РазноеФорд самый быстрый – Самый мощный Ford в мире: цена и фото

Форд самый быстрый – Самый мощный Ford в мире: цена и фото

Ford «вырастил» самый мощный Mustang в истории

Судя по всему, в Ford решили подержать интригу чуть подольше – по той же схеме, что уже была реализована с суперкаром Ford GT. Поэтому на данный момент известно лишь, что Shelby GT500 получил 5,2-литровый V8 с новым алюминиевым блоком, иной поршневой группой и рядом прочих модификаций, а также весьма внушительным компрессором. Развивает этот мотор, как заявил производитель, «более 700 л.с.»

Таким образом, новый двигатель для «Мустанга» может оказаться даже мощнее, чем знаменитый Hellcat, который устанавливается на Dodge Challenger. И, к слову, этот мотор делает спорткар не только самым мощным «Мустангом», но и самым мощным «Фордом» в истории компании.

В качестве коробки передач для новинки в Ford впервые решились использовать семиступенчатый «робот», который передает тягу на задние колеса через уникальный карданный вал из углепластиков. По официальному заявлению, коробка способна переключать передачи меньше, чем за 100 миллисекунд. Известно также, что трансмиссия получила пять режимов работы, среди которых стандартный и спортивный, а также режимы для гоночной трассы и дрэговых заездов.

К слову, время новинки на классических 402 м также объявлено: Shelby GT500 преодолевает их меньше, чем за 11 секунд, а на набор 60 миль в час (96 км/ч) у него уходит «примерно 3 секунды». Это позволяет производителю называть новинку «самым динамичным «Мустангом» из тех, что когда-либо выпускали на улицы».

Кроме нового силового агрегата, спорткар получил также подвеску с доработанной геометрией, новыми амортизаторами и облегченными пружинами, собственный электроусилитель руля и внушительные тормоза Brembo с 420-миллиметровыми дисками и шестипоршневыми суппортами. Визуально новую версию можно опознать по огромной «пасти» радиаторной решетки, модифицированному капоту и бамперам с увеличенными воздухозаборниками: через все предусмотренные отверстия в моторный отсек «Мустанга» попадает в полтора раза больше воздуха, чем у «младшей» версии Shelby GT350.

На момент старта продаж Shelby GT500 будет предлагаться с двумя пакетами опций. В Handling Package входят регулируемые опоры передних стоек и иной спойлер, а Carbon Fibre Track Package делает купе еще более экстремальным. В него включены, к примеру, 20-дюймовые карбоновые колесные диски со специально изготовленной резиной Michelin Pilot Sport Cup 2, регулируемое карбоновое антикрыло GT4 вместо спойлера, сплиттер под передним бампером – и не входят задние сиденья: пакет предусматривает отказ от них ради экономии веса.

Обещано, что продажи стартуют уже этой осенью, но цены на новинку (как и более детальные технические характеристики) Ford планирует объявить позже.

auto.vesti.ru

Mustang Shelby GT500: самый мощный Ford в истории получил роботизированную коробку

Топ-версия Мустанга могла стать самой эффектной новинкой Детройтского автосалона, но несколько разочаровала поклонников марки Ford «засекреченными» динамическими характеристиками и отсутствием версии с МКП.

Спорткары, выпускаемые Фордом под суббрендом Shelby, всегда отличались толикой здорового консерватизма и стояли на страже американских автомобильных ценностей. Смешно сказать, но нынешний Shelby GT500 – первый среди одноименных предшественников автомобиль с независимой задней подвеской! Ну, с этим, конечно, ортодоксальные автолюбители готовы смириться, а вот роботизированная 7-ступенчатая коробка Tremec с двумя сцелениями – это, прямо скажем, решение сомнительное: трудящиеся опасаются, что она, во-первых, будет ненадёжной, а во-вторых, лишает их полного контроля над машиной. Вдобавок селектор режимов выполнен в виде нелепой шайбы, более подходящей для семейного микроавтобуса, нежели для спорткара – вслепую «накрутить» нужную позицию им будет проблематично. Коллеги из американских автомобильных изданий буквально атаковали фордовских представителей на выставке в Детройте – мол, ну что, будет «механика» или нет? Те сначала говорили, что не будет, но затем, видя накал страстей, заявили, что если клиенты очень захотят, то будет. Пока утешают тем, что «автомат» переключает передачи быстрее, чем любой человек на «механике» – всего за 100 миллисекунд.

Ещё посетителям выставки не понравилось, что технический характеристики нового флагманского спорткара Ford (прежде таким был среднемоторный GT, но весь запланированный к выпуску тираж уже распродан) обозначены лишь условно: мощность свыше 700 л.с., разгон до 60 миль/ч в районе трёх секунд, проезд четверти мили менее чем за 11 секунд. Точные цифры огласят ближе к старту продаж, который тоже обозначен расплывчато – осень этого года. Тем не менее уже понятно, что Mustang Shelby GT500 превзойдёт по мощности Chevrolet Camaro ZL1 1LE (659 л.с.), но уступит Dodge Challenger SRT Hellcat 2019 модельного года (808 л.с.). И понятно, что это будет самый мощный стоковый Ford в истории.

Под капотом нового Shelby GT500 стоит, в сущности, тот же 5,2-литровый V8, что у младшего Shelby GT350 (533 л.с.), но серьёзно доработанный специалистами спортивного подразделения Ford Performance. Дополнительные «лошадки» из мотора выжимает 2,65-литровый нагнетатель типа Roots с жидкостным интеркулером, установлены оригинальные головки блока цилиндров с увеличенными каналами охлаждения, усиленные шатуны и поддон с активными противоотливными заслонками.

Активные заслонки есть и в передней части кузова – они часть оригинального аэродинамического оперения Shelby GT500, причём с пакетом Carbon Fiber Track большинство его элементов изготовлены из углепластика. Так же этот пакет подразумевает 20-дюймовые углепластиковые колёсные диски, обутые в шины Michelin Pilot Sport Cup 2 (по умолчанию ставятся Michelin Pilot Sport 4S). Разумеется, у Shelby GT500 уникальные настройки подвески с активными амортизаторами MagneRide и самые мощные среди всех Мустангов тормоза: сквозь спицы передних колёс видны гигантский 420-миллиметровые составные «блины» Brembo с 6-поршневыми суппортами.

В салоне – кожаные ковши Recaro, обитый замшей руль и карбоновые вставки. Щиток приборов – исключительно электронный, что тоже не очень радует любителей классически маслкаров, им подавай классические стрелки и циферблаты. А вот к звуку выхлопа претензий точно не будет, он – бесподобный, в чём можно убедиться на фирменном видео.

Неважно, будет ли у нового Shelby GT500 ручная коробка или нет, – своё место в гаражах коллекционеров американской техники он в любом случае найдёт. К слову, Mustang продолжает оставаться самым популярным спорткаром в США: в 2018 году дилеры реализовали 75 842 экземпляра, на 7,36% процентов меньше, чем в 2017-м. Chevrolet Camaro нашёл в прошлом году 50 963 покупателя (-24,99%), Dodge Challenger – 66 716 (+3,38%).

В России Ford Mustang до сих пор официально не представлен, хотя и числится на русскоязычном потребительском сайте американской марки в разделе «будущие автомобили». Увы, судя по последним данным, будущее легковых Фордов в России под большим вопросом – даже некогда популярные Фокусы могут исчезнуть из продажи.

www.kolesa.ru

Ночной кошмар: американцы превратили Ford F-150 в самый быстрый в мире пикап

Тюнинг-ателье Roush Performance подтвердила на треке впечатляющие характеристики пикапа F-150 Nitemare, оснащённого 5,0-литровым компрессорным V8 мощностью 659 л.с.

Джек Руш, основатель гоночной команды и тюнинг-ателье Roush Performance, хорошо известен в американских кругах любителей автомобилей Ford. В середине 60-х годов Джек начал работать инженером-двигателистом в «синем овале», но уже в 70-х покинул компанию, чтобы заняться гонками – делал двигатели для дрэг-рейсинга, ралли-кроссов и других популярных в США серий, а затем с головой ушёл в NASCAR – на его машинах побеждали 19 пилотов. Продукцию ателье Roush Performance на данный момент составляют разнообразные варианты доработок спорткара Ford Mustang и пикапа Ford F-150.

Roush F-150 Nitemare – самая впечатляющая дорожная версия пикапа, представленная в октябре прошлого года. Его двигатель снабжён оригинальным механическим нагнетателем Roush TVS R2650, воздушным фильтром сниженного сопротивления, новым блоком электронного управления и новой выпускной системой. Отдача повышена со стоковых 390 л.с. и 525 Нм до 659 л.с. и 827 Нм, при этом Roush Performance даёт вполне солидную гарантию – 3 года или 36 000 миль (58 000 км) пробега. В виде опции предлагается настраиваемый звук выхлопа и оффроуд-пакет. Стоимость доработок весьма демократичная – от 19 150 долларов. Название Nitemare – это вольное написание слова nightmare, которое переводится с английского как «ночной кошмар». Стилистическое оформление трака – соответствующее.

Вчера Roush Performance опубликовала на Ютубе видео с дрэг-заездами пикапов F-150 Nitemare. Версия с двойной кабиной SuperCrew разогналась до 60 миль/ч (96,56 км/ч) за 4,1 с, версия с одиночной кабиной Regular – за 3,9 с. Этих циферок оказалось достаточно, чтобы назвать Nitemare самым быстрым серийным пикапом в мире.

Между тем в мае другое знаменитое американское тюнинг-ателье – Hennessey Performance – представило доработанный пикап Jeep Gladiator, оснащённый компрессорным 6,2-литровым V8 с отдачей в 1000 л.с. и 1265 Нм. Его динамические характеристики пока не объявлены, но, надо полагать, что при должной настройке такой Gladiator превзойдёт в дрэг-рейсинге Roush F-150 Nitemare.

www.kolesa.ru

Новый Mustang Shelby GT500 станет самым быстрым автомобилем Ford в истории

Ford Mustang всегда считался мощным и довольно быстрым автомобилем. Что уж говорить о версии, которая была названа в честь Кэрола Шелби, выдающая на порядок больше лошадей, нежели самая топовая модификация «гражданского».

Совсем недавно в Ford заявил о том, что Mustang не будет обновляться на протяжении ближайших 7 лет. Однако никто не отрицал выхода Shelby GT500 для крайнего кузова. О ней и решил поведать Авто Информатор, ссылаясь на материалы издания Carscoops.

Новый двигатель приносит Mustang сразу несколько новых титулов. Во-первых, он становится самым быстрым серийным автомобилем для дорог общего пользования. Во-вторых, Shelby GT500 становится обладателем самого мощного серийного V8 в мире.

Что же такого особенного в этом моторе, спросите вы? Это 5,2-литровый V8 от компании Dearborn с турбонаддувом, который показывает мощность в 760 лошадиных сил и 847 Нм крутящего момента. Этого достаточно, чтобы разогнать Mustang до максимальной скорости, ограниченной на отметке в 290 км/ч. Время разгона пока не разглашается.

С точки зрения мощности, Mustang Shelby GT500 2020 расположился между 707-сильным Dodge Challenger SRT Hellcat и 791-сильным Challenger SRT Hellcat Redeye. У него на 110 лошадиных сил больше, чем Chevrolet Camaro ZL1 2019 года. Для сравнения, один из самых желанных современных суперкаров, McLaren 720S, имеет 710 л.с. и 770 Нм крутящего момента, производимого 4,0-литровым V8 с двумя турбинами.

Новый Ford Mustang Shelby GT500 станет самым мощным дорожным автомобилем в истории компании

Новый Ford Mustang Shelby GT500 станет самым мощным дорожным автомобилем в истории компании

Его мощность достигнет 760 л.с.

Его мощность достигнет 760 л.с.

Ее выдает двигатель V8 объемом 5.2 литра

Ее выдает двигатель V8 объемом 5.2 литра

Ранее мы вспоминали, каким было первое поколение Ford Mustang.  Также писали, что компания планирует выпустить электрический кроссовер в стиле Mustang.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ее выдает двигатель V8 объемом 5.2 литра

avto.informator.ua

правдивая история главных героев фильма и его главной гонки

Это третья часть нашего рассказа о том, как компания Ford пыталась покорить гонку «24 часа Ле-Мана» – ранее мы уже рассказывали, почему руководитель концерна Генри Форд II решил бросить вызов Ferrari и как на свет появился автомобиль Ford GT40. В этой части описываются события, которым уделена львиная доля фильма «Ford против Ferrari». И если вы изначально не в курсе того, как проходила и чем закончилась гонка 1966 года – будет много спойлеров. Так что, решайте сами, читать ли этот материал до похода в кино…

За первые полтора года своего существования автомобиль Ford GT40 – гордость крупнейшего американского автоконцерна – на территории непосредственно Соединенных Штатов оказывался всего дважды. Первый раз – на помпезной презентации на Манхэттене, прошедшей в апреле 1963 года, через считанные часы после завершения сборки первого экземпляра. Второй – летом 1964-го. Странного вида человек сделал несколько кругов по одному из аэродромов в Калифорнии, вылез из-за руля и сказал одно-единственное слово: «Дерьмо».

GT40 создавался, чтобы отобрать у марки Ferrari победу на культовой гонке в Ле-Мане – однако первый блин вышел комом. Точнее, пожаром, двумя отказами коробки передач и общей нездоровой обстановкой в команде. Отношения между многими ключевыми сотрудниками проекта успели испортиться еще по ходу создания машины, проходившего в условиях тотального цейтнота. В результате, к примеру, Эрик Бродли (напомним, что GT40 по сути стал эволюцией его творения по имени Lola Mk. 6) сразу после провального «Ле-Мана» сделал Форду ручкой – хотя изначально подписал контракт на два года.

Но может быть, все дело в европейском подходе к делу? Ведь чуть ли не все руководители проекта были англичанами – даже Рой Лунн, которого Ford прислал из Детройта координировать процесс. Похоже, пора было подключать стопроцентных американцев.

Кобра вместо куриц

Судьба Кэрролла Шелби, сына обычного техасского почтальона, складывалась своеобразно: она обретала определенную упорядоченность только в связи с быстрыми машинами. Попытки найти себя в более приземленных занятиях заканчивались неудачно. Когда Шелби взялся разводить кур, эпидемия в считанные недели сгубила все поголовье. Бизнес по сдаче в аренду самосвалов вылетел в трубу. О семейной жизни техасца красноречиво свидетельствует количество заключенных Шелби браков – семь.

Кэрролл Шелби и актриса Джен Харрисон

Фото: Motorsport Images

Зато с гонками и спорткарами получалось если не все, то очень многое. На соляных полях Бонневиля американец установил полтора десятка рекордов. В Европе выступал за заводские команды Maserati и Aston Martin, в составе последней одержав победу в Ле-Мане. Даже когда дала о себе знать болезнь сердца, техасец какое-то время продолжал выступать – только теперь надо было не забыть перед выездом на трассу положить под язык таблетку нитроглицерина.

Потом талантливый гонщик превратился в не менее талантливого инженера и предпринимателя. Инженер придумал объединить легкое шасси британского спорткара AC Ace с мощным американским мотором – и получилась всемирно известная теперь Cobra. А предприниматель смог продать эту идею марке Ford, буквально очаровав легендарного менеджера Ли Якокку. Тому импонировало, как Шелби строит из себя магната, хотя остро нуждается в деньгах на развитие своего бизнеса. Как Шелби покрикивает даже во время переговоров в тихих офисах – привычка, сложившаяся за годы работы под рев моторов. Как Шелби делает вид, что душой болеет за Ford в сражении с Chevrolet – хотя наверняка хоть сейчас переметнулся бы на другую сторону, гарантируй ему General Motors бюджет побольше.

Спустя буквально несколько лет название Cobra стало в Америке настолько знаменитым, что даже в чартах появилась песня Hey Little Cobra, записанная группой Rip Chords. Дорожную версию заказывали себе известные спортсмены и актеры. На американских гоночных трассах машины наносили ранее непобедимым Chevrolet Corvette одно поражение за другим. А на первом для Ford Ле-Мане именно купе Cobra позволило американцам сохранить лицо: в то время как все три прототипа GT40 сошли, автомобиль команды Шелби стал лучшим в категории GT. И что было еще важнее – впервые за пять лет отобрал первое место в этом классе у марки Ferrari. Теперь Кэрролл должен был принести Ford победу в абсолютном зачете.

Второй блин Ford еще хуже первого

Впрочем, команда Шелби тоже не обходилась без европейцев. Самым запоминающимся из которых был Кен Майлс – водитель-испытатель, обкатывавший построенные Шелби машины и участвовавший на них в гонках (эпизод фильма о том, как Майлс оказался на мели, выдуман сценаристами – Кен к тому времени несколько лет был у Шелби на нормальной зарплате). Сложно сказать, что сильнее всего выделяло этого парня: характерный акцент выходца из Бирмингема – или привычка говорить сквозь зубы; не сразу и не всем понятный юмор – или любовь к чаю; талант пилота и механика – или боевой опыт, полученный командиром танкового экипажа Кеном Майлсом во время боев в Нормандии.

Кен Майлс в боксах Shelby American

Фото: Ford Motor Company

Англичанин не был лишен шарма, но и недоброжелателей наживал без труда. Даже в наиболее благожелательных по отношению к пилоту газетных статьях можно найти пассажи вроде такого: «Признаемся честно: не раз были ситуации, когда доброе слово о Кене Майлсе можно было услышать только от самого Кена Майлса». Именно англичанин был тем странного вида человеком, о котором шла речь в самом начале статьи и который охарактеризовал фордовский спорткар так кратко и емко.

Генри II прислал в помощь Шелби и Майлсу специалистов своего аэрокосмического подразделения – в эпоху битвы за покорение Луны в империи Ford было и такое. Инженеры запихнули на переднее кресло здоровенный ящик с электроникой, фактически впервые использовав для настройки гоночной машины компьютерный анализ данных. Только таким образом удалось диагностировать нехватку воздуха в подкапотном пространстве: двигатель не только мог перегреться (напомним, в Ле-Мане у одной из машин оплавились топливные шланги), но и плохо дышал.

Оптимизировав воздушные потоки, удалось добиться отдачи в 450 л.с. Но и этого показалось мало – достаточно быстро появилась идея заменить «маленький» 4,7-литровый V8 на новый, 7-литровый. Ford как раз начал ставить этот двигатель на топ-версии своих моделей – и специалисты по рекламе хотели с помощью гонок объяснить покупателю, почему за него стоит переплачивать. В результате было принято решение параллельно работать над двумя версиями машины, чтобы в следующем году выставить в Ле-Мане обе.

Американцы не забыли, что две из трех машин на гонке 1964 года сошли с трассы из-за поломок коробок передач. Причем Шелби понимал, что на версии с 7-литровым мотором нагрузки на трансмиссию и тормоза (из-за увеличившейся массы) будут еще больше. В итоге для машин с 4,7-литровыми моторами подобрали новую пятиступку ZF, а для двигателей объемом семь литров собрали четырехступенчатую, американской марки Kar-Kraft с шестернями от коробки, ставившейся на седаны Ford Galaxie. Правда, эта коробка была готова в самый последний момент и не успела пройти полного цикла испытаний…

Обычно ход гонки в Ле-Мане никак не описать в одном абзаце: когда шесть десятков машин мчатся на пределе в течение суток, ярких эпизодов и неожиданных сюжетных поворотов случается предостаточно. Но в 1965-м все было сравнительно просто: из 6-ти стартовавших GT40 ни один не смог продержаться на трассе и 7-ми часов. У более мощных версий ломались новые, недоработанные коробки, а у проверенных, казалось бы, 4,7-литровых V8 одна за другой прогорали прокладки головок блока. И все это – в прямом эфире: «Ле-Ман» впервые транслировало американское телевидение.

Ford против Ferrari в одном кадре: Ferrari 365 P2 экипажа Пайпер-Бонье и Ford Фила Хилла и Криса Эймона сражаются на гонке 1965 года

Фото: Motorsport Images

Стоит сказать, что гонка того года, проходившая в жаркую погоду, вообще была непростой. До финиша добрались 14 машин – против 24-х год назад. В частности, оба заводских спортпрототипа Ferrari сошли из-за неисправностей коробок передач. Выиграли в результате Йохен Риндт и Мастен Грегори, на машине которых еще в самом начале гонки отключилась половина цилиндров – из-за чего экипаж сразу отстал от лидеров на полчаса. Более того, легенда утверждает, что из-за сильного отставания по темпу от заводских прототипов ни один из пилотов не особо хотел продолжать участие в гонке. Но и терять гонорар гонщикам не улыбалось. Поэтому оба якобы ехали на ушах с целью как можно быстрее доломать машину.

Одним словом, когда «два этих маньяка», как позже назвал пилотов Жаки Икс, поднялись на вершину пьедестала, для многих это стало очередным доказательством непредсказуемости «Ле-Мана». Однако Генри Форда II все эти тонкости мало волновали. Для него было важно, что на первой строчке протокола опять (уже в шестой раз подряд!) была Ferrari. И вскоре Шелби и некоторые другие ключевые участники проекта GT40 получили открытки с изображением трассы в Ле-Мане и короткой надписью: «Лучше б вам выиграть. Генри Форд».

Момент истины

На следующий год Кен Майлс из странного человека превратился в очень странного. Он день за днем и неделю за неделей тестировал GT40 на калифорнийской базе команды Шелби. Нелюдимый, забывавший побриться и не особо хорошо пахнущий, он часами не вылезал из-за руля, чтобы получить идеальную, лишенную недостатков машину. Причем улучшал не только прототип, но и собственный пилотаж, сживаясь с автомобилем в одно целое.

Лидирующая группа на первом круге гонки 1965 года

Фото: Motorsport Images

Вместе с Майлсом Шелби доводил до ума коробку. Шестерни от седана оказались недостаточно прочными, и Кэрролл подобрал усиленные от пикапов Ford. Дошла очередь и до тормозов. Специально для GT40 были созданы новые вентилируемые диски, но и они на торможении в конце прямой Мюльсан накалялись до 1 500 градусов. Поэтому особенно важным было решение, до которого из участников «Ле-Мана» к тому моменту никто не додумался и которое разработал Фил Ремингтон, один из старых сотрудников Шелби.

Если конкуренты регулярно меняли только колодки и вынуждены были думать об износе дисков, придуманная Ремингтоном двухточечная система фиксации суппортов (которая по сей день используется на серийных машинах) позволяла менять и сами диски. Причем тратя на эту операцию всего минуту. GT40 были мощны и быстры, но и тормоза позволяли отыграть у Ferrari немало ценных секунд.

Впрочем, Шелби и Майлс теперь соревновались не только с итальянцами. Форд решил разложить яйца по разным корзинам, наняв для выступления в Ле-Мане еще две команды – Holman-Moody, ранее добившуюся немалых успехов в NASCAR, и британскую Alan Mann. И кстати, похоже, что Генри Второй добился своего: Шелби был взбешен, что его пытаются мотивировать таким образом – и в то же самое время лез из кожи вон, чтобы не проиграть другим выступавшим на Ford коллективам. Майлс не отставал: на официальных тестах в Ле-Мане он разложил две машины за день – практически повторив историю двухлетней давности. И еще сюрприз: для восстановления машин у заводской команды, участвующей в гонках на выносливость третий год, не оказалось нужных запчастей – одному из механиков пришлось на ушах за рулем фургона лететь в Женеву, чтобы забрать их с базы одного из клиентских коллективов.

«Ле-Ман» 1966 года должен был стать моментом истины чуть ли не для всех вовлеченных в проект GT40. Для Шелби на кону стояло продолжение сотрудничества с Ford. Менеджеры же самого Ford начали сомневаться, стоит ли продолжать возиться с гоночной программой в целом. Годом раньше адвокат Ральф Найдер опубликовал книгу «Опасен на любой скорости», где фактически обвинил американскую автоиндустрию в стимулировании продаж мощных автомобилей и повышении смертности на дорогах. На фоне развернувшейся дискуссии о безопасности реклама своих машин с помощью успехов на гонках выглядела уже не очень логично. Не исключено, что уход из гонок стал бы наилучшим выходом. Но уход  побежденным – наоборот, представлял собой худший из возможных вариантов.

Автомобиль Кена Майлса и Денни Хьюма на гонке 1966 года

Фото: Rainer W. Schlegelmilch

Поэтому перед гонкой в команде Шелби царила прямо-таки армейская дисциплина. Пилотам выдали целый набор инструкций. Не поднимать обороты выше 6 200. Застегивать ремни на пит-лейне – а не на прямой Мюльсан, как привыкли многие. При прочих равных соблюдать порядок, сложившийся по результатам квалификации. И никакой борьбы друг с другом.

Когда речь заходила о последнем пункте, непроницаемое лицо Майлса вызывало у менеджеров особое беспокойство. Весной Кен привел свой экипаж к победе в «12 часах Себринга», отказавшись послушаться указаний из боксов. Весь последний отрезок Майлс ехал на полную – и в итоге выиграл, когда на последнем круге лидировавший GT40 под управлением Герни остановился из-за поломки мотора. Нельзя сказать, что Майлс был каким-то образом виноват в сходе товарища по команде (оба выступали за Shelby American) – ведь Герни к моменту схода лидировал с преимуществом в круг и вряд ли так уж насиловал двигатель. Однако осадочек, конечно, остался.

Сложно удивляться тому, что Майлс, вложивший массу сил в доводку GT40, так сильно хотел выигрывать. Но и безотносительно событий последних лет жажда победы у англичанина зашкаливала. «Он свою бабушку обойдет в гонке за едой», – говорили про Кена соперники. И это была злая шутка.

Ferrari 330 P3 Педро Родригеса и Ричи Гинтера (№ 27) вышла в лидеры только во время вечернего дождя. Как только тот начал стихать, Ford без особых проблем снова вышли вперед. Позже красные машины стали страдать от перегрева – и, к примеру, машина № 27 не добралась даже до экватора гонки

Фото: Motorsport Images

Беспокоились менеджеры не зря. Уже к первому повороту машина Майлса была повреждена – не могла нормально закрыться водительская дверь. Кто-то говорит, что на старте автомобиль англичанина зацепил другой Ford, кто-то – что, прыгая в машину, Кен не успел нагнуть голову, и легкая дверца, ударив его по шлему, деформировалась.

Чем рисковал в такой ситуации пилот, в том же году на тестах перед Ле-Маном узнал Джеки Стюарт: «Дверь распахнулась на прямой, когда скорость была далеко за триста – и машина почти сразу начала отрываться от земли! К счастью, через считанные секунды дверь просто оторвало потоком воздуха – и морда с размаху снова опустилась на асфальт. На скорости под триста! Машина как-то удержалась на дороге, но это было чистым везением».

В конце первого круга Майлс подъехал к боксам, а после двухминутного ремонта вернулся на трассу последним. И пожалуй, в полной мере желание Кена победить проявилось только после этой заминки. Ford под номером 1 пошел в прорыв, буквально расшвыривая машины младших классов – при обгонах в конце главной прямой разница в скорости порой превышала 100 км/ч! Проезжая мимо главной трибуны, Кен раз за разом обновлял рекорд круга: средняя скорость росла на глазах – 225, 227, 228 км/ч! Это казалось невероятным: к концу первого часа Майлс был уже 3-м, уступая лишь Герни и Макларену.

Макларен тоже приехал не отбывать номер: каждая победа новозеландца делала рекламу не только Ford, но и пока мало кому известной компании Bruce McLaren Motor Racing. Однако дела в гонке складывались не слишком гладко. Так как личным спонсором Брюса и его напарника Криса Эймона была шинная марка Firestone, GT40 под номером 2 был обут именно в такие покрышки – в то время как остальные машины Шелби ехали на Goodyear. После своего стартового отрезка Макларен оценил состояние шин – и понял, что на Firestone с отслаивающимся протектором далеко не уехать. Еще ни разу не выигрывавший в Ле-Мане новозеландец повторно осматривает резину, перекидывается парой слов с Шелби, снова разглядывает покрышки – и решается. Эймона зазывают на внеплановый пит-стоп. До старта напарники договорились не особо гнать лошадей в начале гонки – но теперь, когда на смене колес потеряна пара минут, Макларен по ходу пит-стопа заглядывает в машину и говорит Эймону: Go like hell! – то есть «Гони как черт!»

Брюс Макларен

Фото: Motorsport Images

Загадка последнего метра

Скорость болидов Ford была впечатляющей, но о гарантированной победе речи все-таки не было. 7-литровые моторы сжирали за каждые 100 км почти 40 литров гоночного бензина и позволяли в конце прямой Мюльсан развивать больше чем 350 км/ч. Ferrari были медленнее, но 4-литровый V12 – первый двигатель марки с впрыском вместо карбюраторов – расходовал гораздо меньше топлива, что позволяло красным машинам реже заправляться. К тому же, машинам Ford раньше потребовалась замена тормозных колодок – а зарядивший еще до заката дождь заставлял гонщиков быть осторожнее и нивелировал преимущество американцев в скорости.

Впрочем, кто-то был осторожнее – а Майлс мчал на все деньги. Даже когда на стартовой прямой ему несколько раз показали табличку с требованием сбросить скорость, англичанин под дождем проезжал круг примерно за 3 минуты 40 секунд – всего на 10 секунд медленнее, чем по сухой трассе. Если бы на приборной панели машины Кена в тот день стоял измеритель уровня риска, этот прибор зашкалило бы раз и навсегда. К полуночи Майлс отыграл все потерянное на первом круге и вышел на первое место – но находившийся в голове пелотона с самого старта экипаж Герни и Джерри Гранта не отставал, то и дело перехватывая лидерство.

Не собирался сдаваться и Макларен – проинструктировав напарника «гнать как черт», он и сам следовал этому совету. Это год назад Брюс и Кен были заодно, так как ехали в одном экипаже. Теперь же каждый был сам за себя. Это в обычной жизни Брюс был настоящим джентльменом с безукоризненными манерами и мягким человеком, притягивавшим к себе людей – когда же на кону стояла первая победа в Ле-Мане, он не собирался щадить ни соперников, ни сокомандников. Шелби и куратор гоночной программы Ford Лео Биби укрылись от шквала в коридоре пит-билдинга. Им оставалось только ждать. Как метко заметил один из членов команды, оба были похожи на отцов у двери операционного отделения в детской больнице.  

Но на этот раз всю переменчивость характера «Ле-Мана» прочувствовал на себе противник. Около полуночи в знаменитых «эксах» не удержал на асфальте свой заводской прототип Ferrari 330 P3 Жан Гише – победитель гонки 1964 года, когда первый блин вышел для Ford пожаром и двумя сломанными коробками. Возвращаясь на трассу, француз помешал одному из пилотов Porsche – и немецкий автомобиль врезался в отбойники. Уворачиваясь от него, столкнулись еще две машины – а в них на полном ходу влетела вторая Ferrari 330 P3.

Машина Макларена и Эймона проезжает мимо обломков Ferrari 330 P3 экипажа Скарфиотти-Паркс

Фото: Rainer W. Schlegelmilch

Выбывший из гонки красный автомобиль не был самым быстрым, но эта авария стала своего рода прелюдией к окончательному разгрому. 330 P3 выглядели просто завораживающе, но начали сыпаться. Самая быстрая из красных машин (экипажа Педро Родригеса и Ричи Гинтера) сошла из-за поломки коробки передач глубокой ночью. Не добрался до финиша и Гише, вышедший целым из спровоцированного им завала: ближе к утру последняя из красных красавиц остановилась с отказавшим двигателем.

Пелотон теперь возглавляли сразу шесть Ford GT40, но напряжение в боксах не спадало. Ведь к этому моменту еще семь GT40 сошли. И речь шла отнюдь не только о немолодых машинах, принадлежащих частным командам – в списке оказались четыре из пяти прототипов, выставленных Holman-Moody и Alan Mann Racing. Шелби толком не знал, что делать: провал конкурентов радовал – но не захватит ли эпидемия поломок и болиды Shelby American? У боксов (ведь пит-волла тогда в Ле-Мане не было) опять появились таблички, призывавшие первую тройку сбросить ход.

И пилоты опять не послушались. Майлс и Макларен закусили удила, а у лидировавшего к утру Герни уже не оставалось выбора. Американец прекрасно помнил, что чувствуешь при отказе мотора за считанные метры до финиша. Но сбросить темп и наблюдать, как товарищи по команде уезжают вперед, Дэн не мог. В конце концов, он был впереди не только из-за неприятностей других. Понимая, каким нагрузкам подвергаются тормоза, Герни и его напарник Джери Грант по-своему поступали в конце прямой Мюльсан: на скорости в 340 км/ч бросали газ – и до 270 замедлялись за счет сопротивления воздуха и торможения двигателем. И только потом пускали в дело тормоза. Благодаря этому американцы смогли сберечь диски и колодки, и на машине № 3 тормоза пришлось менять на один раз меньше, чем на двух других автомобилях Shelby American. Но все это пошло прахом, когда в девять утра из-за течи в системе охлаждения перегрелся мотор. 

Спустя 20 лет после боев в Нормандии Майлс, похоже, выигрывал во Франции главную битву своей жизни. В феврале он выиграл в Дайтоне, в марте – в Себринге, а теперь шел первым в Ле-Мане. Макларен еще находился в одном круге с лидером, но все-таки прилично отставал – его наступательный порыв явно иссяк. Последняя оставшаяся в гонке машина Holman-Moody шла третьей и проигрывала паре автомобилей Shelby American больше десяти кругов.

Идея выстроить три машины бок о бок, чтобы они вместе пересекли финишную черту, пришла в голову Лео Биби. Судьи не возражали, а Генри Второго идея привела в восторг. Перед началом последнего отрезка Шелби рассказал о плане гонщикам: Майлсу это позерство не понравилось, но в шаге от триумфа он согласился выполнить требование команды. Поравнявшись, три машины ехали к финишной черте… 

Однако это делало победителем гонки Макларена. Обычно судьи присуждали победу тому, кто очевидно первым пересекал финишную линию. В случае сомнений предполагалось высчитать дистанцию, которую машины проехали ровно за 24 часа: для этого надо было умножить длину круга на количество полных кругов, а потом прибавить к получившемуся расстояние, которое автомобиль успевал проехать на последнем круге – до того момента, пока часы не покажут ровно 14:00. Как это делали в 1966-м, по появления GPS? Высчитывали среднюю скорость предпоследнего круга и умножали на нее количество минут или секунд, оставшихся до 14:00 в момент ухода на последний круг. 

Майлс и Макларен поравнялись друг с другом еще за пару кругов до финиша и ушли на последний круг практически одновременно. Из-за этого все подсчеты судей выдавали одинаковое время для обоих экипажей. Но был нюанс. Макларен квалифицировался хуже Майлса, и в момент начала гонки машина № 2 стояла на стартовой прямой примерно на 10 метров позади машины № 1. Эти 10 метров прибавлялись к результату Макларена и Эймона, что делало пройденную их экипажем дистанцию больше, чем в случае с экипажем Майлса и Денни Хьюма.

До 1966 года победитель гонки каждый раз был очевиден, и эти малоизвестные пункты никогда не применяли. А пытаясь разобраться в том, кто из пилотов и сотрудников Shelby American знал или не знал о таком необычном правиле, можно написать статью подлиннее этой. Существуют разные версии, и ни одна из них не считается даже основной.

Многие утверждают, что Майлс чуть ли не до начала награждения был уверен в победе. К примеру, он взял на борт и повез к подиуму напарника Дэнни Хьюма. Однако это ничего не доказывает: тогда так поступали не только победители

Фото: Motorsport Images

…поравнявшись, три машины ехали к финишной черте – и в последний момент Макларен нажал на педаль газа посильнее. Одни говорят, Брюс хотел сделать все наверняка, раз уж была такая возможность. Мало ли какие правила эти французы вспомнят и что потом насчитают: когда ты первым пересек линию, победу отобрать гораздо сложнее. Но тут же находятся утверждения, что судья с клетчатым флагом стоял чуть дальше линии хронометража – на которой и был зафиксирован фотофиниш, потребовавший всех этих сложных подсчетов…

Знал ли Майлс (не раз говоривший по ходу гонки механикам, что не собирается становиться вторым) обо всех этих нюансах – пожалуй, главная загадка. Возможно, он бы уверен, что победитель определяется по положению на трассе ровно через 24 часа после старта – а пересечение финишной линии считал протокольным событием. С другой стороны, цитируют фразу из интервью Кена вскоре после победы: «Я работаю на Ford. И если Ford скажет прыгнуть на машине в озеро – пожалуй, придется это сделать». А еще есть свидетельства, что Лео Биби считал Макларена, а не странноватого Майлса более подходящим на роль победителя. Опять же, стоит вспомнить, что новозеландец активно обкатывал первые прототипы GT40 еще в 1963 году, когда Майлса еще и близко не было…

Одним словом, триумф компании Ford, команды Shelby American, Генри Второго и Кэрролла Шелби обернулся тяжелым и наиболее обидным поражением для человека, который в течение двух лет делал из GT40 идеальную машину. В наши годы такому гонщику можно сказать, что будет следующий год – но в 60-е до этого следующего года еще надо было дожить. У Кена Майлса не получилось: через два месяца после триумфально-скандального «фотофиниша» англичанин погиб в аварии на трассе в Риверсайде. Во время тестов очередной версии GT40.

Неловкий подиум: слева с цветами – Макларен, третий слева – Хьюм, в пальто – Майлс, крайний справа – Эймон

Фото: Rainer W. Schlegelmilch

На этой временной отметке сюжет «Ford против Ferrari» заканчивается. Но история гоночного проекта Ford и автомобиля Ford GT40 была еще очень далека от завершения! Впереди еще мега-авария с участием сразу трех американских машин, изобретение процедуры обливания шампанским (да, известна даже конкретная гонка) и легендарный «Ле-Ман»1969 года, где машина по имени Старушка под управлением гонщика-красавчика противостояла противнику не менее грозному, чем Ferrari. Все это – в следующей статье цикла.

А еще можно посмотреть получасовой обзор той самой гонки 1966 года на видеоплатформе «Моторспорт ТВ».

ru.motorsport.com

5 больших ошибок и много-много неточностей

Конечно, мы не ждем от художественных фильмов стопроцентной достоверности. И этим материалом вовсе не критикуем создателей очередного блокбастера (хотя порой все-таки не очень понятно, зачем они меняли имя одного малоизвестного гонщика на имя другого малоизвестного гонщика). Собственно, даже ошибками называть эти моменты не совсем правильно: в одних случаях создатели картины корректировали реальную историю, чтобы не усложнять сюжет, в других – чтобы соблюсти некие законы жанра. 

Так что, этот материал – совсем не нытье и не злопыхательство (мы благодарны каждому режиссеру, кто выбрал темой фильма гонки, а не какое-нибудь вторжение инопланетян). Это, во-первых, подсказка для тех, кто захочет побольше узнать об истории программы Ford – им проще будет соотнести происходящее в фильме с реальными событиями. А во-вторых, лишнее напоминание о некоторых эпизодах из легендарного гоночного прошлого. 

Ошибка № 1. Ford GT40 создан Кэрроллом Шелби 

В фильме: приняв решение выступить в Ле-Мане, люди из Ford обращаются к Кэрроллу Шелби с просьбой построить гоночную машину.

На деле: Шелби действительно был вовлечен в проект выступления в Ле-Мане практически с самого начала, с лета 1963 года. Но он играл роль скорее очень авторитетного консультанта. Полноценно руководил созданием GT40 фордовский инженер Рой Лунн, который в фильме выведен эпизодическим персонажем и появляется в кадре секунд на пять. Под контроль Шелби проект был полностью передан летом 1964 года – после того как прошел первый неудачный для Ford гоночный сезон. То есть создатели фильма ампутировали целый год, включая один розыгрыш «24 часов Ле-Мана»: в реальности GT40 победил в легендарном марафоне с третьего, а не со второго раза.

Джон Уайер (слева) был связан с GT40 на протяжении 6-и лет. Он начал работать с машиной в 1963-м – и под его же руководством была одержана последняя победа в «Ле-Мане» в 1969-м, когда Шелби уже и думать об этой гонке забыл. Места в фильме Уайеру не нашлось

Фото: Motorsport Images

К тому же:

— Шелби и Якокка познакомились раньше, чем у компании Ford возникла идея принять участие в «Ле-Мане». Разработанные Шелби спорткары Cobra, которые не раз упоминаются и показываются в фильме как уже известные, пользующиеся популярностью машины, создавались в том числе на деньги Ford.

— именно первый прототип (не путать со спортпрототипом!) автомобиля Cobra в свое время был создан за те 90 дней, о которых упоминает Шелби в разговоре с Майлсом в закусочной. На постройку же предназначенного для участия в «Ле-Мане» купе GT40 ушло куда больше времени. Мы обо всем этом, само собой, уже рассказали.

Ошибка № 2. Кен Майлс остался на мели

В фильме: пилот зарабатывает на жизнь, обслуживая и ремонтируя машины в своей мастерской – и остается без денег, когда ее опечатывает налоговая инспекция.

На деле: Майлс плотно работал на Шелби как минимум весь период создания спорткара Cobra – а обкатка и доработка машины началась в 1962 году, т.е. за три года до передачи под контроль Шелби проекта GT40. Все это время Кен участвовал в испытаниях разных версий автомобиля и активно выступал в гонках – так что сцены с судьбоносными разговорами и ночными поездками на GT40 также вряд ли имеют под собой историческую основу.

К тому же: Кена Майлса, может, кто-то и когда-то и называл Бульдогом, но в источниках указаний на это не встречается. Зато известны два других прозвища. Любовь пилота к чаю отразилась в прозвище Teddy Teabag (teabag – чайный пакетик, а Teddy – распространенная в те годы марка таких пакетиков). А за манеру цедить слова, не открывая рот полностью, гонщика называли Sidebite (от английских слов «сторона» и «кусать»)

Ошибка № 3. На «24 часах Дайтоны» Майлс вырвал победу на последнем круге

В фильме: в финальной части гонки на радость Лео Биби лидирует Уолт Хангсен – и менеджер считает, что едущий вторым Майлс должен спокойно доехать до финиша на этой позиции. Шелби же показывает Майлсу табличку Go like hell («Гони как черт!») – и герой Кристиана Бейла обгоняет Хангсена на последних метрах дистанции.

На деле: знакомство с результатами «24 часов Дайтоны» 1966 года (кстати, тогда эта гонка впервые проводилась именно как суточный марафон) показывает нам, что экипаж Уолта Хангсена стал третьим с отставанием в 9 кругов. Ставший вторым экипаж Дэна Герни и Джери Гранта проиграл 8 кругов – то есть ни о какой борьбе на последних метрах и речи не шло.

В 1966 году Дэн Герни дважды сходил, отдавая лидерство Майлсу, и еще раз приехал вторым – следом за Майлсом

Фото: Motorsport Images

История же, которую пересказывают создатели фильма, случилась на «12 часах Себринга». До последнего круга лидировал Герни (а вовсе не Хангсен – эта замена имен вызывает особое недоумение), а Майлс был вторым. Англичанин действительно ехал на все деньги, не особо реагируя на просьбы придержать лошадей. И действительно в итоге выиграл. Но только из-за того, что за несколько сотен метров до финиша автомобиль Герни встал из-за поломки мотора. Причем никакой напряженной борьбы не было: к моменту судьбоносного отказа между двумя лидерами был целый круг. Так что, все как в старом анекдоте: не в Дайтоне, а в Себринге – и не Хангсен, а Герни – и не обгон, а поломка.

Кстати, финиш той гонки в любом случае вышел любопытным по следующей причине. В момент отказа мотора Герни решил не сдаваться и в буквальном смысле слова дотолкал машину до финиша. Майлс за это время успел выйти вперед, но автомобиль Герни пересек линию вторым. И практически сразу американца дисквалифицировали за создание опасной ситуации. А вот если бы Герни после схода спокойно пошел бы в тенечек – его экипаж был бы классифицирован вторым.

Что касается таблички Go like hell в руках Шелби – мы, конечно, не можем утверждать, что такого никогда не было. Однако фильм снимался с активным использованием материала документальной книги Go like hell американского журналиста Эй Джей Бейма – и в ней эта фраза произносится (а не пишется) в Ле-Мане (а не в Дайтоне) Брюсом Маклареном. Причем в очень примечательных обстоятельствах. Но об этом лучше прочитать в нашем рассказе о той легендарной гонке.

При таких мерах безопасности не приходится удивляться, что по ходу выигранных Майлсом «12 часов Себринга» погибли один пилот и четыре зрителя. В Ле-Мане было не особо безопаснее

Фото: Motorsport Images

Ошибка № 4. Лео Биби постоянно пытался «слить» Майлса 

В фильме: Лео Биби – один из приближенных Генри Форда II и куратор гоночной программы – постоянно пытается вычеркнуть Майлса из числа пилотов, задействованных в программе. Ему не нравится независимый характер пилота и его не вполне типичное поведение. Среди прочего Биби заставляет Шелби вычеркнуть пилота из списков участников «Ле-Мана» 1965 года. Майлс слушает радиотрансляцию гонки в ангаре на базе Shelby American в Калифорнии.

На деле: намеки на то, что Майлс не был любимым гонщиком Биби, действительно можно встретить в воспоминаниях тех, кто был связан с выступлениями Ford в Ле-Мане. Иногда менеджера обвиняют напрямую: мол, он специально подстроил тот самый знаменитый фотофиниш, чтобы смазливенький и обходительный Макларен обошел неприятного Майлса.

Однако то, что Биби «топил» англичанина все два года до гонки 1966 года – явное преувеличение. Лео был известен как раз тем, что предпочитал не лезть в работу гоночной команды – и частенько этим бравировал. К тому же, стоит учесть, что в том же 1966 году Ford привез на «Ле-Ман» 7 заводских машин (3 выставила Shelby American, и по 2 – Holman-Moody и Alan Mann). И вряд ли Биби стал бы так беситься из-за того, что 1 место из 14-и занимает его не самый любимый пилот.

Соответственно, Шелби не было необходимости запирать Биби в своем кабинете, укатывать Генри Форда II до слез и ставить на кон свою фирму.  

А в «Ле-Мане» 1965 года Майлс на самом деле участвовал и выбыл из борьбы на 4-м часу гонки из-за проблем с коробкой передач. Примечательно, что англичанин тогда выступал в одном экипаже с Маклареном, который «увел» победу у Майлса через год. Напарники превращаются в противников – удивительно, как создатели фильма прошли мимо такого отличного и понятного любому человеку сюжета.

Машина, на которой Кен Майлс и Брюс Макларен выступали в 1965 году

Фото: Motorsport Images

К тому же:

— рубеж в 7 тысяч оборотов, о котором с придыханием говорят в фильме, не был важен для езды на GT40. На высоких оборотах далеко не всегда их увеличение приводит к росту мощности – вот и на использовавшемся лидерами в 1966 году 7-литровом моторе максимальная мощность достигалась на 6 400 об/мин, а потом начинала пусть незначительно, но падать. Говорят, что в начале самого первого для Ford «Ле-Мана» 1964 года Ричи Гинтер, обгоняя Ferrari в борьбе за лидерство, довел обороты до семи тысяч – но крутить мотор еще дальше смысла не было никакого. Особенно с учетом того, что «перекрут» оставался одним из смертных грехов и в те годы, и позже, когда на трассы вышла более совершенная техника.

— скорость Ferrari в гонке 1966 года в фильме явно преувеличена. На деле Бандини ни разу по ходу гонки не лидировал с преимуществом в круг (как можно услышать в фильме). Ferrari вышли в лидеры вечером во время сильного дождя, но как только тот стих – пилоты на Ford без особого труда снова оказались впереди. Утренняя борьба Майлса с Бандини также не имеет под собой исторической основы: мотор на Ferrari под № 21 отказал между шестью и семью часами утра, причем в этот момент экипаж находился на пределами первой десятки.

— самый быстрый круг в «Ле-Мане» 1966 года в итоге остался совсем не за Майлсом – а за Деном Герни, сошедшим с трассы в девять утра.

По ходу гонки менялись тормозные диски – но никак не колесные ступицы в сборе с рычагами подвески, как это однажды показано в фильме

Фото: Motorsport Images

Ошибка № 5. Феррари лично руководит своей командой на гонках в Ле-Мане

В фильме: Энцо Феррари находится в боксах своей команды, раздает указания и делает саркастические комментарии в адрес Генри Форда II.

На деле: Одной из особенностей поведения (или даже странностей) Энцо Феррари уже в те годы было как раз нежелание ездить на гонки. Коммендаторе посещал исключительно соревнования в Монце – хоть и не ограничивался пятничными тренировками итальянского Гран При Ф1, как это утверждает легенда. Так что, в Ле-Мане в 1966 году Феррари не было. На трассе всем командовал Эудженио Драгони, руководитель гоночной команды Ferrari. Он там, кстати, натворил дел – но об этом расскажем уже как-нибудь в следующий раз.

К тому же: Концерн Fiat действительно стал совладельцем Ferrari – но это произошло только через 6 лет после переговоров с Ford. Однако доказательствами, что Феррари вел переговоры с Ford с целью набить цену при продаже компании Fiat, историки автомобильной отрасли не располагают.

Если Феррари оставался дома, то молодой конструктор Мауро Форгьери (позже создавший немало знаменитых машин Ф1) был в боксах постоянно. На фото он с пилотом Нино Ваккареллой по ходу «Ле-Мана» 1964 года

Фото: Motorsport Images

Читайте также:

ru.motorsport.com

Гоночный Форд | Автомобили Форд хорошо известны в автомобильных гонках

Гоночный автомобиль Lola MkVI GT 1963 годаГоночный автомобиль Lola MkVI GT 1963 года

Ruslan Vaudou — 2017-05-19 — 2018-06-12

Так сложилось исторически, что автомобильные гонки в Европе и Америке развивались отдельно и по своим законам. За океаном появились свои особые гоночные серии, популярность обрели овальные трассы. Но это не значит, что американцы полностью оградились от Европы. Большинство самых престижных гонок проходят в Старом свете, поэтому многие американские и азиатские команды старались проявить себя не именно там.

Прототип Ford GT40, 1963 год

Особым уважением среди гонщиков всех мастей пользуется 24-часовая гонка в Ле-Мане, что во Франции. Соревнование длинной в сутки на сверхскоростном автодроме – настоящие испытание и для пилотов, и для техники. Особенно Долгое время Ле-Ман покорялся исключительно европейским автопроизводителям, но полвека назад свою первую победу там отпраздновала команда Ford.

В основе среднемоторного купе лежит стальной монокок

В начале 60-х годов автомобили Форд неплохо проявляли себя в американских гонках. Серийные купе Galaxie доминировали в кузовном чемпионате NASCAR, а в чемпионате GT отлично зарекомендовали себя Ford Shelby Cobra. Но для выхода на наивысший международный уровень нужны были более совершенные модели – специально созданные спортпрототипы. Глава концерна Ford Motor Генри Форд II мечтал о громких победах в соревнованиях на выносливость – таких, как 24-часовая гонка в Ле-Мане.

Дебют Ford GT40 в Ле-Мане, 1964 год

В то время королями Ле-Мана были красные «жеребцы» Ferrari. Итальянская компания в то время испытывала финансовые затруднения и Энцо Феррари выставил свое детище на продажу. В Ford решили приобрести Ferrari и предложили баснословную, по тем временам, сумму – 18 миллионов долларов. Поначалу гордый итальянец согласился, тем более, что его решили оставить почетным президентом Ferrari. Но в последний момент Энцо узнал, что не сможет принимать решений без консультаций с руководством Ford, то в грубой форме выставил американцев за двери офиса.

Ford GT40 MkI 1964 года

Естественно, такое поведение Феррари очень разозлило Генри Форда II, и он решил доказать, что самостоятельно сможет достичь успехов в гонках. А для этого нужно победить красные болиды в Ле-Мане. Так в Форд открыли новую гоночную программу по созданию спортпрототипа.

Кабриолет Ford GT40 Roadster 1965 года

В те времена доминировать начали среднемоторные модели, но у Ford не было опыта их создания. Поэтому американцы наняли бывшего инженера Aston Martin Джона Уайера и обратились за помощью к британской компании Lola, которая уже строила болиды с использованием агрегатов Ford. Прообразом нового болида послужил Lola MKVI GT. В 1963 году совместными усилиями создали обтекаемое купе и кабриолет, названные GT40. Цифровой индекс указывал на небольшую высоту – 40 дюймов (1030 мм).

Название GT40 пошло от высоту кузова в 40 дюймов — 1020 мм

В основе GT40 лежал стальной монокок, к которому крепились стеклопластиковые кузовные панели. Таким образом удалось сделать автомобиль легким – 907 кг. Знакомый по Ford Mustang 4,7-литровый V8 доработали и подняли его мощность до 385 л. с., а в паре с ним работала 5-ступенчатая механическая трансмиссия ZF. Конечно, были установлены независимая подвеска и дисковые тормоза всех колес – в то время они уже были стандартом в сегменте спортпрототипов.

Ford GT40 MkII 1966 года

На протяжении года длились испытания Ford GT40, во время которых купе развивало 315 км/ч и разгонялось до 100 км/ч за 5 с, а до 160 км/ч – за 9 с. В апреле 1964 года несколько машин привезли на тесты в Ле-Ман. Это чуть не обернулось трагедией: на длинных прямых «носу» автомобиля не хватало прижимной силы. Один GT40 разбился, а другой был серьезно поврежден. В срочном порядке болиды отправили в Великобританию на доработку – им изменили дизайн передней части, что решило проблему. Но полностью от «детских болезней» избавиться не удалось. Во время 24-часовой гонки GT40 были очень быстрыми, но все сошли из-за технических проблем. Победу отпраздновал экипаж на Ferrari.

Ford GT40 MKII Криса Эймона и Брюса МакЛарена добыл историческую победу в Ле-Мане в1966 году

Это была настоящая катастрофа, но Генри Форд II не привык сдаваться. Просто конструкция была еще очень сырой. Тогда руководство Ford решило обратиться к своему давнему партнеру Кэроллу Шелби, создателю легендарных Cobra и Shelby-Mustang.

Победный финиш Ford GT40  в Ле-Мане, 1966 год

Этот техасец побеждал в Ле-Мане в 1959 году за рулем Aston Martin, а потому знал толк в гонках на выносливость. Он взялся за доработку модели и уже в феврале 1965 года GT40 добыл свою первую победу на Гран-при в Дайтоне. Но Ле-Ман снова не покорился – GT40 установили рекорд круга в гонке, но до финиша не доехали и опять уступили Ferrari.

Дорожный Ford GT40 MkIII  1967 года

Новый сезон 1966 года команда Ford встретила во всеоружии. От развития кабриолета отказались и сконцентрировались на купе. Проблемы с надежностью удалось решить, что показало первое место в гонке в Себринге. А к Ле-Ману же подготовили обновленный GT40 MkII. К его созданию Шелби подошел чисто по-американски: установил под капотом огромный 7,0-литровый V8 от Ford Galaxie. Купе стало тяжелее на 150 кг, но это компенсировалось серьезной мощностью – 485 л. с.

Главное отличие GT40 MkII – 7,0-литровый 485-сильный V8

На прямых болиды Ford без труда развивали 340 км/ч. С такими монстрами конкурировать было невозможно: GT40 заняли первое, второе и третье места, причем были так близко, что победителя определял фотофиниш. Триумфовал экипаж Криса Эймона и Брюса МакЛарена. Затем Ford продолжил победоносную ходу на Гран-при в Дайтоне и Реймсе, что позволило команде выиграть чемпионат мира. Генри Форд II ликовал, он доказал Энцо Феррари, что его автомобили лучше.

Салон GT40 MkIII отличался улучшенной отделкой, наличием отопителя и радиоFord GT40 MkIV 1967 года сделали более обтекаемым

Чтобы отпраздновать победу, выпустили семь дорожных Ford GT40 MkIII. Он отличался более мягкой подвеской, двухместным салоном с кожаной отделкой, наличием багажника отопителя и радио. Мощность 4,7-литрового мотора снизили до 335 л. с., но динамика все равно была отличной – 5,3 с до 100 км/ч и максимальные 265 км/ч. Автомобиль стоил 18500 долларов, то есть дешевле дорожных Ferrari и Lamborghini. Но автолюбители не рискнули покупать его – удалось продать лишь семь купе.

Ford GT40 на старте 24-часовой гонки в Ле-Мане, 1967 годНа прямых Ле-Мана скорость Ford GT40 MkIV превышала 350  км/ч

Американцы ликовали, но решили не останавливаться на достигнутом. На следующий год был готов улучшенный GT40 MkIV. Его проектировали уже без участия Lola. В Детройте создали полностью новое шасси. Кузов также преобразился – стал более обтекаемым и с лучшей прижимной силой за счет заостренного заднего спойлера.

Ford GT40 MkIV и его творец Кэролл Шелби

В конструкции были широко использованы алюминиевые сплавы, поэтому массу снизили до 1000 кг. Мощность 7,0-литрового мотора выросла до 500 л. с., а максимальная скорость достигла 354 км/ч. MkIV повторил успех в Ле-Мане – на сей раз победителями стали американские звезды автоспорта Дэн Гарни и Энтони Фойт. Ford также победил в 12-часовой гонке в Себринге.

Ford GT40 MkI Gulf 1968 года

С непобедимыми американскими автомобилями было трудно бороться на трассе, и тогда соперники пошли другим путем. В Международной федерации автоспорта решили ограничить объем двигателей спортпрототипов на отметке в 5,0 л. После этого в Ford решили прекратить развитие программы GT40 так, как она была весьма затратной.

Но болиды Ford не покинули гонки, их продолжали использовать частные команды. Особенно успешными оказались GT40 британца Джона Уайера, который приобрел стандартные купе 1965 года, улучшил их аэродинамику и установил новый 5,0-литровый V8 мощностью 425 л. с. Так получился GT40 MkI Gulf.

Современная копия Ford GT40

В 1968 году он повторил успех в Ле-Мане с Педро Родригесом и Люсьеном Бьянчи за рулем. К тому же команда Ford снова победила в чемпионате мира. Покорился Ле-Ман и в 1969 году. Интересно, что четвертый триумф в круглосуточной гонке принесли уже другие пилоты (Жаки Икс и Джек Оливер), но они использовали тот же автомобиль, что и их предшественники. Шасси и двигатель без труда выдержали два 24-часовых марафона.

Ford GT 2005 года

После этого Ford GT40 отправили на заслуженный отдых, ведь конкуренты стали мощнее и быстрее. Генри Форд II добился цели, а Ferrari с того времени больше не побеждали в Ле-Мане. Купе вошло в историю, как один из самых успешных гоночных автомобилей своего времени, оно стало символом целеустремленности и воле к победе. Всего выпустили 107 машин, но коллекционерам этого показалось мало, и за ними началась настоящая охота. Даже сейчас многие специализированные компании выпускают копии GT40.

Гоночный Ford GT, 2007 год

А в 2005 году создали купе Ford GT, которое внешне является практически копией знаменитого предка. Этот автомобиль с 550-сильным V8 – чисто дорожный, хотя несколько Ford GT все же доработали для участия в гонках. Впрочем, в Ford не забывают о знаменитом прошлом и на старт Ле-Мана-2016 вышел полностью новый GT с 3,5-литровым 600-сильным турбомотором. Возвращение оказалось успешным: аккурат к полувековому юбилею первой победы Ford GT40 он занял первое место в своем классе.

В 2016 году новый Ford GT вернулся в Ле-Ман и занял первое место в классе

www.fordac.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о