перевернулся бы на 40 км/ч. В любом случае, по 87-му пункту ПДД, водитель должен выбирать скорость, исходя из особенностей груза.

Судья все же потребовал более категоричных заявлений:

— Вы готовы дать письменное заключение, что перевязка по диагонали, увязка не по всем стойкам, выступ бревен за поперечину прицепа в нашем конкретном случае фактически привели к перевороту?

— Мы готовы говорить, что при соблюдении всех правил прицеп перевернулся бы только при движении на скорости 47,8 км/час и выше, — таков был ответ представителя транспортной инспекции. — Перевозка груза запрещается, если нарушается устойчивость.

— В таком случае почему прицеп проехал 15 километров от места загрузки, а перевернулся только в том месте?

— Потому что водитель начал маневрировать и произошло смещение неверно закрепленных бревен.

— А в материалах дела другой вывод, — парирует судья. — Опрокидывание могло определяться действиями водителя, особенностями груза — требуется рассматривать все условия. Для суда недостаточно слова «могло», необходимо слово «определено». Согласно выводу эксперта, при движении на скорости 48 км/ч прицеп перевернулся бы независимо от укладки бревен. Верно ли будет сказать, что правила эксплуатации распространяются только на штатную перевозку, а не на аварийные случаи?

— Правила эксплуатации распространяются на все ситуации, — настаивали на своей позиции сотрудники инспекции. — Считаем, что неправильная перевязка усугубляет последствия нештатной ситуации.

А спасли бы тросы от разлета бревен?

Некоторую ясность в обсуждение внес конструктор МАЗа:

— Прицеп разработан в 2004 году. В правилах эксплуатации есть фраза: «По окончании погрузки хлыстов (стволов) погруженная пачка посередине должна быть увязана стальным тросом на конике (стойке)». Также говорится, что увязка производится только по противоположным стойкам. Требования увязки, подчеркну, всеми тросами нет. Кроме того, тросы предназначены для штатной транспортировки, а не для аварийной ситуации. Тросы выдержали бы 23,334 килограмма в идеальных условиях — если такой груз поднять на кране. Но при аварии на трос оказывает влияние масса сил. Сколько динамических факторов? Неизвестно.

Судья обострил вопрос еще сильнее:

— Крен — это не штатная ситуация, а аварийная, то есть на нее не распространяются правила эксплуатации? Например, если прицеп перевернется и упадет с моста, смогут ли тросы удержать бревна?

— Предотвратил бы водитель разлет бревен при опрокидывании, если бы перевязал их всеми тросами? Правила эксплуатации не отвечают на этот вопрос, — заметил представитель МАЗа. — Но если бы бревна были бы закреплены, то разлет определенно был бы меньшим. Возможно, люди успели бы отскочить.

Тут в обсуждение вмешалась потерпевшая Виктория с замечанием в адрес конструктора МАЗа:

— То есть вы выпускаете в серийное производство прицепы и не проверяете, как они поведут себя в случае аварии? На YouTube куча роликов, как они валятся на бок, в том числе и на пешеходов. А вы говорите, что нет исследований нештатных ситуаций.

Ответом послужила лишь сухая фраза: мол, все сертификаты и допуски у продукции имеются.


Несмотря на множество вопросов, оставшихся без ответа, обвинение настаивало на изначальной позиции: водитель нарушил не только 87-й пункт ПДД (что он признал), но и правила эксплуатации транспорта. По мнению прокурора, в дополнительных проверках необходимости нет.

Однако судья не согласился. По его инициативе материалы дела направлены для проведения новой комплексной экспертизы. Она должна дать конкретные ответы на многие вопросы:

  • Является ли нарушением эксплуатации ТС перевозка груза с перевязкой не всеми тросами? Каким образом должен быть перевязан груз, чтобы соблюсти все правила?
  • Предотвратила бы увязка груза всеми тросами разброс бревен и трагедию? Предназначены ли тросы для аварийной ситуации?
  • Каковы конкретные причины потери курсовой устойчивости ТС, приведшие к опрокидыванию? Связана ли потеря устойчивости с тем, что бревна выступали?
  • Можно ли рассчитать фактическую (мгновенную) скорость грузовика в момент ДТП?

Рассмотрение дела продолжится после получения ответов.

Источник информации: Андрей Гомыляев. Onliner.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

14.10.2019.
Теги: Ружаны, суд
Просмотров:
———————-
► Присоединяйтесь к нашему каналу Telegram и сообществу Viber

По этой же теме:

Свежие новости:

 

Возможность комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей. Это бесплатно. Присоединяйтесь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *