РазноеКак стать информатором – Как стать настоящим аналитиком требований. Часть 1. Великими аналитиками рождаются или становятся?

Как стать информатором – Как стать настоящим аналитиком требований. Часть 1. Великими аналитиками рождаются или становятся?

Содержание

О чем не расскажут на журфаке: работа с информаторами

Одно из свидетельств того, насколько советская власть изуродовала наше общество, – тот факт, что практически у всех наших сограждан слово «информатор» ассоциируется со «стукачом» КГБ или (что немногим лучше) милицейским осведомителем. Но определение «информатора» намного шире.

И одно из них – это постоянный источник информации журналиста в каком-либо государственном ведомстве или любой иной организации. Источник, как правило, негласный. Грамотная работа с такими источниками – это своего рода «высший пилотаж» в журналистике.

 

Кто эти люди?

Думаю, всякий по-настоящему преданный своей работе журналист, особенно в таких сложных сферах, как политика, экономика, журналистские расследования, рано или поздно обзаводится группой собственных информаторов. По моим наблюдениям, реже всего информаторы есть у «новостников» – журналистов информагентств и новостных отделов. Чаще всего – у тех, кто занимается исследовательской журналистикой, либо специализируется на узкой и сложной теме (например, ВПК или IT-индустрия).

Конечно, такой расклад – не догма, а лишь закономерность. По-настоящему важен тут лишь опыт работы и имя журналиста. Например, я начал работать в 1995 году, но первые полноценные информаторы у меня начали появляться лишь лет десять спустя. При этом очень важно отличать человека, который действительно может стать ценным информатором, от хорошо замаскировавшегося городского сумасшедшего, для которого журналист – лишь средство донести до «широких масс» свои соображения относительно тотальной коррупции или всемирного заговора.

Настоящий информатор – это своего рода алмаз, и чтобы найти его, порой приходится перелопатить горы «мусора». Но такой информатор сам по себе может направить историю в иное русло. Достаточно вспомнить «Уотергейт» и расследование, которое вели журналисты Карл Бернстайн и Боб Вудворд. Отправить в отставку президента Ричарда Никсона они смогли только благодаря данным, которые получили от загадочного информатора по прозвищу «Глубокая глотка» (в переводе фильма «Вся президентская рать» на русский использовано слово «Хрипач», что неверно).

Личность «Глубокой глотки» десятилетиями была загадкой, и только в 2005 году, незадолго до смерти, 93-летний заместитель директора ФБР Марк Фелт признался: именно он был информатором, которого прозвали Deep Throat.

Мотивация журналистских информаторов принципиально отличается от мотивации «шестерок», работающих на спецслужбы. В подавляющем большинстве случаев этими людьми движет либо стремление добиться справедливости (как они ее понимают), либо психологическое желание приобщиться к «таинству» журналистики – да, за пределами нашего профессионального круга романтиков хватает. Впрочем, нередко таким осведомителем становится друг, одноклассник, дальний родственник и т.д. – но это уже совсем другой класс информаторов.

 

Как работать с информаторами

Я принципиально не буду обсуждать здесь вопрос денежной оплаты за информацию. Большинство белорусских независимых СМИ беднее церковных мышей, так что принцип «мы вам деньги, вы нам эксклюзив» оставим для москвичей вроде Life News. В наших условиях эффективнее всего мотивировать информатора, создавая у него чувство важности и значимости. Туда же – осознание причастности к чему-то очень серьезному, важному для всей страны. Конечно, почти наверняка оно раздуто на пустом месте, но никто же пока не отменял «Чувство Собственной Важности», первоначально блестяще описанное интернет-ресурсом «Луркморье». Так что один из залогов успеха журналиста – умение культивировать ЧСВ у своих источников информации.

Лично мой опыт показал: самый ценный, самый эффективный и полезный информатор – тот, который сам предложил сотрудничество журналисту, сам вышел на него. В спецслужбах подобных добровольцев так и называют – «инициативщики». Но тут сразу возникает проблема доверия – то, что называют «грань доверия». Про замаскировавшихся «городских сумасшедших» я уже упоминал. Но хуже, когда человек, который порывается стать информатором, – на самом деле провокатор, который хочет использовать журналиста в собственных целях – для т.н. «слива» информации. Полученная от него информация может быть как недостоверной (чтобы скомпрометировать, подставить журналиста), либо вполне достоверной – но однобокой (тут журналист становится орудием чужих интриг).

«Грань доверия» информатору – это очень тонкая тема, и никаких алгоритмов действий здесь не существует. Можно попросить информатора представить какие-то конфиденциальные документы – но современные технологии фальсификации, дезинформации и вербовки отработаны спецслужбами уже настолько, что могут ввести в заблуждение даже самого опытного и проницательного журналиста-расследователя. Так что нужно помнить, что любая работа с информатором – это заведомо риск для журналиста. Профессиональный риск.

Чтобы понять, как это бывает, стоит посмотреть сериал «Служба новостей» (The Newsroom), где уже в первом сезоне героям приходится решать нелегкую проблему доверия информатору.

В реальной жизни работа с информаторами важнее и сложнее, чем это показывается в кино. Например, в российском медиа-сообществе принято считать, что НТВ (то, знаменитое, 90-х годов) «раскрутилось» как лучшая информационная компания во многом благодаря хорошей сети собственных информаторов в самых разных сферах. При этом отношения с информаторами журналисты и редакторы НТВ выстраивали на основе взаимного интереса и уважения, а не просто: «Скажи мне все, что знаешь, и радуйся, что это было в эфире». К тому же НТВшники строго соблюдали все законы профессиональной этики, понимая, как часто информаторы реально рискуют своим положением, выходя на связь с журналистами.

Можно вспомнить 1995 год, когда журналистка НТВ Елена Масюк сделала в горах Чечни интервью с Шамилем Басаевым, который перед этим прославился наглым захватом больницы в Буденновске. Интервью было показано по НТВ, после чего на канал и на саму Масюк началось давление со стороны властей – спецслужбы требовали выдать информаторов журналистов в чеченском подполье.

Вот как потом вспоминала об этом Елена Масюк: «Тогдашний главный охранник президента Ельцина всесильный Коржаков написал письмо и.о. генерального прокурора РФ Ильюшенко о необходимости привлечь меня к уголовной ответственности. Прокуратура начала проверку по ст. 190 (недонесение о преступлении) и ст. 189 (укрывательство преступления) УК РФ. Допрашивать меня следователь приехал в телекомпанию, задавал всякие вопросы типа: как далеко находились от места встречи с Басаевым федеральные войска, когда я с ним предварительно договорилась о встрече, ну и всякое такое прочее. Мне кажется, что следователь прекрасно понимал всю глупость затеянного, но выполнял приказ. Действительно, где я могла укрывать Басаева, о каком преступлении я должна была сообщить, когда это преступление уже свершилось и преступник чудесным образом отпущен?!».

Тогда журналистам удалось отстоять свои источники – демократия в России еще действовала.

 

Дело чести

Для авторитетного журналиста дело чести и дело принципа – в любой ситуации сохранить личность информатора в тайне. Можно сказать даже жестче: личность информатора не может быть раскрыта ни в какой ситуации и ни при каких условиях. Хотя иногда случается так, что в результате каких-то медиа-войн списки информаторов СМИ становятся достоянием публики. Так, например, произошло в ходе конфликта вокруг российского информагентства Ura.ru. Чтобы подобного не случилось, следует придерживаться базового подхода: информаторы – это «капитал» не всего СМИ, а конкретного журналиста, который с ними работает. Только он должен знать их личности – и больше никто! А вся история с Ura.ru – это вообще нечто за гранью добра и зла.

К счастью, в большинстве стран и законодательные акты, и профессиональные кодексы этики становятся на сторону журналистов, защищающих анонимность своих информаторов. Профессиональное правило, по которому журналист не должен раскрывать свои источники, защищено, например, в России законом о СМИ, где конфиденциальной информации посвящена статья 41. Она гласит: «Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне. Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени.

Но есть еще более жесткий подход. «Кодекс профессиональной этики российского журналиста», принятый на Конгрессе журналистов России в 1994 году, эту этическую норму формулирует следующим образом: «Журналист сохраняет профессиональную тайну в отношении источника информации, полученной конфиденциальным путем. Никто не может принудить его к раскрытию этого источника».

Интересно, что если российский закон о СМИ обязанность по защите информатора возлагает на редакцию, то белорусский – на журналиста (что мне кажется более логичным и разумным). Процитирую закон о СМИ в РБ:

— Статья 34, пункт 4.5: [Журналист обязан] сохранять конфиденциальность информации и источники ее получения, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 статьи 39 настоящего Закона;

— Статья 39. Защита источника информации

1. Юридическое лицо, на которое возложены функции редакции средства массовой информации, журналист средства массовой информации не обязаны называть источник информации и не вправе раскрывать данные о физическом или юридическом лице, предоставившем сведения, без согласия этого лица.

2. Источник информации и данные о физическом или юридическом лице, предоставившем сведения, называются по требованию органа уголовного преследования, суда в связи с производством предварительного расследования, судебным разбирательством.

До сих пор в Беларуси не было громких инцидентов, когда бы государственные органы заставляли журналиста или редакцию СМИ раскрыть их источник. Однако все рано или поздно случается впервые. Вполне можно представить себе ситуацию, когда некие госструктуры принципиально начнут «дожимать» журналиста, чтобы тот раскрыл свой источник. И получить предписание суда для них – дело техники.

Понятно, что в такой ситуации журналист окажется в ситуации выбора между вариантами «оба хуже». Сдаешь источник – позор и крест на карьере, не сдаешь – конфликт с законом. Но и тут из ситуации можно выйти с честью. Загнанный в угол журналист может публично заявить следователям: «А никакого источника, собственно, и не было! Я все это сам придумал. Наказывайте!». Фишка в том, что наказать тут очень сложно. За что – за «введение в заблуждение с использованием служебного положения»? Вряд ли в реальности журналисту грозит что-то более серьезное, чем штраф и/или увольнение. Зато аплодисменты коллег и имидж человека, не сдающего свои источники, – обеспечены.

Вон, недавно на Всемирном конгрессе русской прессы в Москве Сергей Мироненко, директор Государственного архива РФ, заявил в своем выступлении: «Не было никаких 28 панфиловцев, которые в бою под Дубосековом якобы остановили 50 немецких танков. И фразы «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!», якобы сказанной политруком Клочковым, – тоже не было. Фразу придумал литературный секретарь газеты «Красная Звезда» Александр Кривицкий вместе со всей историей подвига. И все это военная прокуратура установила еще в 1948 году. Но материалы засекретили, потому что миф давно жил своей жизнью». И что, наказали Кривицкого? Правильно, не наказали.

В любом случае, журналисту будет проще работать, если он заранее договорится со своим источником, на каких условиях тот передает информацию. Как бы заключить с ним негласный договор, разумеется, устный. Здесь существуют следующие варианты:

— Для печати: оглашена может быть вся информация и указан ее источник.

— Без ссылки на источник: полученная информация может быть оглашена при условии, что не будет указан источник, ее предоставивший.

— Для фона: полученная информация может быть использована без прямой ссылки на источник (например, «по словам источника из правительственных кругов», «по сведениям от официального лица» и т.п.).

— Не для печати: информация не может быть опубликована, она предоставляется журналисту лишь для ознакомления, т.е. сугубо конфиденциальным образом.

Розы и галантность. Как ФСБ вербует информаторов в России – The New York Times / НВ

9 сентября 2018, 10:20

Сюжет

Цей матеріал також доступний українською

Наталья Грязневич из движения Открытая Россия отказалась быть осведомителем ФСБ

Российские спецслужбы осовременили и вернули в обиход практику вербовки информаторов и «стукачей», хорошо известную в СССР и ГДР. Теперь целью сотрудников ФСБ чаще всего становятся сотрудники неправительственных организаций, а предметом интереса — их зарубежные контакты и связи, пишет в своем материале американское издание The New York Times.

НВ предлагает ознакомиться с полным переводом этой публикации.


Огромный российский аппарат госбезопасности часто демонстрирует свою силу посредством жестоких действий: это крепкие полицейские, избивающие протестующих в ходе массовых акций, или же загадочные головорезы, нападающие и порой даже убивающие оппозиционных политиков и журналистов.

Однако у системы есть и более мягкое — и более коварное обличье: вежливый, улыбающийся, хорошо одетый мужчина с букетом цветов, который внезапно явился в начале прошлого месяца к Наталье Грязневич, в ее московскую квартиру на девятом этаже.

Человек, представившийся лишь «Андреем», предложил Грязневич, 29-летней сотруднице продемократического общественного движения Открытая Россия, встретиться с ним на чашечку кофе и побеседовать. «Ведь вы, похоже, любите кофе», — сказал он, намекая, что он знает о ней и многое другое.

«Он вел себя как старый друг, которого я не узнала», — вспоминает Грязневич.

Озадаченная поначалу, она наконец поняла, что происходит, когда они встретились и он засыпал ее вопросами о поездках за границу и контактах за рубежом. «Андрей» пытался завербовать ее в качестве осведомителя, осознала Грязневич.

«Давайте будем друзьями, — настаивал он. — Подумайте о себе. Вы хотите сделать карьеру, и можете далеко пойти с нашей поддержкой».

Рассказ Грязневич о предложении вербовки, не содержавшем в себе угроз, приоткрывает завесу над одним из наиболее секретных и зловещих аспектов системы безопасности России.

«Давайте будем друзьями, — настаивал он. — Подумайте о себе. Вы хотите сделать карьеру, и можете далеко пойти с нашей поддержкой»

Известные в русском языке как «стукачи» — советский термин неопределенной этимологии — информаторы по сути служат шпионами российского государства как внутри страны, так и за ее пределами. Они далеко не так вездесущи в современной России, как были в Восточной Германии или в Советском Союзе, где миллионы людей «сдавали» своих друзей и коллег.

Но, будучи запрещенной в начале 1990-х, практика заманивания россиян в сети информирования об их же согражданах, похоже, снова становится широко распространенной.

Власти жаждут инсайдреской информации о своей внутренней оппозиции, с тех пор как зимой 2011 года из ниоткуда вспыхнули масштабные антиправительственные демонстрации, чрезвычайно нервируя Кремль. Новый всплеск протестов, начавшийся в мае 2017 года, был хотя и меньше предыдущей волны, но также застал власти врасплох — и увеличил ценность инсайдерской информации.

Сколько человек работает информантами, узнать невозможно: единственные люди, которые говорят о попытках вербовки, — это отказавшиеся.

Виктор Воронков, директор Центра независимых социальных исследований в Санкт-Петербурге, ранее в этом году рассказал российской газете Новой газете, что как минимум четверо сотрудников его центра сообщили о том, что их пыталась завербовать Федеральная служба безопасности (ФСБ) — преемник КГБ.

Запрещенная в начале 1990-х, практика заманивания россиян в сети информирования об их же согражданах, похоже, снова становится широко распространенной

В разговоре с The New York Times на минувшей неделе он сказал, что не знает о каких-либо дальнейших подобных попытках, но предположил, что подход пытались найти и ко многим другим его сотрудникам. «Поверьте мне, люди редко сообщают о таких вещах», — говорит он, добавляя, что многих из тех, к кому обращаются [органы госбезопасности], просят подписать соглашения о неразглашении.

Очевидный знак того, что службы безопасности снова вышли на рынок информаторов, появился в 2016 году, когда российский новостной телеканал Life, часто использующий ФСБ в качестве источника утечек, рассказал о том, что отставные информаторы получают государственные пенсии в обмен на их услуги. Ранее подобный стимул предлагали только штатным сотрудникам спецслужб.

Однако главный мотив стать информатором — скорее не деньги, а обещание быстрого решения юридических или других проблем.

Евгений Шторн, 35-летний социолог, родившийся в Казахстане, вспоминает, как во время работы в исследовательском центре имени Воронкова в Санкт-Петербурге его вызвали на встречу в Федеральную миграционную службу, чтобы обсудить его заявку на российское гражданство, которую незадолго до этого отклонили. Когда Шторн отправился в офис миграционной службы в декабре, как было назначено, его отвели наверх в офис с камерами наблюдения снаружи и без каких-либо опознавательных надписей.

Социолог Евгений Шторн, отказавшись от сотрудничества с ФСБ, бежал в Ирландию / Фото из соцсетей

Шторна встретил вежливый мужчина, показавший удостоверение сотрудника ФСБ. Он пояснил, что ему все известно о провале заявки на получение гражданства и притворился, будто считает такой вердикт очень прискорбным. «Затем он очень быстро перешел к вопросам об исследовательском центре, об иностранных фондах и правозащитных организациях», — вспоминает экс-сотрудник Центра независимых социальных исследований.

По словам Шторна, который является гомсексуалом и занимался исследованиями нападений на геев и транссексуалов в России, быстро стало очевидно, что его выбрали как потенциального информатора из-за высокой уязвимости — как в связи с его бесправным положением из-за отсутствия гражданства, так и из-за участия в правозащитных группах, отстаивающих права гомосексуалов. Шторна заверили, что отклоненная заявка может быть пересмотрена в будущем, а затем почти два часа допрашивали об иностранных фондах, финансовой поддержке правозащитных групп и исследовательских центров в России, а также о его собственных контактах с иностранными дипломатами и активистами.

На следующий день тот же агент позвонил Шторну снова и попросил еще об одной встрече. Он отказался. Офицер снова позвонил, и он снова отказался.

«Их стратегия заключается в том, чтобы найти уязвимость и через нее принудить вас сотрудничать с ними. Чем вы слабее, тем выше вероятность того, что рано или поздно они выйдут на контакт с вами», — говорит Шторн в телефонном разговоре из Ирландии, куда он бежал в январе после отказа от сотрудничества.

Пребывая в уверенности, что недовольство в России во многом является продуктом работы враждебных иностранных сил, российский правоохранительный госаппарат все чаще фокусируется на проникновении в организации, имеющие реальные или предполагаемые связи с иностранными учреждениями или правительствами, говорит Марк Галеотти, эксперт по российской системе госбезопасности из Института международных отношений в Праге.

Охота за информаторами стала гораздо более целенаправленной, чем в Советском Союзе, когда КГБ пополняло свой список людьми, передававшими бесполезные служебные слухи и домашние сплетниОхота за информаторами, по его словам, «стала гораздо более целенаправленной», чем в Советском Союзе, когда КГБ пополняло свой список людьми, передававшими бесполезные служебные слухи и домашние сплетни. Сегодня, отмечает Галеотти, ставка делается на поиск информаторов, которые могут иметь реальную инсайдерскую информацию о террористических группировках, подобных Исламскому государству, а также о мирных иностранных организациях, занимающихся развитием демократии, что Кремль считает опасной угрозой.

Длинный список иностранных неприбыльных организаций был объявлен угрозой национальной безопасности России, а его фигуранты — «нежелательными», в том числе и лондонский офис организации Грязневич, движения Открытая Россия.

По словам Галеотти, Кремль особенно обеспокоен такими группами, как Открытая Россия, из-за их связей с Михаилом Ходорковским, изгнанным российским миллиардером, который после десяти лет в российских тюрьмах теперь живет в Лондоне и финансирует широкий спектр проектов, призванных содействовать продвижению демократии и гражданских свобод в России.

Открытая Россия, чье московское представительство дважды подвергалось нападкам со стороны властей, утверждает, что получает часть финансирования от Ходорковского, но не от его лондонских групп, объявленных «нежелательными». Представители Открытой России в России настаивают, что они представляют не столько организацию, сколько альянс небольших российских групп гражданского общества.

Потрясенная, но также заинтригованная мотивом и личностью незнакомца, который появился у дверей ее квартиры с цветами, Грязневич взяла его номер телефона. Позвонив своему руководителю в Открытой России, чтобы попросить совета, она согласилась встретиться с ним.

«Я понятия не имел, кто он и чего хотел, но он был очень вежлив и учтив», — вспоминает Грязневич, недавно вернувшаяся из Владивостока на востоке страны, где она провела ночь в полицейском участке за то, что помогала организовать в городе конференцию, спонсируемую Открытой Россией.

За кофе «Андрей» быстро дал понять, что знает все о ее проблемах с полицией во Владивостоке — и обескураживающий объем информации о ее жизни в целом, включая поездки за границу от имени Открытой России.

Мужчина предложил помочь Грязневич разрешить юридические вопросы, пояснив, что ее адвокат «не сможет защитить вас, но мы сможем» — если только она ответит взаимностью и также «поможет» [ФСБ].

За кофе «Андрей» быстро дал понять, что знает все о ее проблемах с полицией во Владивостоке — и обескураживающий объем информации о ее жизни в целом

Его предложение, по словам Грязневич, состояло в следующем: если она согласится встречаться раз в неделю и предоставлять информацию, особенно о ее зарубежных контактах — кто они, что делают и почему, — ей больше не нужно будет беспокоиться о преследованиях полиции и угрозах тюремного заключения. «Мы можем решить все эти проблемы», — сказали ей.

Грязневич отметила, что «Андрей» мало интересовался деятельностью Открытой России внутри страны, о которой он уже, казалось, знал достаточно, но вместо этого сосредоточился на взаимодействии движения с иностранцами.

Он отбросил свою старательную учтивость единственный раз — когда она отказалась быть осведомителем и отвергла его настояние держать их встречу в тайне. Но даже тогда, говорит Грязневич, он не перешел к грубым угрозам, с которыми часто ассоциируют спецслужбы России. «Было очевидно, что подобные беседы ему приходится вести не впервые», — говорит он.

По словам Галеотти, вежливость — стандартное прикрытие служб безопасности во всем мире. «Все знают, что принуждение — наименее эффективный способ привлечь людей на вашу сторону», — рассказывает эксперт.

Таинственный обольститель Грязневич так и не сказал, кем же он был. «Он не ответил конкретно ни на один из моих вопросов», — отмечает она, но не сомневается в том, что «Андрей» работал на ФСБ — главный столп российской системы безопасности, чья задача — сохранение власти президента Владимира Путина.

Через несколько дней после встречи она опубликовала об этом пост в Facebook, объяснив, что хочет рассказать о своем опыте как можно большему числу людей, и тогда «может, стукачей в наших рядах станет меньше».

Предлагая рекомендации другим мишеням вербовки, она предупредила: «Не пытайтесь их перехитрить. Они не идиоты». И пусть очарование «рекрутера» не вводит в заблуждение, добавила она: «Это не менты, которые ловят на улице и кладут лицом в пол. Это интеллигентное приветствие, комплименты и галантность. Но суть — та же».

Перевод НВ

Инструкция для тех, кто хочет стать программистом с нуля

Начать свой путь к карьере программиста стоит с ответа на вопрос, нужно ли вам программирование вообще? Этот вопрос не относится к тем, кто учится или учился по специальности, близкой к программированию. Если вам в школе математика давалась лучше, чем гуманитарные науки, если вам нравится проводить много времени за компьютером, если вам хочется изучать что-то новое, тогда программирование вам подойдёт.

С чего начать

Есть несколько вариантов развития событий, в результате которых человек становится программистом. Первый — родители-программисты, которые всему научили своих детей. Таким детям даже не нужно идти в университет. Второй вариант — модная профессия программиста. После школы нужно было выбрать, куда пойти учиться, и выбрали модное направление IT, вроде бы понравилось. И последний вариант — хобби, которое переросло в работу.

Если с вами ничего из вышеперечисленного не произошло, значит, у вас есть выбор из четырёх вариантов:

  • Самообразование. Этот вариант можно использовать как самостоятельно, так и в паре с другими методами. В интернете полно сайтов, книг и приложений, которые помогают изучать различные языки программирования и технологии. Но это самый тяжёлый путь для начинающих.
  • Университет. Если вы оканчиваете школу и хотите быть программистом, тогда идите в университет. Если не за знаниями, тогда за корочкой. Она может послужить бонусом при устройстве на работу. Хотя и какие-то знания вы тоже получите. Но не забывайте заниматься и самообучением. К выбору вуза стоит подойти очень ответственно. Внимательно изучите программы обучения и выбирайте лучшие технические вузы.
  • Ментор. Будет очень неплохо, если вы найдёте человека, который согласится помочь вам и направит вас в правильную сторону. Он подскажет подходящие книги и ресурсы, проверит ваш код, даст полезные советы. Кстати, мы уже писали о полезном ресурсе, где вы сможете найти ментора. Наставника можно искать среди знакомых программистов, на IT-тусовках и конференциях, на онлайн-форумах и так далее.
  • Специализированные практические курсы. Попробуйте поискать в своём городе курсы, где вас обучат какому-нибудь языку программирования или технологии. Я был приятно удивлён количеством таких курсов в Киеве, в том числе бесплатных и с последующим трудоустройством.

Какой язык, технологию и направление выбрать

Когда вы станете программистом, через годик-другой будете вольны выбирать любой язык, который вам нравится. Но при выборе первого языка программирования новичок должен учитывать следующие критерии:

  • Наличие на рынке вакансий. Конечная цель этого пути — найти работу программистом. А это будет трудно сделать, если на рынке вакансий никто не будет искать разработчиков на вашем языке программирования. Проверьте сайты с вакансиями, посмотрите, кого больше ищут, выпишите десяток языков. И переходите к следующему критерию.
  • Низкий уровень вхождения. Если вам придётся потратить длительное время на изучение языка, это может отбить у вас охоту к программированию вообще. Почитайте о тех языках, которые вы выбрали выше. Просмотрите литературу, которую нужно будет прочитать, чтобы изучить эти языки. И выберите те, о которых пишут, что они лёгкие, или которые вам показались лёгкими. Такими языками могут оказаться PHP, Ruby, Python.
  • Кайф от процесса. Если вам не нравится писать код на выбранном языке, вы не будете получать удовольствия от этого процесса, от работы и от жизни. А оно вам надо? Делайте правильный выбор.

Также вам придётся определиться с направлением программирования. Мобильное, десктопное, игры, веб, низкоуровневое программирование и так далее. Самые популярные и относительно лёгкие отрасли — разработка под веб, мобильные и десктопные клиенты. Под каждое направление может подходить один язык и совсем не подходить другой. То есть при выборе языка программирования также стоит отталкиваться и от этого фактора.

В любом случае изучите веб-технологии. Это язык разметки HTML, стили CSS и JavaScript, который позволит сделать вашу страницу динамической. На следующем этапе изучите серверный язык (Python, PHP, Ruby и другие) и подходящие для него веб-фреймворки. Изучите базы данных: практически в каждой вакансии программиста это упоминается.

Как получить начальный опыт

Без опыта вы не получите работу. Без работы вы не получите опыт. Замкнутый круг реальной жизни. Но ничего страшного, мы из него выберемся.

Во-первых, не стоит ждать, пока вы прочитаете все книги по выбранному языку программирования. Начинайте писать свои первые строки кода уже после второй главы книги. Выполняйте все задания из книг, перепечатывайте примеры, разбирайтесь в них. Усложняйте примеры и задания из книг своими идеями. Создавайте свои задачи к пройденному материалу. Решайте эти задачи.

Во-вторых, вам нужно найти свои первые проекты. Это, наверное, самый сложный вариант, но рабочий. Вам придётся самому искать заказы, выполнять их, заморачиваться с оплатой. Для новичка это архисложно, но зато затем все остальные варианты покажутся плёвым делом. Выполненные проекты можно будет записать в опыт и показать вашему будущему работодателю. Реальные проекты являются большим плюсом в вашем резюме.

Если вы знаете английский язык, регистрируйтесь лучше на англоязычных биржах. Рынок там больше. Если не знаете английского, учите его. А пока что вам доступны русскоязычные биржи фриланса. Ищите небольшие проекты, которые соответствуют вашему уровню знаний или чуть выше него. Подайте заявку на пару десятков таких заданий. И приготовьтесь получить море отказов. Но если одна-две заявки выстрелят, у вас будет шанс получить реальный опыт.

Ещё одним неплохим вариантом для получения реального опыта является open source. Таким проектам всегда нужны новые люди, пусть даже и новички. Вы можете поискать в проекте баги или посмотреть в баг-трекере и предложить методы их решения. Найти такие проекты легко на GitHub или других сервисах для хостинга кода. Не стесняйтесь задавать там вопросы.

Четвёртый вариант получения опыта — помощь знакомым программистам. Попросите их передать вам маленькие и несложные задания. Если что-то не будет получаться, у вас всегда будет к кому обратиться. И при этом вы будете участвовать в реальном проекте.

Последний способ — собственные проекты, различные хакатоны или работа в коворкинге. Свои проекты сложно начинать самому, лучше поискать знакомых или друзей.

Почему стоит выбрать Python

Давайте немного подробнее поговорим о выборе первого языка программирования. Первый язык должен быть простым и популярным на рынке. Таким языком является Python. Я очень советую выбрать именно его в качестве первого языка программирования.

Код программы на Python читабелен. Вам даже не нужно быть программистом, чтобы в общих чертах понять, что происходит в программе. Из-за несложного синтаксиса Python вам понадобится меньше времени для написания программы, чем, например, на Java. Огромная база библиотек, которая сэкономит вам кучу сил, нервов и времени. Python является высокоуровневым языком. А значит, вам не нужно особо думать о ячейках памяти и о том, что там разместить. Python — язык широкого назначения. И он такой простой, что даже дети могут его выучить.

Справедливости ради стоит упомянуть и о других языках программирования. Java может стать неплохим выбором для новичка. Этот язык популярнее, чем Python, но и немного сложнее. Зато инструменты для разработки гораздо лучше проработаны. Стоит только сравнить Eclipse и IDLE. После Java вам будет проще перейти к работе с низкоуровневыми языками программирования.

PHP — ещё один очень популярный язык. И, мне кажется, он даже проще, чем Python. Очень легко найти себе ментора или решение какой-нибудь проблемы на форуме. Всё потому, что в мире существует огромное количество PHP-программистов разного уровня. В PHP нет нормального импорта, есть множество вариантов решения одной и той же задачи. А это усложняет обучение. И PHP заточен исключительно под веб.

Языки C и C# очень сложны для новичка. Ruby — хороший выбор в качестве второго языка, но не первого. JavaScript — очень простой язык, но ничему хорошему он вас не научит. А задача первого языка программирования всё-таки научить вас чему-то правильному, задать какую-то логику.

Важен ли английский язык

Важен! Не знаете? Учите. Знаете? Совершенствуйте. Учитесь читать, писать, слушать и говорить на английском. Делайте упор на техническую литературу. Слушайте англоязычные подкасты. Читайте англоязычные учебники по программированию.

Что нужно знать, кроме языка программирования

Конечно же, кроме языка программирования и английского, нужно знать что-то ещё. А вот что — зависит от направления, которое вы выберете. Веб-программист обязан знать HTML, CSS, JavaScript. Десктоп-программист учит API операционной системы и различные фреймворки. Разработчик мобильных приложений учит фреймворки Android, iOS или Windows Phone.

Всем нужно выучить алгоритмы. Попробуйте пройти курс на Coursera или найти подходящую для себя книгу по алгоритмам. Кроме этого, нужно знать одну из баз данных, паттерны программирования, структуры данных. Стоит также познакомиться с репозиториями кода. Хотя бы с одним. Обязательно знание систем версионного контроля. Выбирайте Git, он самый популярный. Вам нужно знать инструменты, с которыми вы работаете, операционную систему и среду разработки. И главный навык программиста — уметь гуглить. Без этого вы не проживёте.

Последние шаги

Вам нужно подготовить резюме. Не просто резюме, а хорошее резюме. Не стоит писать там лишней информации, но и умалчивать о своих умениях тоже не нужно. После того как вас пригласят на интервью, вы должны к нему подготовиться. Пройдитесь по материалу, который указан в вашем резюме. Вы должны быть уверены в своих знаниях. Просмотрите проекты, над которыми вы работали, вспомните технологии, которые вы применяли. И вперёд — к светлому будущему с новой профессией программиста.

кто это такой и как им стать

ФСБ (Федеральная служба безопасности) — это орган исполнительной власти в Российской Федерации, специальная служба, которая осуществляет в пределах полномочий задач по обеспечению безопасности РФ.

Эта служба наделена правом проведения предварительных следствий, дознаний, разведывательной и оперативно-розыскной деятельности. Предусматривается федеральная государственная служба для гражданского населения и военная служба.

Руководит данным органом непосредственно президент РФ.

Структура ФСБ

В своей структуре ФСБ имеет департаменты, управления, службы, различные подразделения, которые осуществляют деятельность органов СБ, а еще подразделения, которые наделены управленческими функциями. Также в структуру входят органы территориальной безопасности, которыми являются отделы (или управления) Федеральной СБ по различным субъектам России. Кроме них, еще в структуру входят те органы безопасности, которые осуществляют контроль за войсками. Это отделы, которые располагаются в вооруженных силах, воинских формированиях, различных войсках и органах, которые ими управляют. В структуру входят и пограничные органы. Это отделы, отряды или управления Федеральной службы безопасности РФ по несению пограничной службы.

Сотрудники ФСБ

Прежде чем пытаться попасть на работу, нужно понять, чем занимается внештатный сотрудник ФСБ. Среди сотрудников службы есть деление на несколько групп: штатные и внештатные.

Штатные сотрудники официально числятся в рядах ФСБ, имеют удостоверения, подтверждающие их принадлежность к данному органу власти. Круг их полномочий жестко регулируется служебными положениями и законодательством. За превышение полномочий данные сотрудники несут уголовную или административную ответственность, в зависимости от состава преступления и силы проступка.

внештатный сотрудник фсб

Внештатные сотрудники не оформляются официально. Их сотрудничество нигде не фиксируется и происходит на добровольной основе.

Устраиваясь на работу внештатным сотрудником, можно попасть в любое из подразделений службы безопасности страны — в пограничные отряды или воинские формирования.

Кто такой внештатный сотрудник

Внештатный сотрудник ФСБ имеет статус, отличающийся от штатного работника.

Отдельных лиц, с их согласия, органы ФСБ могут приглашать к сотрудничеству для решения обязанностей, которые возложены на саму ФСБ. Привлечение может происходить на внештатной основе. Это означает, что человек, который пришел работать, нигде не числится в официальных документах органов. Он предоставляет информацию на добровольной основе. В большинстве случаев данный сотрудник не получает вознаграждения и не является кадровым служащим.

Полномочия

Внештатный сотрудник ФСБ наделен полномочиями, которые определяются нормативными документами федерального органа в области безопасности. Деятельность внештатного сотрудника контролируется лицом, уполномоченным к этому вышестоящим руководством. Действия этого сотрудника регламентируются Законодательством Российской Федерации.

Внештатный сотрудник не является лицом, несущим официальную службу в органах. Несмотря на это, его действия также жестко контролируются и регламентируются. Такому работнику не выдается табельное оружие. Его сотрудничество носит исключительно информативный характер. Применение незаконных методов получения информации, манипулирование данными и предоставление заведомо ложных фактов повлекут за собой ответственность, определять степень которой будет суд.

как стать внештатным сотрудником фсб

Принимая участие в различных операциях по противодействию терроризму или обороту наркотических средств, внештатный сотрудник должен самостоятельно оценивать опасность или безопасность ситуации для него. Применять оружие или насильственные меры он не имеет права. В случае невыполнения договоренностей или превышения полномочий, служба может отказаться от услуг внештатного сотрудника. Для расторжения сотрудничества не нужно писать заявление на увольнение, отрабатывать 14 дней и прочее. Моменты, предусмотренные законодательством, распространяются только на тех лиц, которые оформлены официально. Остальные условия регулируются соглашением между внештатным сотрудником и СБ.

Права

Внештатный сотрудник ФСБ права и обязанности имеет почти такие же, как и сотрудники, находящиеся в штате.

Лицо, оказывающее содействие органам ФСБ, имеет право:

  • заключить конфиденциальный контракт с органами ФСБ;
  • получать от работников службы пояснения к своим задачам, правам и обязанностям;
  • для сохранения конфиденциальности личности использовать документы, зашифрованные в целях конспирации;
  • получать за работу вознаграждение;
  • за ущерб, нанесенный имуществу или здоровью во время сотрудничества, получать компенсацию.

Обязанности

Работа внештатным сотрудником ФСБ предполагает выполнение обязанностей:

  • соблюдать оговоренные в контракте или договоре о взаимодействии условия;
  • выполнять необходимые поручения от органов ФСБ;
  • не предоставлять умышленно неправдивую, необъективную, клеветническую информацию;
  • не разглашать государственную тайну или любые сведения, имеющие отношение к заданию.
внештатный сотрудник фсб отзывы

Кроме того, существует ряд запретов, которые нельзя нарушать ни под каким предлогом:

  • привлекать на основе контракта депутатов, прокуроров, судей, несовершеннолетних, адвокатов, священнослужителей или лиц, официально зарегистрированных в религиозных организациях.

Сведения о сотрудниках, работающих вне штата, могут быть преданы гласности только после получения письменного разрешения этих лиц и только в тех случаях, которые предусмотрены федеральными законами.

Контроль

Исполнение законов органами Федеральной службы безопасности отслеживает Генеральный прокурор Российской Федерации, а также прокуроры, которые им уполномочены для осуществления данных мероприятий. Информация о лицах, которые оказали или еще продолжают оказывать помощь на основе конфиденциальности, а также информация о методах, средствах, тактиках и методиках деятельности под надзор прокурора не попадают.

Что делают внештатные сотрудники

Кто же такой — внештатный сотрудник ФСБ? Что это такое — оказание содействия?

По сути, внештатники — это те люди, которые практически всегда оказывают помощь органам. Они принимают участие во всевозможных рейдах или облавах по торговым точкам, оказывают помощь в выявлении административных правонарушений, получают для органов полезную и необходимую информацию.

Часто они осуществляют помощь на больших мероприятиях, где бывает много людей. К примеру, на матчах по футболу. Чаще всего они не получают за свою работу денег, но при этом могут получить грамоту, благодарность.

В чем суть работы

Внештатный сотрудник ФСБ, по сути, всячески содействует официальному органу власти. Выполняя различные поручения, человек помогает осуществлять надзор за безопасностью страны.

Как стать таким сотрудником

Для того чтобы пополнить ряды госслужащих, необходимо разобраться, как стать внештатным сотрудником ФСБ России.

В первую очередь, наиболее исчерпывающую информацию может предоставить территориальный орган ФСБ РФ в городе. Для получения ответа по интересующим вопросам необходимо прийти в отделение ФСБ в городе и попроситься на прием.

В одном из кабинетов можно задать вопрос, как стать внештатным сотрудником ФСБ. Так, желающего проведут в необходимый отдел.

Попав в необходимый кабинет, необходимо быть готовым к тому, что будут задавать много различных вопросов. Вопросы могут быть из области личной жизни, карьеры, работы, увлечений, планов, поездок за границу. Готовность к таким провокационным и глубоким вопросам избавит от лишнего стресса.

работа внештатным сотрудником фсб

При встрече с сотрудником, ответственным за принятие решений или уполномоченным к этому, необходимо быть готовым предложить что-то органам ФСБ. Необходимо четко понимать, зачем сотрудничество нужно самой структуре. Человеку, просто влюбленному в романтику службы в специальных органах, будет непросто понимать разницу между тем, что показано в фильмах, и тем, с чем на самом деле сталкиваются работники спецслужб. Только тот человек, который четко осознает всю ответственность службы в ФСБ, пусть и внештатной, сможет получить разрешение на сотрудничество.

Часто в городских подразделениях специальных служб могут быть анкеты, заполнив которые, рядовой гражданин может ожидать звонка с приглашением провести беседу. Такие анкеты содержат большое количество вопросов различной тематики, в том числе личной информации. Полная картина, составленная сотрудником на основании анализа анкеты и общения с кандидатом, поможет сложить правильное впечатление о человеке.

Мало кто знает, что этот человек — внештатный сотрудник ФСБ. Как им стать — информации мало. А с учетом того, что деятельность относится к безопасности государства, то рассказывать об этом категорически запрещено.

Условия сотрудничества

Чаще всего, для того чтобы работать как внештатный сотрудник ФСБ, необходимо подходить под требования:

  • не иметь судимостей;
  • быть здоровым физически и психологически;
  • пройти проверку у медицинских специалистов.

О работе — от сотрудников

В сети можно найти ограниченный объем информации о том, как на самом деле проводится работа в такой должности. Внештатный сотрудник ФСБ отзывы о своей деятельности не оставляет по нескольким соображениям:

  1. Служба связана с опасными элементами, группировками и подлежит секретности.
  2. Разглашение информации, касающейся работы спецслужб, карается законодательством.
  3. В случае сотрудничества с ФСБ по вопросам, связанным с оборотом наркотиков или противодействием терроризму, разглашение информации о своей личности может быть опасно для самого сотрудника или членов его семьи.

Как себя обезопасить

Многие граждане, задумавшись о сотрудничестве с органами, задаются вопросом о том, как защитить себя в случае непредвиденных ситуаций.

внештатный сотрудник фсб вакансии москва

Есть информация, что внештатный сотрудник ФСБ, расписка которому предоставляется от самой службы, может на основании этой записки обратиться в суд и обжаловать какие-либо действия/бездействие. Однако судить о юридической силе и реальности такой записки сложно. Чаще всего сотрудничество ведется на договорной основе, а расписки не выдаются. Однако если расписка была дана, то необходимо проследить, чтобы моменты, перечисленные в ней, были указаны четко и без двоякого смысла.

Кого берут на работу чаще всего

Представители официальных органов сообщают в интервью, что чаще всего на работу берут действительно патриотичных людей. Тех, у кого фанатично горят глаза, избегают, чтобы не провоцировать организации, за которыми устанавливается наблюдение. Кроме того, фанатики сложно контролируемы. Хоть такие сотрудники и не состоят на учете в штате, ответственность за их действия может быть возложена на структуру службы безопасности.

В связи с тем что финансирование для таких работников ограничено, материальное поощрение за сотрудничество применяется крайне редко. Это могут быть ценные подарки или благодарственные грамоты, но бывает такое редко. В связи с этим те, кто рассматривает такую работу как возможность получения дополнительного заработка, будут разочарованы. Сотрудничество осуществляется на бесплатной основе.

чем занимается внештатный сотрудник фсб

Именно из-за отсутствия дополнительных финансов и берут на работу настоящих патриотов. Человек, который хочет защищать свою страну и свое государство на добровольной основе, будет полезен значительно больше, чем желающий на безопасности своей страны заработать.

Ограничения

Обычно для данной позиции особых требований нет. Могут стать препятствием яркие татуировки или модификации тела, неординарный цвет волос. Факторы, которые привлекают к себе дополнительные взгляды, могут негативно отразиться на безопасности внештатника.

Где работать

Расскажут о том, где требуется внештатный сотрудник ФСБ, вакансии. Москва и область объявления о наборе таких сотрудников размещают чаще всего. Найти такую информацию можно на сайтах официальных подразделений или непосредственно на доске обращений в городском подразделении ФСБ.

В Москве есть возможность обратиться сразу на Лубянку, по адресу: Большая Лубянка, дом 2. Посетив комплекс зданий, входящих в подотчетные, можно получить полный перечень информации о кадрах, которые требуются в конкретный момент, а также оставить заявку, заполнив для этого анкету или опросный листок и оставив свои контактные данные.

внештатный сотрудник фсб расписка

В зависимости от того, где будут требоваться люди, можно получить распределение или предложение сотрудничества в одной из структур, которые входят в службу. Чаще всего набор внештатных сотрудников открывает пограничная служба и органы безопасности в войсках. Для этих двух подразделений помощь никогда не бывает лишней. Как в борьбе с незаконными проникновениями на территорию страны, а также при ввозе или вывозе товаров, продуктов, прочих предметов, так и в рядах армии необходимы люди, которые смогут проявить дополнительную бдительность.

6.2. Работа с информаторами

В настоящее время существует много различных мнений по поводу сбора этнографических материалов. Есть взгляды, что работа с информаторами потеряла смысл и имеет значение как даже не второстепенный, а третьестепенный источник. В связи с изложенными выше взглядами на этот вопрос автор считает, что работа с информаторами остается важнейшим направлением работы полевого этнографа. Другое дело, что изменились принципы отбора информаторов. Если раньше главное внимание обращалось на возраст (чем старше информатор, тем он полезнее), то в настоящее время это обстоятельство, хотя и осталось существенным, перестало играть решающую роль. Например, изучение промыслов и ремесел возможно только среди людей, которые этим ремеслом владеют. И очень часто старший в семье не владеет ремеслом, его сын тоже, а внук научился и активно работает в данной отрасли. Вместе с ремеслом он обязательно усвоил и элементы обычаев, обрядов и стереотипа поведения, характерного для данной группы населения. Следовательно, и работать нужно уже с молодым человеком. Случается, что более молодые люди лучше ориентируются в обрядах и обычаях. Такой феномен вполне объясним, если вспомнить судьбу поколения, рожденного в 1900—1920 гг. Поэтому отбор информаторов становится более ответственной задачей, чем это было раньше. Но об отборе информаторов мы поговорим несколько позже. А сейчас некоторые соображения о методах опроса.

6.2.1. Метод опроса

К сожалению, этот метод в значительной степени скомпрометирован непрофессиональными «социологами» и «политологами», о чем мы уже говорили раньше. Поэтому этнографу приходится в значительной степени заботится о «реабилитации» метода, а это значит – искать новые формы и приемы. Тем не менее остаются общие принципы, которые обойти просто невозможно. В первую очередь это тщательная подготовка этнографа к беседе с информаторами. Еще раз нужно просмотреть опросники по данному вопросу и на основании их составить анкету, куда включить вопросы, на которые ответов пока нет либо они неудовлетворительны. В этом смысле опрос является прямым продолжением научной подготовки экспедиции. Желательно, чтобы перед этнографом не лежал лист опросника, поскольку любая бумажка с заготовленным текстом вызывает настороженность и недоверие. Этнограф обязательно должен представиться, объяснить цели своей работы и цель своего посещения. Обычно это способствует установлению контакта. На начальном этапе беседы ненавязчиво выясняется, можно ли вести записи – письменные либо магнитофонные. Если респондент решительно возражает, то настаивать ни в коем случае нельзя. В этом случае лучше положиться на свою память и сразу по окончании беседы записать ее содержание. Не рекомендуется вести скрытые записи. Если экспедиция долгое время задерживается на одном месте, то это обязательно всплывет и может настолько затруднить контакты, что дальнейшая работа может стать попросту невозможной (не говоря уже о нравственной стороне дела). Беседу желательно вести в общей форме. И только если респондент затрагивает интересующий исследователя вопрос, можно задавать уточняющие вопросы, которые, как правило, производят хорошее впечатление: тем самым демонстрируется некоторое знание предмета разговора, признается авторитет респондента, проявляется личная заинтересованность исследователя к затронутому вопросу.

Если у исследователя сложились хорошие отношения с респондентом и разговор затянулся, нужно вовремя прервать его и договориться о следующей встрече. При этом можно оставить перечень заготовленных вопросов. Последнее, правда, хотя и облегчает работу, но увеличивает опасность искажения данных ввиду бессознательного отбора фактов респондентами. Поэтому пользоваться этим приемом следует с большой осторожностью.

Еще одна опасность подстерегает этнографа во время опроса – желание как можно быстрее получить желаемую информацию. При этом опрос начинает походить на допрос, что сковывает инициативу респондента. Беседа должна носить живой, непринужденный характер. Нужно хорошо владеть искусством ведения беседы, в первую очередь умением направлять ее в желаемое русло. Это достигается при помощи замечаний, эмоциональной реакции, уточняющих вопросов. Разумеется, такое ведение беседы требует серьёзной психологической и теоретической подготовки. Помимо внутренней собранности, необходимо постоянно держать в памяти план беседы и корректировать ее в соответствии с этим планом. Начинающему этнографу полезно составлять такой план на бумаге и, если возможно, держать его во время беседы в поле зрения.

Как уже отмечалось, первоначально беседа должна вестись не в конкретной форме, а в общей. В это время выясняется, какие вопросы респондент в состоянии осветить лучше всего, что позволяет наметить тему разговора для следующей встречи.

Вторая беседа с респондентом и легче, и труднее. Легче потому, что у исследователя уже есть опыт установления контакта с данной личностью и респондент уже знает, о чем пойдет речь. Трудность же состоит в том, что респондент, как правило, затрудняется начать разговор, а также не может определить, что нужно добавить к предыдущему разговору. Как правило, эта трудность легко преодолима с помощью этнографа. Но иногда это приводит к решительному отказу от беседы с мотивировкой «Я уже в прошлый раз всё сказал, больше ничего не знаю» и т.д. В такой ситуации ни в коем случае нельзя принуждать человека к разговору. Самое лучшее – извиниться, поблагодарить и уйти, поговорив несколько минут на совершенно отвлеченные темы.

Рецепты и рекомендации на все варианты работы с респондентами дать, конечно, невозможно. Однако существуют некоторые общие правила, которых нужно придерживаться в беседах с респондентами. Вариант таких правил из опыта автора и на основании изучения этнографической литературы и предлагается ниже.

Во-первых, нужно избегать непонятных терминов (таких, как «Туровский строй», «аппликация», «мифология», «моногамия» и т.д.). Если случайно термин и проскользнул, тут же следует объяснить его значение и извиниться: мол, это для облегчения работы у приняты специальные слова и т.д. Если возникает необходимость задать прямой вопрос, то названия предметов и явлений применяются исключительно местные.

Во-вторых, нужно исключить «наводящие» вопросы. Логически они уже заключают в себе ответ. Навязывание ответа должно быть исключено.

В-третьих, не следует откровенно демонстрировать знание предмета. В интересах дела лучше сделать вид, что это непонятно и в то же время чрезвычайно интересно.

В-четвертых, нужно добиваться полной ясности. При этом допускаются уточняющие вопросы. Но здесь нужна осторожность, ибо можно прервать нить разговора, а значит, будет потеряна возможность получить ценную информацию. Поэтому часто имеет смысл перенести уточняющие вопросы на конец разговора, а то и на другой раз.

В-пятых. Очень часто одна тема разговора утомляет респондента. Нужно хорошо чувствовать состояние собеседника и вовремя переводить разговор на другие темы. Проще это сделать, выделив уточняющим вопросом один предмет из темы разговора, затем обсуждая его, перевести разговор на какую-нибудь сторону этого предмета, связанную с другим явлением. Скажем, разговаривая о костюме, легко перейти к ткачеству или узорам вышивки.

В-шестых. Очень часто приходится работать не с одним респондентом, а с группой. В своих рассказах они дополняют друг друга, поправляют, иногда спорят. В этом случае исследователю ни в коем случае нельзя становиться на чью-либо сторону. Чаще всего нужно просто терпеливо ждать разрешения спора.

В-седьмых. Не нужно пренебрегать пересказами воспоминаний стариков, которые передаются более молодыми. Там могут содержаться, с одной стороны—ценные фактические сведения, а с другой – отношение к ним со стороны рассказчика. Так мы можем проследить динамику традиции, что не всегда удается при статистической фиксации предметов и явлений.

Этнографам лучше всего вести опрос вдвоём. Один ведет разговор, другой, находясь в стороне, не привлекая особого внимания, фиксирует разговор в Полевой тетради, о которой будет сказано ниже. Но прежде еще одно замечание. При опросах желательно объединение специалистов по разным темам. Однако нужно учитывать, что при этом может возникнуть психологический дискомфорт – много спрашивающих, и респондент теряется. Поэтому такое соединение этнографов возможно только в случае, если с респондентами установлены хорошие связи – психологический контакт, взаимопонимание, доброжелательность. В противном случае такое объединение нецелесообразно. И в заключение разговора о методе опроса. Заповедь этнографа: ни при каких обстоятельствах не хвастать полученными сведениями, применять их только в научных целях и указывать адрес респондента только с его согласия.

Хладнокровные информаторы. — История успеха — LiveJournal

Робеспьер, Максим, Бальзак, Габен.


1. Формула.


Хладнокровный стиль коммуникации образуется при сочетании трех признаков: интроверсия, логика и упрямство.
Интроверсия — мир оказывает на меня влияние.
Упрямство — я отстаиваю свое мнение.
Логика — я думаю, систематизирую и собираю факты.
В итоге мы получаем упрямых логических интровертов — информаторов — Робеспьера, Максима, Бальзака, Габена.
Информаторы постоянно оценивают смысл и целесообразность тех или иных действий. Мир они воспринимают через призму своего отношения к жизни. Они четко отличают нужные им связи от ненужных, интересные от неинтересных.
Информаторы воспринимают общение как состоявшееся, если с собеседником произошел обмен информацией, которая оказалась нужной и новой. Они удовлетворяются только от информативного и осмысленного взаимодействия.
Самое ценное — информация. Даже если общение происходит в заочной форме (интернет, переписка) оно не теряет своей привлекательности.
Их стиль общения заключается в обмене информацией (сведениями, знаниями). Интровертные логики постоянно о чем-то думают, анализируют.
Формат общения: Вот моя информация, вот — твоя. Мы ей обмениваемся.
Я постараюсь выделить наиболее типичные сходства и различия представителей хладнокровных.

I.Сходства.

1. Образ — ящик.

Информатор — это человек-ящик. В голове у информатора все разложено по полочкам. Информатор думает категориями. Оценивает, опираясь на соответствие или несоответствие. Каждый элемент в его картине мира занимает соответствующее положение. Информатор имеет предельно точное представление о том, что можно, а что нельзя, что правильно, а что ложно.
Информаторы — это люди консервативные, люди рамок и ограничений. Люди с «черно-белым» мышлением, по типу хорошо — плохо, правильно — неправильно, можно — нельзя, законно — незаконно, приятно — неприятно и т.д. Это люди- «классификаторы», по-своему рациональные и предельно точные.
Информатор — человек формы. У каждого информатора своя собственная форма соответствия. Поэтому, их оценки далеко не всегда соответствуют общепринятым.
Информатор живет и ведет себя так, как думает. Как он считает правильным, справедливым, законным.
Его отличительной чертой является умение обосновывать свои действия.
Его жизнедеятельность всегда существует в рамках определенной формы и соответствующего предназначения.


2. Цель. Миссия. Девиз.

Их цель — сохранить свою форму (целостность), миссия — структурировать (классифицировать) и упорядочивать (организовывать), а девиз «быть соответствующим».
Информатор — это человек принципов, человек порядка. Он живет в согласии со своим миропониманием.
Информаторы — самые упрямые люди в соционе.
Если вы думаете, что они танцуют под вашу дудочку, то вы сильно заблуждаетесь.
Информатор всегда знает почему и зачем он что-то делает.
Информатор не может существовать без формы и закрепленной за ней функции.
Если он соглашается, то он соглашается с тем, что ваши слова и ваши поступки вписываются в его картину мира.
Его согласие — одобрение.
Будучи интроветами, информаторы с трудом меняют свои представления о мире.
Логика тут простая. У каждого предмета/понятия есть свое предназначение. Изменяя свое представление (отношение), мы меняем предназначение и функцию «предмета/понятия».
Если вы намерены переубедить информатора, то вам необходимо начать с первопричин. Первопричина — это корень понятия. Нужно вернутся к тем условиям, при которых понятие было положено в данную категорию.


3. Способ реализации — информационный обмен.

Психика информатора функционально предрасположена к сбору, накоплению, структурированию информации, а также передаче и практическому применению этой информации.
Функция информатора — быть профессионалом в выбранном им деле, углубляться в тонкости и оттачивать детали.
Информатор старается всегда быть в курсе всех событий, встреч, разговоров, принятых решений и их исполнения.
Информатор — предельно информированный в области своих интересов человек.
Информаторы принимают решения на основании проверенной информации. Они предпочитают логику и последовательность. Их креативность зачастую базируется на выявлении и упорядочивании закономерностей. В своей деятельности они постоянно все классифицируют, упорядочивают, соотносят, структурируют.

4. Основная потребность.

Основная потребность — сохранить себя. Информатор может вести себя как угодно, однако, в его поведении есть то, что будет присутствовать неизменно, это осторожность. Вне зависимости от формы, рамок и соответствия им, он всегда будет стремиться самосохраниться, а для этого необходимо быть предельно осторожным.
Информаторы без острой необходимости не лезут на баррикады. Если им что-то нужно, они найдут человека, который будет наиболее оптимально вписываться в роль исполнителя.
Информаторы, также как и страстные, тоже интриганы и манипуляторы. Но их манипуляции более осторожные. Они подстраховываются.
Лобовая атака — не их путь. Информатор не убеждает, а намекает. Вскользь, между делом, он подкидывает дровишки в костер.
Если информатор не будет осторожен, если не будет следовать логике и здравому рассудку, если не будет уверен в правильности принятого решения, то последствия могут оказаться максимально плачевными. Поэтому информатор всегда стремиться контролировать ситуацию.


5. Форма поведения.

Информатор — человек соответствия. Информатор ведёт себя так, как нужно в заданной ситуации. Вернее, как он считает нужным себя вести.
Следует помнить, что информатор ни под кого не подстраивается. Информатор редко идет на уступки и информатор не делает никому одолжения.
Если вам что-то не нравится — это ваши проблемы.
Информатор, в отличии от страстного, не приходит в чужой монастырь со своим уставом. Но, если вы пришли к нему, если вы посягнули на его ментальную территорию, на его принципы и убеждения, то знайте, информатор будет защищаться. Разумеется, информатор не нападает на ваши принципы, информатор отстаивает свои. Информатор ведёт «бой» только на своей территории.


6. Какие от них возникают ощущения?

Информаторы — это полная противоположность зажигалок.
Информаторы держатся в стороне. Стараются не высовываться. Внешне информатор выглядит достаточно скованным, сухим и холодным, жестким,»незаметным».
Они также, как и все, учатся в школах и институтах, влюбляются, женятся, рожают детей, любят родных и близких, строят карьеру, добиваются успехов и так далее, с одним лишь отличием, — чаще вся эта деятельность осуществляется по принципу «так надо».
Информатор ведёт себя так, как ему нужно. И если информатор считает, что что-то ему не нужно, то убедить его в обратном будет крайне проблематично.
Информаторы — люди с железобетонной логикой. Их даже можно назвать железяками: безэмоциональные, сдержанные, спокойные. Внешне они выглядят достаточно отстраненно, сухо и замкнуто, однако именно в этом и заключается их секрет. Всем своим внешним видом они стараются оттолкнуть нас, сделать так, чтобы между нами была максимально возможная дистанция. Потому что эти люди всегда разделяют свое внутреннее состояние, свое «Я» и окружающий мир. Это две характеристики, которые существуют отдельно, лишь иногда взаимодействуя между собой.
Информаторы имеют свои правила, принципы и так далее. В период взаимодействия мы, безусловно, воздействуем друг на друга. Поэтому любое взаимодействие и нарушение дистанции представляет опасность. Информатор опасается, что на него будут воздействовать(интроверсия).
В картине мира информатора все взаимосвязано между собой. Все предельно четко и понятно. Сломать информатора — значит изменить его. Поэтому они такие упрямые. Поэтому они до последнего отстаивают свои принципы.
Итак, если вы хотите, чтобы информатор изменил свою точку зрения, то настройтесь на то, что вам придётся полностью изменить его мировоззрение. Вам нужно будет растопить его, превратить в жидкий металл, а потом предать ему новую форму. Вам нужно будет поглотить его целиком и полностью.
В целом, информаторы достаточно консервативны и редко меняют свою точку зрения просто так, в споре. Для этого им необходимо предоставить множество веских аргументов. И имейте в виду, что чаще вы получите лишь внешнее согласие.


7. Способ воздействия и противодействия.

Способ воздействия — информирование. Уровень информирования зависит от уровня развития личности.
Информирование может включать один или несколько шагов.
Если информатор личностно не развит, то он будет выглядеть как догматик. Его способ рассуждения будет звучать так: я знаю, что это так, потому что я в этом уверен.
Чем более личностно развит информатор, тем более конкретен, концептуален, методологичен его способ аргументации. Такой способ информирования может включать в себя:
а) четкую интерпретацию, с пояснением значения, определения важности и распределением по категориям
б) анализ аргументов с распознаванием аргументов и распределением ключевых факторов
в) оценку утверждений, аргументов и контраргументов
г) осмысление фактов, анализ альтернатив и формулирование выводов
д) объяснение результатов с обоснованием порядка, процедуры принимаемого решения.
Способ противодействия такой аргументации заключается в методе экологической проверки.
Нужно спросить себя — что изменится, если я приму(соглашусь) то, что предлагает информатор?
Важно понимать, что если информатор достаточно развит, то скорее всего в его способе рассуждений не будет никаких логических ошибок. И вопрос не в том, ошибается он или нет, а в том, готовы ли вы это принять?

II.Различия

1. Речевые особенности.

Речь у информаторов сухая, медленная, безэмоциональная. Говорят логично, безапелляционно и монотонно. Они часто употребляют термины и профессиональные формулировки.
Максим и Робеспер, при этом, очень последовательны (рационалы) в выражении своей мысли. Это люди с «языковым чутьем», достаточно часто они следят за грамотностью как своей, так и чужой речи. Их речь снабжена богатым набором причинно следственных связок: «На основании того, что.. И в виду того, что.. Безотносительно всего остального.. Таким образом.. Исходя из.. В пользу чего.. Независимо от..»
Иррационалы Бальзак и Габен, связывают своим мысли с помощью сочинительных и подчинительных союзов: «Я понимал, что когда-нибудь мне придется многое поменять в своей жизни. Что текущая обстановка — всего лишь перевалочный пункт, мост между прошлой жизнью и будущей. Моему настоящему не хватало ощущения постоянства. А Вы знаете, что такое ощущение возникает как следствие стабильности и уверенности в незыблемости того, что человек уже имеет. А у меня же, на текущий момент, ничего кроме меня нет и не было. Не было важных, дополняющих деталей жизни, которые могли бы создать хотя бы иллюзию стабильности. Зато было понимание, что нынешний уклад моей жизни не соответствовал не только стандартам общества, но и от моих собственных стандартов был весьма далек».

Отличительной особенностью тут выступает не только то, что речь динамика неделима на категории, но также и то, что иррациональная речь максимально произвольна в своем выражении. Иррациональность — это такой фокус внимания, при котором восприятие информации происходит без предварительной оценки. Мысль движется свободно, цепляясь за всплывающие ассоциации. Для иррационалов характерны именно спонтанные, кажущиеся случайными, скачкообразные шаги и мысли. Сбор информации у иррационалов не прекращается в течение всего процесса «восприятия», а иногда и после завершения, и найденные факты дополняют уже сформированную картинку событий. Они легко переключаются с темы на тему, наслаивая темы друг на друга или вовсе уходя в сторону. Внимание иррационала постоянно «плавает», сканируя информационное пространство, рассосредотачиваясь на несколько объектов одновременно. Это особенно заметно в речи деклатимного Бальзака, который мало того, что не обращает внимания на границы предложений, но, к тому же, ещё является интуитом, который не всегда успевает подобрать нужные слова для своих набегающих друг на друга мыслей.


2. Сфера мотивации: интуиция/сенсорика


Робеспьера и Бальзака объединяет их самодостаточность. Оба замотивированны на реализацию своих собственных интересов. Их интересует внутренняя целостность их собственных связей с явлениями окружающей реальности. Они способны к глубокому погружению в интересующую их область в поисках внутреннего единства. Они нацелены на восприятие перспективы. Они хотят иметь достаточно свободы, чтобы заниматься интересным делом, погружаясь в него целиком. Поэтому они предусмотрительно подходят к тому, что им предлагают. Они стараются заниматься только значимыми для них делами.
Максима и Габена объединяет потребность в благосостоянии. Оба стремятся к комфорту. Их интересует материальное обеспечение, комфортные условия жизни и работы, запасы, обеспечивающие богатство ощущений и информации. У них не вызывает энтузиазма деятельность, нарушающая реальное удобство текущего момента ради обещанной выгоды в будущем. Они отчетливо ощущают свое существование, комфортом которого не будут жертвовать ради эфемерных проектов. С другой стороны, Максим и Габен относятся к беспечным психотипам, поэтому на каждое правило найдётся свое исключение. Вопрос лишь в том, сможете ли вы их должным образом заинтересовать?

Интуиты, Робеспьеры и Бальзаки, увлечены обобщениями, размышлениями и моделируемыми ситуациями. Они обычно не обращают пристального внимания на малозначимые детали.
Сенсорики — Габен и Максим — напротив, очень сконцентрированны, вдумчивы и дотошны до деталей. Они любят детали.


3. Абсолютная и относительная система координат: аристократия/демократия.


Окружающий мир для сенсорных состоит из набора деталей. За каждой деталью закреплено свое место. Место — это ячейка в мышлении, а также маркер аристократии. Аристократы — Максим и Габен — каждое явление, событие в жизни, любой объект наблюдения вписываются в определенную ячейку. Количество ячеек, а, значит, и градация качеств для оценки и восприятия мира, напрямую зависит от уровня развития мышления. Пока развитие происходит — табличка детализируется, появляются новые клеточки. Постепенно группы делятся на подгруппы, подгруппы на классы, классы на подклассы, подклассы на разделы и подразделы и т.д. Чем более развиты Максим и Габен, тем на большее количество нюансов они будут обращать внимание. Неразвитость мышления выглядит как грубое деление на плохое и хорошее, черное и белое. Это порождает упертость и категоричность в суждениях.

Окружающий мир для интуита состоит из образов. Образы — это синтетические образования обобщающего характера. Образы относительны других образов в картине мира. Относительность — это маркер демократии. Если у Максима и Габена картина мира постоянно детализируется и конкретизируется, то у Робеспьера и Бальзака — она расширяется, становясь более объемной. И чем шире их картина мира, чем плотнее она взаимосвязана с другими элементами, тем они более развитые. Неразвитость мышления выглядит как невежественность или узкомыслие.

4. Квадральные характеры.


В каждой малой группе мы имеем дело с представителями каждой из 4х квадр. Квадры наделяют человека особым миропониманием, мироощущением и мировосприятием.
(О квадральных характерах хладнокровных информаторов будет отдельно выложено четыре статьи).[/MORE]

Информатор — Википедия

Информатор[1] (англ. Whistleblower «дующий в свисток») — активный гражданин, предающий гласности имевшие место или предполагаемые мошеннические или незаконные действия, совершённые сотрудниками правительственного учреждения, общественной, частной или коммерческой организации. Информаторы сообщают о выявленных нарушениях либо внутри соответствующей организации (например, другим её членам или уполномоченным органам), либо за её пределами (инспекторам, правоохранительным органам, средствам массовой информации или заинтересованным лицам. Информаторы могут лично выступать в качестве инициаторов расследования либо передавать информацию посредникам, имеющим средства для распространения (публикации) соответствующей информации.

В некоторых странах, в том числе в США, в рамках концепции qui tam, информаторы могут сами подавать иски о нецелевом расходовании государственных средств от имени государства и, в случае успеха, претендовать на часть средств, взысканных с ответчика.

Не следует путать с осведомителем.

Случаи разоблачительного информаторства не являются новым явлением. Government Accountability Project, одна из ведущих организаций по защите информаторов в США, в частности, в качестве первого случая информаторства называет инцидент 1773 года, когда Бенджамином Франклином было разглашено содержание конфиденциальных писем, доказывавшее, что губернатор штата Массачусетс добился наращивания военного потенциала в Новом Свете, введя парламент Великобритании в заблуждение[2].

Тем не менее начало истории современного разоблачительного информаторства, на международном уровне обозначаемого собственно термином «whistleblowing», часто связывают с началом 1970-х гг. В 1971 г. аналитик Дэниел Эллсберг при увольнении с государственной службы скопировал часть документов из сборника «Американо-вьетнамские отношения, 1945—1967: Исследование». Данные материалы, доступные ранее исключительно для служебного использования, содержали обоснование решений администрации США, связанных с войной во Вьетнаме. С точки зрения общественности, они доказывали двуличие американской администрации, стремившейся к эскалации и без того затянувшегося конфликта. Данные материалы известны как «Документы Пентагона»; в 2011 году они были опубликованы в полном объёме.

Стоит упомянуть также Уотергейтский скандал 1972 года — детали его расследования попали в СМИ благодаря сведениям, полученным журналистами от заместителя директора ФБР Марка Фелта.

Стоит отметить, что в случаях внешних разоблачений важную роль в разглашении информации часто играют СМИ. Это связано с тем, что сам информатор нередко желает оставаться анонимным, беспокоясь за свою карьеру и/или безопасность. Кроме того, СМИ обладают бóльшими возможностями в плане доведения информации до общественности, что, в свою очередь, позволяет добиться более широкого общественного резонанса и реакции государственных структур. В связи с этим часты ситуации, когда человек, располагающий ценными сведениями, выходит на контакт с журналистами — как правило, на условиях анонимности. Так, с информаторами в разное время работали такие влиятельные издания, как New York Times, Washington Post, Guardian, Spiegel и пр.

Во многом материалы СМИ, которые основываются на сообщениях информаторов, схожи с журналистскими расследованиями.

Законодательство некоторых стран поощряет анонимную передачу сотрудниками государственных учреждений информации СМИ, если она совершается в интересах общества, и запрещает их преследование.

Новые технологии на службе информаторов[править | править код]

В настоящее время СМИ являются не единственным возможным каналом, которым разоблачители могут донести информацию до общественности. Одной из отличительных черт современного этапа истории разоблачений стало широкое использование информационно-коммуникационных технологий — в частности, Интернет-платформ, позволяющих на условиях анонимности опубликовать документы, потенциально представляющие общественный интерес и касающиеся незаконной деятельности тех или иных структур. Наиболее заметной в данном плане является работа WikiLeaks и схожих с ней платформ (OpenLeaks, запущенный Wall Street Journal проект SafeHouse, региональные платформы и т. д.).

Помимо этого, для обеспечения безопасности используется также специализированное программное обеспечение (GlobaLeaks и проч.), а также широкий спектр средств шифрования и анонимации.

Эксперты отмечают, что при обращении к подобным средствам защиты безопасности сохранить в тайне личность разоблачителя легче, чем в случае распространения информации посредством СМИ и контактов с журналистами, так как последние зачастую не соблюдают должные меры предосторожности[3].

В то время как широкой общественностью деятельность информаторов воспринимается по большей части положительно, оценки представителей государственных структур зачастую довольно критичны. Так, разоблачения Джулиана Ассанжа и Эдварда Сноудена вызвали оживлённое обсуждение того, насколько этична подобная форма информаторства.

В случае с публикаций «утечек» платформой WikiLeaks вопросы в основном вызывает политика редактирования загруженных файлов. Администраторы столкнулись со своего рода дилеммой: оставлять ли документы неизменными (и тем самым подвергать опасности самих информаторов или иных упомянутых в тексте лиц, которых публикация могла поставить в уязвимое положение), — либо редактировать контент (и навлекать на себя подозрения в отсутствии нейтральности, цензурировании и т. д.).

Что касается разоблачений Сноудена, то ключевым объектом критики зачастую является превышение им объёма разглашения информации: по словам сотрудников спецслужб, хотя разоблачение самой системы массовой слежки с этической точки зрения вполне возможно, всё же Сноуден раскрыл слишком много информации исключительно служебного пользования, что поставило под угрозу решение многих задач, стоящих перед разведкой[4].

Теме информаторства посвящены следующие кинофильмы:

  • Citizenfour. Правда Сноудена (документальный фильм о взаимодействии Э. Сноудена с представителями СМИ)
  • Пятая власть (художественный, раскрывает в том числе и дилемму, связанную с редактированием документов)[5]
  • Сноуден (фильм) (художественный, во многом основан на фильме Citizenfour)

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о