РазноеПалочная система в полиции что это: Палочная система в МВД — уродливое и опасное явление – Палки важнее людей — Такие Дела

Палочная система в полиции что это: Палочная система в МВД — уродливое и опасное явление – Палки важнее людей — Такие Дела

Палка о двух концах: как решить проблему палочной системы в России

Резонансное дело журналиста Ивана Голунова, которое пошатнуло доверие к МВД, заставило экспертов заговорить о непрофессионализме и о коррупции. Но те, кто работает в силовых службах, однозначно отвечают, что проблема в палочной системе — плановых показателях отчетности по раскрытым преступлениям. Начальство требует, чтобы цифры за текущий период были лучше, чем за предыдущий, и от них, этих цифр, зависит продвижение по службе и размер премий. Сергей Харламов выяснил, есть ли альтернатива «палкам» и что предлагается взамен.

Что объединяет патрульного, штрафующего за превышение скорости, полицейского, сидящего в засаде перед закладкой с наркотиками, и сотрудника, готового пытать задержанного ради нужных показаний? Палочная система. План, который он обязан выполнить, система контроля эффективности работы любого оперативника, призванная мотивировать его лучше справляться со своими обязанностями. Но именно как мотиватор палочная система работает хуже всего.

Как в идеале должна работать палочная система? Сотрудника правоохранительных органов нужно как-то оценить, чтобы он справедливо получал премии, похвалу за достижения и в конце концов продвигался по карьерной лестнице. Палочная система призвана дисциплинировать органы, давать им некий золотой стандарт, к которому каждый может стремиться. По сути это показатель раскрываемости преступлений. В России он колеблется в районе 43-57% от общего количества дел.

Система стандартов и эталонов призвана вызвать здоровую конкуренцию среди сотрудников. Но на примере недавнего «дела Голунова», когда следствие не смогло доказать причастность журналиста к найденным в рюкзаке и у него дома наркотикам, мы увидели, что сотрудники органов могут и фальсифицировать дела, чтобы закрыть план.

Почему около трети всех осужденных в России сидят за распространение наркотиков? Это снова следствие негативных эффектов палочной системы. Каждый человек объективно старается максимизировать свою выгоду при наименьших усилиях. В случае с наркотиками достаточно просто найти их у человека в вещах. Не нужно раскрывать убийство, вести следствие, устанавливать слежку. При этом «цена» за поимку человека со значительным размером наркотиков очень высока — ведь чем тяжелее наказание по статье, тем лучше для сотрудника.

Масса изъятых наркотиков 1/2

Масса изъятых наркотиков 2/2

На этих графиках показано, что масса изъятого наркотика очень часто близка к нижнему порогу, то есть чаще всего находят ровно то количество, по которому можно привлечь человека по статье средней тяжести. Очень странно, что большинство осужденных несли именно такое количество грамм наркотика, за которое его можно посадить, не больше и не меньше. 

По мнению авторов исследования «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики», палочная система не только порождает необходимость находить не то, что ищешь, а что хочешь найти, но и изымать излишки, не столь важные для дела. Например, для личного пользования или для того, чтобы досыпать следующему, у кого «не хватило» до нужного размера.

Наркотики не единственная брешь в системе, которой могут пользоваться для выполнения планов. В каждом ведомстве есть свои. В ГИБДД — превышение скорости, в ОБЭП — налоговые преступления. Законодательство позволяет штрафовать бизнес за нарушения противоречащих друг другу правил санитарной и пожарной безопасности, и это тоже палки в виде объема штрафов в копилке у сотрудников. К бизнесу предъявляется более 650 тысяч требований в области безопасности, выполнить их все невозможно. Палочная система — лучшая иллюстрация поговорки «был бы человек, а статья найдется».

«Палочные» перегибы

Палочная система многолика, она отличается не только у разных спецслужб, но и от отдела к отделу внутри них. Со времен реформы полиции, проведенной в 2010-2012 годах, в обществе периодически вспыхивают споры о том, как победить проблемы палок. В результате в России сформировался комплекс различных схем — от простых до сложных. Тем не менее это всегда план на определенный период по раскрытию различных преступлений.

Например, самая простая схема: отдел за месяц должен поймать не менее 100 домушников, иначе сотрудников лишат премии. Где взять столько воров — проблема отдела, а не статистики. Как так получилось: в предыдущие годы сотрудники поймали больше воров, чтобы получить премию, но при этом планомерно повышали себе планку. В какой-то момент столько дел о воровстве просто не найдется, сотрудникам придется хитрить и изворачиваться.

Сотрудники российского ОВД

Сейчас «хорошие» палочные системы учитывают не только коэффициент раскрываемости, но и количество доведенных до суда дел, скорость раскрытия, тяжесть статьи, фактор серьезности уголовного дела (ранг чиновника или общественная опасность). Помимо этого, сотрудник должен снижать количество нераскрытых дел. 

Сотрудник прокуратуры рассказывает, что следственно-оперативная группа, нашедшая труп в реке, вынуждена размышлять между тем, чтобы подтолкнуть его дальше, в зону ответственности следующего ОВД, или опрашивать толпы людей, чтобы в итоге заработать себе «висяк».

В итоге исследователи Института проблем правоприменения при Европейском университете выявляют ряд самых распространенных проблем, с которыми сталкивались все, кто хоть раз в той или иной форме имел дело с правоохранительными органами:

  1. Сотрудники предпочитают отказывать в регистрациях дел, категория которых предполагает трудоемкую работу, но не даст им нужную палочку;
  2. Охота за нужными преступлениями, из-за чего страдает раскрываемость общественно значимых статей;
  3. Использование незаконных методов борьбы, несуществующие преступления;
  4. Сокрытие информации о нераскрытых преступлениях;
  5. Перегруженность сотрудников бумажной работой: составление отчетов, пинг-понг «глухарями» по отделам, требования к использованию всех ресурсов правоохранительной системы при неочевидной необходимости;
  6. Вышестоящие сотрудники часто заинтересованы в манипуляциях с отчетностью.

Приходится констатировать, что палочная система — удобный инструмент как для вышестоящих лиц, так и для рядовых сотрудников. Первые могут щеголять цифрами в отчетах и легко управлять подчиненными, а вторым с помощью палочной системы проще зарабатывать себе премии, прикладывая меньше усилий.

Уйти от показателей очень сложно. Я сам работал руководителем. Когда в 1983 году пришел в органы внутренних дел, я строил сержантов патрульно-постовой службы и спрашивал: почему нет пьяных, почему не задерживаются хулиганы, в городе высокая преступность, а у вас нет никаких показателей. Говорил: почему они, находясь на «горячих местах», не оформляют задержанных. Потом я увидел, что они в погоне за показателями начинают оформлять протоколы об опьянении на граждан, возвращающихся с дня рождения с женой и детьми, — иллюстрирует ситуацию председатель объединенного профсоюза работников МВД РФ Михаил Павлов.

Палки в колеса

Не всем палочная система годится. Например, в работе контрразведки она попросту неприменима. Когда у нас есть план по преступлениям на будущий месяц, как правильно оценивать работу контрразведки? Если поймают больше шпионов, это будет значить, что допущена ситуация, когда шпионы свободно действуют в стране. А если шпионов не будет, значит ли это, что контрразведка не дорабатывает?

Точно такая же ситуация с контртеррористическими, экстремистскими отделами. Может ли быть план по терактам? Насколько вообще этично ставить такой вопрос? А если судебных дел над террористами нет, то как проверить, что сотрудники качественно выполняют свою работу? Любое действие правоохранительных органов, связанное с предупреждением нарушений, невозможно так оценить.

Увеличение количества пойманных шпионов в России

В конце 2018 года общественный резонанс вызвал шквал дел по 282-й статье. Граждан судили за лайки и репосты в соцсетях, в итоге общественное возмущение вынудило переквалифицировать часть статьи из уголовного в административное правонарушение, как раз чтобы сотрудник не смог засчитать себе очередную палку. За лайки судили, не разбираясь, зачем человек взаимодействовал с публикациями. Осуждал ли он их, привлекал внимание к проблеме или просто делился культурным наследием в образовательных целях. Иногда эти публикации даже не были размещены обвиняемым. По структуре такие дела были очень похожи на наркотические. Как только статью переквалифицировали, раскрываемость по ней упала в несколько раз.

С миру — по палке

Мировой опыт говорит, что уйти от палочной системы полностью невозможно. В разных странах действует разная система оценки эффективности спецслужб, но от нее напрямую зависит заработная плата сотрудников.

В Соединенных Штатах проблему решали политически. В стране отсутствует единый федеральный полицейский орган. Каждое территориальное образование создает свое полицейское управление. Начальству приходится следить за подчиненными, традиционная иерархия нарушается, мухлевать не выходит. 

Конечно, больших городов это не касается. Самое главное здесь — полиция несет ответственность перед выборными органами, местными парламентами, а не перед назначаемыми министрами.

Курсы повышения квалификации нью-йоркской полиции

Оценки эффективности в США такие же, как в России: количество зарегистрированных дел, количество раскрытых дел, задержанные, скорость раскрытия и реакции на обращения. В России существуют формальные методы оценки эффективности (те самые месячные планы выполнения), в США шериф или мэр города сам решает, как оценить эффективность своих подчиненных, и вносит поправки в бюджетирование, из которого распределяются повышенные или пониженные зарплаты. Раскрываемость — 30%.

В Великобритании также существует разветвленная сеть автономных полицейских управлений. Они отчитываются перед специальным комитетом, существующим в каждом местном парламенте. Для полицейских разработан кодекс и национальная методика аттестации, но каждое управление само решает, пользоваться ли ими. Фактически работа полицейского оценивается непосредственно начальником управления на основе соответствия кодексу и очень общим статистическим параметрам, охватывающим большие периоды (от года). Раскрываемость преступлений — 20%.

В Германии нет статистических показателей, которые влияли бы на зарплату сотрудника правоохранительных органов. В 60-х годах в ФРГ была традиционная в российском понимании палочная система, но в результате общественного резонанса, связанного со студенческими «движениями красного мая», эту систему удалось отменить. На замену пришел подход «ты обязан». Сотрудник обязан предотвратить происшествие, обязан вступить в бой с грабителем, обязан воспользоваться всеми возможными легитимными способами расследования преступления. В ином случае его ждет суд. Если будет доказано, что он не провел надлежащую экспертизу, сотрудник будет наказан. Такая система компенсируется высокой зарплатой без ежемесячных премиальных. Раскрываемость преступлений в Германии — 65%.

Место преступления в Германии

В начале 2018 года Владимир Путин обозначил для МВД план ослабления негативных последствий палочной системы. Он призвал изменить требования к делам, отправляемым в суд, так, чтобы немотивированных дел на рассмотрении оказалось как можно меньше, а недоказанные просто закрывались. Это болезненная для МВД процедура, так как отправка дела в суд была основополагающей для расчета эффективности сотрудника. Поэтому пока на этом поле серьезных подвижек нет.

Предлагаются различные варианты решения — от уменьшения количества показателей до создания очередных надзорных органов. На самом деле основа искоренения палочной системы — доверие к правоохранительным органам. Сегодня в России МВД доверяют 31% граждан, а ФСБ — 50%. После шестикратного увеличения в начале 2000-х доверие к силовикам резко пошло на спад. Впрочем, доверие само по себе — это палка о двух концах: органы не смогут выполнять свою работу, если к ним боятся обратиться, а люди хотят быть уверены, что им действительно помогут.

Подписывайтесь на нас в Instagram:https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Что такое «палочная система», которой возмущался Лукашенко?

Милиционеры объяснили Радыё Свабода, как “фальсифицируют дела по приказу начальства”.

На совещании с силовиками 20 августа Александр Лукашенко устроил разнос правоохранительным органам. Среди прочего его возмутила “палочная система”.

Что сказал Лукашенко

“Они по-прежнему будут ставить” палочки-галочки» и хвастаться, какие они большие, сколько расследовали уголовных дел”, – сказал вчера Александр Лукашенко.

“Тенденция работы правоохранительных органов на статистику способствует концентрации сотрудников не на обеспечении законности, защите прав и интересов граждан, реагированию на нарушение законов, а на искусственной демонстрации своей работы путем достижения плановых показателей и статистики, – сказал Лукашенко. – Надо разбираться, что лежит в основе [статистики] – искусственные показатели или это действительно показатели реальной работы в правоохранительной системе”.

Как это выглядит в работе милиционера. Дела фальсифицируют по приказу начальника РОВД

 

До 2016 года Александр служил в милиции в Могилеве. Он рассказал Свободе, как сотрудников заставляли фальсифицировать дела ради статистики.

– Тебе приказывают фальсифицировать административные дела. “Палочная система” – большой изъян системы МВД. Вот взять страны Европы. Если в районе нет происшествий, то браво полиции, она хорошо выполняет свою работу. Если у нас на участке нет выявленных преступлений по показателям, это значит, что милиция плохо работает. Тебя лишат премии, вынесут выговор.

Например, план по пешеходам без фликеров. Все силы бросают, чтобы выполнить показатель. Составляют рапорты, старшие их систематизируют и докладывают в Минск.

Конечно, нельзя напрямую говорить, что милиция продуцирует правонарушения. Ведь преступления есть всегда. Они случаются каждую секунду. Но бывают такие моменты, когда у участкового хорошая обстановка на районе. Он со всеми поддерживает хорошие отношения, у него чисто. Люди его уважают. А ему говорят – с твоего участка нет показателей самогона. А если их реально нет, откуда их взять? Разумеется, где-то в частном секторе это может быть. Но мы в городе. Здесь одни многоэтажки. Откуда здесь самогонщики? Но есть приказ от начальника, и сотрудники фальсифицируют дела, чтобы не лишиться премии.

Они находят человека, имеющего судимость. Ему нечего терять. Бывшие зеки или аморальные типы. Милиционер ему говорит:»Я тебя не буду прессовать, но давай приму тебя с самогоном и составлю протокол”. Оформляется такая липа, и статистика выполняется. И большинство городских самогонщиков-это фикция.

Все в милиции заинтересованы, чтобы правонарушений было больше – планы

 

33-летний Михаил также служил на различных должностях в правоохранительных органах в Могилеве.

– Могилев славится фальсификацией материалов. Руководство тебя вынуждает делать фальсификацию, а потом это становится основанием для уголовного дела на тебя.

Фальсифицируют дела часто. Если срок выходит, если план не можешь выполнить, ты или фальсифицируешь, или тебя лишают премии. Все это из-за нашей «палочной системы». Все завязано на “палках” – протоколах.

Чтобы получить премию, гаишникам нужно заработать за смену пять протоколов-пять палок. Патрульным за смену нужно найти 2-3 пьяных. Одного мало, тогда премии не будет. Если за смену не сделал “палки”, то тебя заставляют писать рапорт, чем ты занимался целый день.

У участковых сейчас новая система оплаты. За квартал им нужно выполнить разные показатели: превентивные задержания, ЛТП. Если не выполняешь, у тебя падает процент по премиям. И получается, что все заинтересованы в правонарушениях. Не в том, чтобы их было меньше, а чтобы было больше. Ведь планы.

Существуют негласные планы на количество протоколов

 

Дмитрий 17 лет отслужил в милиции. Он вспоминает, что ранее хорошие руководители не обращали внимания на “палочную” систему. Но теперь она стала основой работы в милиции.

– Большой изъян-это “палочная” система, которая осталась с советских времен. “Палка” – это составленный протокол за правонарушение. Существуют негласные планы на количество протоколов. Но раньше наиболее адекватные начальники не придавали им такого значения, так как количество протоколов ни о чем не свидетельствует. Это как работа системного администратора. Хороший сисадмин – это кто ни черта не делает на рабочем месте. Так и хороший участковый – у него на участке тишина, и он тоже сидит и ни черта не делает. Ведь он хорошо выполняет свою работу. Он предупредил, провел профилактическую работу. Народ знает об этом. Ну, это идеал, конечно.

Но палочная система создает ситуацию, когда на участке постоянно пьяных задерживают, и мусор валяется, и собаки гадят. Что ты за участковый, если у тебя такой бардак? Фактически такими протоколами ты расписываешься в своей некомпетентности.

Эти протоколы нужны только ради статистики и чтобы руководство могло отрапортовать, что эффективно работает. На самом деле так только создается видимость работы. Участковому она дорого стоит. На каждый вызов он обязан написать подробный рапорт. Раньше как? Звонят, что малолетки собрались возле подъезда и курят. Ну, пошел ты, поговорил с ними, предупредил. Написал в журнале, что провел профилактическую беседу. Все разошлись, всем хорошо.

Сейчас на такой вызов ты пишешь рапорт. Кто, когда и куда пришел, с кем проведена беседа, полные имена. Вместо того чтобы быстро и качественно разобраться, чтобы люди поняли, что милиция есть, он пишет большой рапорт. А потом сам по этому рапорту он проводит проверку, выносит отказ в возбуждении административного дела. Много времени, много списанной бумаги. И все это не нужно никому.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Уволившиеся полицейские. Есть ли жизнь после ментовки? — The Village

Когда романтика в жопе играть перестала, я расхотел работать по выходным. Пошел в дежурную часть, а потом проверяющим конвойной службы охраны и изолятора. Вот так 11 лет отбивался от служебных проверок, а тут вдруг сам их провожу. Я решил делиться своим опытом и в 2017 году завел группу во «ВКонтакте», куда обезличенно записывал свои наблюдения и помогал тем, кого сам же кошмарил. Чем лучше рядовой сотрудник будет подготовлен к беспределу начальника, тем проще ему будет отказаться от выполнения незаконного приказа. Обычно полицейский сам виноват в своих проблемах, потому что он терпилоид и не знает, как действовать. Он может быть смелым парнем: бросится в огонь, спасет утопающего, но свои собственные права защитить не может.

Например, сотрудник не вышел работать в свой выходной — ему говорят: «Пиши объяснение». И все, мент срется в штаны. На деле не так страшен черт, как его малюют. Я помогаю сотрудникам четко и лаконично донести свою позицию со ссылками на приказы министра и другие законы. Сейчас в группе доступно больше 70 объемных и подробных ликбезов. Актив группы — человек 300. Раньше мы вместе направляли письма в органы власти, чтобы добиться справедливости. Так мы уволили двух начальников в Текстильщиках: опубликовали аудиозаписи, как начальник полиции в уродской манере разносил матом участкового за опоздание на 15 минут. Его уволили за поступок, порочащий честь и достоинство. А потом и его начальника уволили, который говорил: «У вас пивные сосочки скоро будут больше, чем у Даши. Пожрете свои хинкали и будете ходить вонять говном. Сколько вы мне приносите [денег]? Столько — а должен быть миллион долларов». Уэсбэшники (сотрудники Управления собственной безопасности. — Прим. ред.) благодарили меня, потому что не могли его никак уволить. Но когда поднялось народное возмущение, никакие бабки ему не помогли. А однажды мы добились поощрения сотрудника, который спас суицидника в Краснодаре.

Не надо обращаться в органы власти и записываться к начальству на прием — просто напиши в нашу группу о несправедливости. Хотя порой это плохо кончается. Плохому начальнику могут дать выговор, а человека, который рассказал правду, уволить. Но, может, это и к лучшему — пока не поздно, можно перековаться и найти себя в гражданской жизни.

На работе я считался залупологом, спрос с меня был меньше, чем с обычного сотрудника. За полгода до увольнения ко мне пришла самая серьезная проверка за всю жизнь, и она, как волна, *********** [разбилась] о скалу, я вышел сухим из воды. Это сильно подломило моего руководителя: потом мне уже никто не звонил по вечерам, никто не требовал работать в выходные. Я оказался в привилегированном положении, но понимал, что в целом придется терпеть еще семь лет этого говна, до пенсии. Все полицейские мечтают дожить до пенсии, но на самом деле, когда ты в 40 лет пенсионер, кому ты нужен со своим багажом знаний? Ничего не умеешь, переучиваться сложно. Выход один — ЧОП, шлагбаум.

Спустя полгода после того, как я завел группу, мне предложили работу продюсера криминальных новостей на канале «360°», и я ушел. Шока от новой жизни не было, я не нажирался и не сжигал ритуально форму, но какой же кайф носить бороду и одеваться так, как хочется. В ментовке ты весь какой-то зажатый, пиджак надел и сидишь, ничего сказать не можешь. Тебе каждый день сверху говорят: «Ты дебил, ты дебил». — «Да, я дебил».

«Палочная» система привела к пыткам Новости дня — Свободная Пресса

Полицейские отдела вневедомственной охраны подмосковного управления МВД РФ «Пушкинское» пожаловались в областную прокуратуру, что начальство по-прежнему заставляет их работать по многократно осужденной на всех уровнях так называемой «палочной» системе. То есть, трудиться до тех пор, пока не удастся составить нужное количество протоколов. В частности, таковы требования руководителя отдела Валерия Попова.

По утверждению правоохранителей, Попов требует, чтобы каждый наряд группы задержания составлял по пять протоколов о задержании и один — за мелкое хулиганство. Также полицейские обязаны доставлять в отдел граждан без регистрации для уборки территории. Если выполнить «план по доставке» не удаётся, начальник принуждает самих сотрудников заниматься уборкой, а отказывающихся переводит на неудобный график работы.

В жалобе отмечается, что начальников смен и помощников дежурных Попов заставляет заниматься подбором объектов для охраны, что не входит в их служебные обязанности. Если объекты к концу смены не подобраны — смена дежурной части обязана искать их в нерабочее время.

Покуратура начала проверку этих фактов.

Но как же так? Ведь в конце прошлого года руководство МВД уверяло россиян, что с 2012 года в корне поменяется порядок оценки эффективности деятельности полицейских подразделений. Сохранившаяся с советских времен «палочная система», долгие годы заставлявшая сначала милицию, а потом и полицию заниматься приписками и принуждением невиновных даже и пытками брать на себя чужие преступления, вроде бы, отменили. Акцент обещали сделать на независимые социологические исследования среди населения.

Однако, как выяснилось, в приказе главы МВД Рашида Нургалиева № 735, вступившем в силу с 1 января нынешнего года, «палочная» система осталась. Разные подразделения МВД обязали продолжить ведение учёта. Например, «гибэдэдэшникам» в минус пойдёт возросшее количество погибших на дорогах. Для патрульной службы оценка станет отрицательной в случае роста «количества преступлений, совершённых в общественных местах, связанных с угрозой жизни, здоровью и имуществу граждан, хулиганством». Год от года должна расти сумма взысканных штрафов.

— «Палочная» система требует по разным показателям рост раскрываемости преступлений и правонарушений. Подсчитываются баллы, и если роста нет — деятельность сотрудников какого-либо подразделения признаётся неудовлетворительной, — говорит председатель координационного совета профсоюза сотрудников полиции Москвы Михаил Пашкин. —  Систему эту в разное время пытались отменить. Но она осталась. Полицейские начальники не хотят вникать в более прогрессивные схемы. Им удобнее приехать, подсчитать, затем — уехать и доложить: у этих — из рук вон плохо, а у тех — более-менее, хотя тоже ничего хорошего.

Они не желают привлекать специалистов, которые определят: по этому делу, очень сложному, должны работать 5 человек, на эти — мелкие — можно выделить 2−3 «оперов», а вот на это, наиболее трудное, — необходимо «бросить» большую группу.

Но, поскольку начальники не хотят напрягаться, — «спецов» не привлекают. Дела по серьёзным преступлениям, если не поступит указание от вышестоящего руководства, отправляют в долгий ящик. А показатели станут делать на мелочёвке: поймают карманного воришку и навешают на него множество разных преступлений. Так действовали, например, в Казани — избивали, истязали кошмарными, омерзительными способами, и заставляли брать на себя разные деяния.

Полицейских заставляют, к примеру, в этом полугодии раскрыть 20 определённого рода преступлений, а в следующем — 21. Пришёл ко мне знакомый полицейский: «Ну, не набирается нужное число. Что мне, жену свою изнасиловать для выполнения плана?!»

Некоторые участковые ходили по кладбищам, выискивали свежие захоронения, записывали данные умерших. Затем заполняли протокол: за 2−3 дня до смерти эти люди якобы ругались матом или пописали на угол дома… Вбивали информацию в базу данных, потом — закрывали дела в связи со смертью правонарушителей.

Вот к чему приводит «палочная» система.

А пункт приказа, обязывающий узнавать мнение населения о работе полиции, не выполняется. Не интересует полицейское руководство мнение народа.

«СП»: — Из сказанного в приказе № 735, среди прочего, усматривается: для того, чтобы следователи заслужили положительную оценку, им необходимо направлять в суд больше уголовных дел с обвинительным заключением. К чему это приведёт?

— Это уже приводит к тому, что в тюрьму сажают невиновных. Пять лет назад глава Верховного суда Лебедев сообщил, что у нас очень объективные суды — выносят целых 2% оправдательных приговоров. Через два года он сказал об 1%.

В сталинский период, для сравнения, выносились 12−15% оправдательных приговоров. А суды присяжных и сегодня оправдывают в 30−40% случаев. Если это проанализировать, нетрудно понять, какой процент людей, прошедших через обычные российские суды, осуждены незаконно. Получается — по 300 тысяч ежегодно!

Власть, осознавшая, что суды приисяжных судят беспристрастно, отобрала у них некоторые дела, например, о терроризме.

Адвокат Московской городской адвокатской палаты Нина Кузьминова, специализирующаяся на уголовных делах, утверждает, что порочная «палочная» система способствует увеличению пыток:

— Полицейские любыми способами стремятся выполнить план. В большинстве случаев они выбивают признания в несовершённых преступлениях у ранее осуждённых или задержанных за другие деяния людей. Но нередки случаи, когда истязаниями они заставляют признаться в самых тяжких грехах тех, кто никогда не нарушал закон.

Фото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

И еще один отказ от «палочной» системы

Моя недавняя заметка в «Новой газете» от 5 февраля начиналась так: «Произошло то, что и предсказывалось, — штрафы исчерпали себя, а дорожная полиция как не работала, так и не работает, и потому кривая ДТП, смертей и увечий на наших дорогах снова поползла вверх».

В заметке я задавался вопросом: зачем так упорно система МВД цепляется именно за этот, «палочный», вид учета правонарушений? А высокие чины отвечали: мол, только так можно бороться с сокрытием правонарушений.

Но позвольте, автомобили ДПС оснащены видеорегистраторами, а милицейские участки — видеокамерами, неужели невозможно наладить их неприкосновенность, чтобы исключить вмешательство туда нечистоплотных рук?

Почему бы каждому подразделению ГИБДД, инспектору и экипажу не определить участки ответственности и не оценивать их работу не по «палкам», а по снижению на их участках количества ДТП, смертей и увечий?

При такой постановке вопроса инспектор бы не прятался за кустом, а ставил бы свой автомобиль не ЗА переходом, не ЗА запрещающим знаком, а перед ними! Предупреждая водителей об опасности!

То же и с участковым. И с ППС.

И вот заявление заместителя министра внутренних дел г-на Герасимова. Цитирую его по тексту Gazeta.ru почти целиком, слишком все там важно, вы только вслушайтесь в каждое слово:

«Сравнительный анализ, способствующий развитию палочной системы и скрывающий нарушения закона полицейскими, будет искоренен.

Разработана методика оценки деятельности всего территориального органа и отдельных подразделений полиции, предусматривающая действенную меру, чтобы избежать и «палочной системы», и попытки сокрытия фактов нарушения полицейскими законности.

Согласно этой методике, если проверка установит хотя бы один факт непредоставления достоверной информации, то, несмотря на заслуги и показатели территориального органа, в целом оценка будет неудовлетворительной.

Таким образом, руководство территориального органа не будет заинтересовано скрывать информацию. Теперь показатели не будут сравниваться с результатами прошлого года, а оцениваться по факту: столько-то преступлений, столько-то раскрыто или не раскрыто».

Сколько сотен тысяч строк мы, журналисты, потратили на то, чтобы доказать, что именно эта система ЗАПЛАНИРОВАННЫХ нарушений ПДД и КоАП является главной причиной вымогательства, коррупции на наших дорогах, причиной и пыток, и избиений в участках, осуждения невиновных.

Доходило даже до того, что у людей в погонах подбирались свои контингенты бомжей, алкашей, рецидивистов, на которых можно было повестить любое преступление ради его быстрой раскрываемости — ради «палки» в отчете. Посчитать бы — сколько «дров» наломала эта палочная система за десятилетия, сколько людей погубила…

За нее, за эту систему, тех, кто ее придумал и практиковал долгие годы, не просто увольнять надо — судить.

Недавно я разговорился с пожилым немецким полицейским. Когда я не без труда растолковал ему суть «палочной» нашей системы, он сначала изумился: «А почему у вас все устроено против людей, а не за них?» —  а потом вспомнил: «Вы знаете, сейчас мы работаем именно так, как вы и предлагаете. А вот лет 30—40 назад у нас было нечто похожее на ваши «палки». Искоренить их по всей стране, сразу, было непросто. Поэтому начали с небольших участков: первым взяли самый неспокойный район — стали платить премии полицейским и поощрять их за спокойствие в этом районе. И дело пошло! Правда, наши полицейские имеют от государства гораздо больше ваших, потому и служат ему, а не на свой карман, не бандитам или ворью. Но говорят, что и вашим теперь зарплаты повысили…»

«Палочная» система учета и отчетности МВД за последние годы «отменялась» уже дважды, один раз это было объявлено самим Нургалиевым. Но всякий шум и эйфория по этому поводу заканчивались пшиком: не было у страны достаточно денег и средств для наведения внутри нее порядка и настоящей законности.

Россия, недавний мировой лидер по темпам снижения на дорогах страны ДТП и их жертв, снова превращается в лидера со знаком «минус»: за последние год-полтора число погибших увеличилось почти на 2000 человек! Действие штрафов — «кнута» — кончилось, а инспекторы как не работали на предупреждения правонарушений, сосредотачиваясь целиком на карательных функциях, так и не работают.

И в чем гарантии, что и на этот раз слова замглавы МВД не окажутся пустым звуком? Повышенные зарплаты полицейских? Этого мало. «На земле», как они сами выражаются, они могут заработать и зарабатывают (!) гораздо больше. Вы говорите, г-н Герасимов, что: «разработана методика», согласно которой «…если проверка установит хотя бы один факт непредоставления достоверной информации, то, несмотря на заслуги и показатели территориального органа, в целом оценка будет неудовлетворительной».

Не поможет: потому что одну «палочную» систему, по сути, пытаются подпереть другой «палочной» системой. Просто карманы полицейских станут за те же промежутки времени набиваться туже, а круговая порука достигнет невиданных высот.

Здесь нужна комплексная система, не только выраженная в ежемесячном содержании, но и в наборе социальных благ, при которой, нарушив присягу, и служитель закона, и его семья несли бы потери, не идущие в сравнение с их нечестными заработками «на земле».

Государство к этому готово? Если нет, тогда и нечего в очередной раз воздух сотрясать.

Публикации сотрудников в СМИ — В. Волков: Палочная система: Инструмент управления

Так называемую палочную систему в МВД периодически пытаются отменить, но она остается. Этот факт не случаен. Дело в том, что палочная система является важнейшим институтом организационного контроля внутри милицейского ведомства, без которого произошла бы полная приватизация его деятельности.

В своей основе эта система состоит из трех частей: количественные показатели(например, число совершенных, раскрытых или предотвращенных правонарушений), ожидаемое изменение этого показателя(рост или снижение) и его вес в оценке деятельности какого-либо правоохранительного подразделения. Есть и ведомственные вариации. Так, в ГАИ-ГИБДД палочную систему дополняет план по правонарушениям: сколько, например, нарушений скоростного режима, выездов на встречную полосу и т. д. должно произойти в следующем месяце. Абсурдность такого плана(как можно планировать противоправные действия водителей?) только кажущаяся. На самом деле под него инспектора получают бланки протоколов, и они обязаны оформить определенное количество нарушений каждого вида. Что было бы, если бы такого плана не было? В пределе инспектора вообще не тратили бы усилия на оформление протоколов и взимание штрафов в казну, а штрафовали бы себе в карман. Без плана и палочной системы произошла бы деформализация санкций. А так — сначала поработай на государство, а уже потом на себя.

Поэтому палочная система — это не объективная картина преступлений и работы правоохранительных органов и даже не просто отчетность, которую сдает милицейское начальство в расчете на продвижение по службе. Говоря социологическим языком, она выполняет латентную(неявную) функцию: хотя бы минимально дисциплинирует правоохранителей, привязывая их мотивацию к формальным целям государственной организации, которая дает им соответствующие ресурсы и полномочия.

По сути, система показателей, т. е. палки, которые зарабатывают сотрудники МВД именно в качестве государственных служащих, а не индивидуальных силовых предпринимателей без образования юридического лица, всегда является планом. Она работает по принципу соотнесения с аналогичным периодом прошлого года — и каждый знает, сколько«произвести» административных фактов, т. е. завести уголовных дел по таким-то статьям, предотвратить преступлений и т. п. Для начала каждый оперативник, от которого начальство требует плана, будет стремиться его выполнить — побыстрее, возбуждая побольше уголовных дел или регистрируя лишь те преступления, по которым есть ясная перспектива быстрого раскрытия. Но этим отрицательные эффекты палочной системы не ограничиваются. Возбуждая уголовные дела или сдавая следователю«раскрытые» преступления, оперативные части не заботятся о том, дойдет ли дело до суда или как быстро оно там развалится.

Это особо касается экономических преступлений и уголовных дел по статье«мошенничество», с помощью которых в России принято«кошмарить» бизнес. Стремительный рост количества возбужденных уголовных дел по этим статьям после 2002 г. хорошо вписывается и в палочную систему, и в коммерческий интерес оперативников. А раскрытых дел по этим статьям(т. е. переданных в суд) уже гораздо меньше, дошедших же до приговора — меньше в разы. В 2008 г. по статье«мошенничество» было заведено 192 490 уголовных дел, раскрыто 121 373 преступления, а осуждено 35 921 лицо. Пик холостой активности правоохранителей по выявлению мошенничества пришелся на 2006 г., когда менее 60% из возбужденных уголовных дел раскрывалось и лишь около 15% заканчивалось приговорами судов(и это при обвинительном уклоне последних). То есть подавляющее большинство дел закрывается по неформальным договоренностям или разваливается. Если бы палки отменили или оперативников и следователей оценивали бы с учетом прохождения дела в суде, машина по производству уголовных дел значительно снизила бы свои обороты.

Вопреки заявлениям руководства МВД сразу отменить палочную систему невозможно. Это слишком важный формальный институт. В случае его отмены у сотрудников еще больше ослабнет служебная мотивация и в нынешних условиях останется только коммерческая. Но и ее сохранение в прежнем виде увеличивает разрыв между производством уголовных дел и действительной охраной правопорядка. Поэтому необходимо последовательно менять и упрощать систему показателей, опираясь на независимое экспертное сообщество. А философия изменения понятна: перенести акцент с начальной фазы уголовного процесса на конечный и максимально учитывать результаты деятельности правоохранителей с точки зрения общества, а не их самих. (Vedomosti.ru)

что означают выражения «палка», «получить палку» на ментовском жаргоне?

С 2005 года существует правило, согласно которому милицейские подразделения не могут снизить количество привлеченных к ответственности лиц по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, если хотят получить положительную оценку своей деятельности. Подчинённые должны своевременно отчитываться о собственных успехах и личных достижениях перед вышестоящими инстанциями. Каждый «позитивный» доклад подчиненных начальники отмечают в своих журналах «палочкой» , чтобы потом, когда они сами будут отчитываться перед вышестоящим руководством, в спешке не забыть какое-нибудь из собственных достижений. Такая система «валовых показателей раскрываемости» именуется в МВД «системой палок» . И принято считать, что чем гуще «частокол» напротив фамилии подчиненного, тем добросовестней он относится к своим служебным обязанностям. «Палочная система» учета «показателей раскрываемости» по-своему уникальна! Потому что, чем больше «палок» – тем больше «дров» , которые могут «наломать» сотрудники органов внутренних дел в погоне за показателями. Хорошие показатели, как правило, делаются методами приписок, административными и порой уголовными делопроизводствами, которых вообще не существует в природе, а также «пришиванием дел» ни в чем неповинным гражданам и «выбиванием» из них «признательных показаний»…

Да не с 2005 года палочная система существовала. Я служил в милиции следователем с 1986 года и тогда у оперов только и звучало: ого, сразу три палки нарисуем. Или подобное. В следствии процент раскрываемости не учитывался. Поэтому, если я подчёркивал в карточке на преступление, что оно раскрыто следственным путём, мою чёрточку стирали лезвием, оставляя следы и подчёркивали слово «оперативным» — путём раскрыто преступление. Мне же это было без разницы. Просто я честно заполнял документ. Думаю, это слово пришло из 70-ых годов, если не раньше. И никак не отменяют палки, и, действительно, порой уголовные дела фальсифицируют. Особенно, много раз сидевшим. Тем так и так большой срок влепят. Но опера «подогревают» их чаем сигаретами. И на зоне тоже. Вот они и берут на себя, что им любезно предлагают.)))

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о