РазноеСуперкар волк – Суперкар из «Лады» и «Запорожца»: чудеса техники из бывшего СССР | Фотогалереи

Суперкар волк – Суперкар из «Лады» и «Запорожца»: чудеса техники из бывшего СССР | Фотогалереи

Российский суперкар «Волк»: что сейчас происходит с проектом

Летом 2015 года известный российский конструктор и автоспортивный промоутер Игорь Ермилин объявил о том, что работает над проектом суперкара «Волк». Конкретики тогда озвучивали мало: показали очень впечатляющие эскизы, назначили в конкуренты Koenigsegg и обозначили цену в 1-2 млн евро. Прошло почти два года, но новостей не слышно. Мы решили уточнить все, получив информацию «из первых уст». Кстати, это уже третья часть большого интервью с Игорем Ермилиным: в первой мы вспоминали успехи и неудачи Lada Revolution и других гоночных серий, а во второй — разбирались в причинах провала проекта Marussia, где Игорь также участвовал как конструктор.

К: Удалось ли найти инвестора для «Волка»? В какой стадии находится проект?

И.Е.: Проект все еще в стадии поиска инвестора. Возможно, сейчас не лучшие времена. Но мое мнение таково, что начинать нужно именно сейчас, чтобы к моменту наступления благополучия в экономике иметь готовый продукт.

К: Можете ли вы раскрыть хотя бы какие-то технические подробности «Волка»? В чем уникальность его конструкции, какой планировалось (или планируется) поставить мотор, трансмиссию? Конструкция подвески? Конструкция кузова?

И.Е.: «Волк» — это эксклюзив, несколько экземпляров в год с индивидуальными моментами для каждого владельца. Техническими деталями сейчас никого не удивить, лозунг «быстрее, выше, сильнее» загоняет производителя в тупик. Всегда появится кто-то быстрее, выше, сильнее (читайте Киплинга). У него должна быть своя «львица».

К: В числе потенциальных конкурентов «Волка» вы назвали Koenigsegg и Pagani, но ведь количество производителей мелкосерийных и штучных машин стоимостью в сотни тысяч или миллионы евро — куда больше. Rezvani, Keating, McLaren, Artega, Savage Rivale… Каждый производитель старается найти свою узкую нишу, придать машинам уникальные качества, «фишку». Почему покупатели в мире должны выбрать «Волка», а не что-то еще?

И.Е.: Девиз Koenigsegg – «самый быстрый серийный автомобиль», и как оправдание — несколько миллионов евро за штуку, постоянно играет с ним злую шутку. Но регулярно появляются американские Saleen или Venturi за 2-3 сотни тысяч долларов, которые оказываются еще быстрее, и нужно судорожно добавлять десятки или сотни лошадиных сил, чтобы оправдать свой девиз. Pagani – да, Pagani – это искусство. Остальные без эмоций.

«Волк» — благородный классический дизайн без «изысков», дружелюбный к владельцу, технического исполнения как швейцарский хронограф, мощность (как в свое время у Роллс-Ройс) — достаточная, скорость — достаточная. Ловля «блох» при разгоне до 100 не имеет значения.

К: Не понаслышке зная о неудачах Маруси, что можно сделать для того, чтобы такая же судьба не постигла «Волка»?

И.Е.: Выверенный менеджмент и концентрация на конкретной задаче.

0029

К: Планируете ли Вы вывести «Волка» на трассы международных гоночных серий?

И.Е.: На удивление (для самого себя), я не вижу его на трассе. Он слишком благороден. Возможно, при удачном развитии проекта. Для клубных клиентов будет доступна трековая версия, но она будет существенно отличаться от прародителя.

Российский конструктор создал суперкар стоимостью 2 миллиона евро

Главный конструктор, организатор гонок и советник президента Российской автомобильной федерации (РАФ) Игорь Ермилин эксклюзивно для LifeNews показал свой концепт совершенно нового суперкара.

— Мой новый проект — это машина совершенно другого уровня, — рассказал Ермилин. — Она более уникальная и дорогая чем те, что я делал ранее. Это будут штучные машины, которые планируем выпускать не более двух десятков в год. Стоит отметить, что это абсолютно ручная работа. Очень совершенный, быстрый, красивый, комфортный автомобиль.

«Волк» — двухместная машина для дорог общего пользования. Конструктор уверен, что такое имя автомобиля создает определенный образ. Ведь еще с древних времен волк был рядом с людьми. Это отражено и в дизайне машины: современный классический и сдержанный стиль. Пока машина представлена в черном и темно-бордовом цвете. Цена такого автомобиля составит от одного до двух миллионов евро.

— Машина штучная, и у каждого заказчика может быть свой вариант двигателя, начиная от большого 6-литрового американского мотора, европейского мотора в районе 5 литров и гибридной установки, условно как у «Формулы-1», можем устанавливать 1,5-литровый двигатель. Кроме того, суперкар может иметь и электромотор с конденсаторами… То есть по желанию заказчика мы можем придать машине любые технические характеристики. Экстерьер машины при этом остается неизменным, — сказал конструктор.

Новый спортивный суперкар планируют выпустить в свет через полтора года. Основная проблема сейчас заключается в поиске инвесторов.

— Спортивный автомобиль — продукт высокомаржинальный, но очень нишевый и не приносит таких больших прибылей, как в крупных добывающих или девелоперских проектах. Его производство — это малый бизнес, который в России сейчас фактически не развит. Мы надеемся найти средства для этого проекта, и спорткаром такого уровня будет гордиться Россия, — подытожил Ермилин.

что сейчас происходит с проектом

К: Удалось ли найти инвестора для «Волка»? В какой стадии находится проект?

И.Е.: Проект все еще в стадии поиска инвестора. Возможно, сейчас не лучшие времена. Но мое мнение таково, что начинать нужно именно сейчас, чтобы к моменту наступления благополучия в экономике иметь готовый продукт.

К: Можете ли вы раскрыть хотя бы какие-то технические подробности «Волка»? В чем уникальность его конструкции, какой планировалось (или планируется) поставить мотор, трансмиссию? Конструкция подвески? Конструкция кузова?

И.Е.: «Волк» — это эксклюзив, несколько экземпляров в год с индивидуальными моментами для каждого владельца. Техническими деталями сейчас никого не удивить, лозунг «быстрее, выше, сильнее» загоняет производителя в тупик. Всегда появится кто-то быстрее, выше, сильнее (читайте Киплинга). У него должна быть своя «львица».

К: В числе потенциальных конкурентов «Волка» вы назвали Koenigsegg и Pagani, но ведь количество производителей мелкосерийных и штучных машин стоимостью в сотни тысяч или миллионы евро — куда больше. Rezvani, Keating, McLaren, Artega, Savage Rivale… Каждый производитель старается найти свою узкую нишу, придать машинам уникальные качества, «фишку». Почему покупатели в мире должны выбрать «Волка», а не что-то еще?

И.Е.: Девиз Koenigsegg – «самый быстрый серийный автомобиль», и как оправдание — несколько миллионов евро за штуку, постоянно играет с ним злую шутку. Но регулярно появляются американские Saleen или Venturi за 2-3 сотни тысяч долларов, которые оказываются еще быстрее, и нужно судорожно добавлять десятки или сотни лошадиных сил, чтобы оправдать свой девиз. Pagani – да, Pagani – это искусство. Остальные без эмоций.

«ВОЛК» — БЛАГОРОДНЫЙ КЛАССИЧЕСКИЙ ДИЗАЙН БЕЗ «ИЗЫСКОВ», ДРУЖЕЛЮБНЫЙ К ВЛАДЕЛЬЦУ, ТЕХНИЧЕСКОГО ИСПОЛНЕНИЯ КАК ШВЕЙЦАРСКИЙ ХРОНОГРАФ, МОЩНОСТЬ (КАК В СВОЕ ВРЕМЯ У РОЛЛС-РОЙС) — ДОСТАТОЧНАЯ, СКОРОСТЬ — ДОСТАТОЧНАЯ. ЛОВЛЯ «БЛОХ» ПРИ РАЗГОНЕ ДО 100 НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ.

К: Не понаслышке зная о неудачах Маруси, что можно сделать для того, чтобы такая же судьба не постигла «Волка»?

И.Е.: Выверенный менеджмент и концентрация на конкретной задаче.

К: Планируете ли Вы вывести «Волка» на трассы международных гоночных серий?

И.Е.: На удивление (для самого себя), я не вижу его на трассе. Он слишком благороден. Возможно, при удачном развитии проекта. Для клубных клиентов будет доступна трековая версия, но она будет существенно отличаться от прародителя.

источник

«Спорткаром такого уровня будет гордиться Россия» | Статьи

Главный конструктор, организатор гонок и советник президента Российской автомобильной федерации (РАФ) Игорь Ермилин специально для «Известий» впервые рассказал о своем новом спортивном автомобиле, его уникальности и проблемах инвестирования. 

— Расскажите подробнее о суперкаре, который вы разработали. 

— Мой новый проект — это машина совершенно другого уровня. Если Marussia В1 выпускалась сотнями автомобилей в год, то этот проект предполагает машину более уникальную и дорогую. Планируемая цена для этого спорткара — от €1 млн до €2 млн. Это будут штучные машины, которые планируем выпускать не более двух десятков в год. Моя новая машина — это абсолютно ручная работа. Очень совершенный, быстрый, красивый, комфортный автомобиль.

— Чем еще удивительна эта машина? Насколько она скоростная? 

— Сегодня удивить скоростными характеристиками достаточно сложно. Как идея этот автомобиль в первую очередь возник из желания создать успешный бренд, который смог бы обрести реальную клиентуру и закрепиться на рынке. Поэтому до того, как начался разговор о цифрах, появились самые первые картинки, был разработан сценарий, легенда, образ, который должен вызвать простое желание — обладать. Образ, который был бы привлекательным уже сам по себе. Найденный образ включает в себя не только саму машину и ее потребительские качества, но и то, что создает оболочку вокруг (инфраструктура, сопутствующие продвижению товары и мероприятия), всё то, что увеличивает массу бренда. Таким образом, это не просто то, что человек может поставить в гараж, а то, во что можно «поиграть», то, что дает совсем новые эмоции не только от прямого использования, но и от приобщения к этому. Сам автомобиль — лишь ключ к двери, за которой то, что не предлагал еще никто из игроков на рынке.«Спорткаром такого уровня будет гордиться Россия»


— А из отечественных и иностранных специалистов кто-то может составить вам конкуренцию?

— Наверняка где-то такой неизвестный молодой человек существует. Но здесь очень важно соединить всё вместе: ресурсы, опыт, известность, репутацию, команду и т.д. Это складывается годами и достаточно тяжело. С этой точки зрения пока у проекта конкурентов нет. Есть компания Koenigsegg с концепцией «самый быстрый серийный автомобиль». Собственно, эта машина является и единственным потенциальным конкурентом. И они всё время попадают в тупик, потому что они создали быструю машину и установили рекорд скорости, но через некоторое время другие машины поехали еще быстрее. Это те излишки, которые делают машину, конечно, уникальной с одной стороны, но ненужной с точки зрения ее применения. Машина должна быть очень комфортная, а абсолютная мощность уже неинтересна. Сейчас становится важным ездить на автомобилях столько, сколько вам хочется. В этом плане мой будущий проект — не автомобиль выходного дня, как Ferrari. Это машина, которой вы можете пользоваться каждый день. Она комфортна, но при этом обладает характеристиками спорткара, то есть быстрая и динамичная. Koenigsegg  и Pagani хорошо использовать раз в неделю, а чаще — уже некомфортно.

— Новый спорткар может быть предназначен для участия в «Формуле-1»?

— Для того чтобы участвовать в «Формуле-1», нужно заявить целиком команду и быть принятым в чемпионат. Собственно, сейчас это нереально по двум причинам: нужно заявиться, а это целая процедура доказывания состоятельности, и вторая — это сумасшедшие расходы, которые на сегодняшний день никем не предусмотрены. В моем случае достаточно важно, чтобы расходы на проект не были заоблачными. Надо сделать этот проект окупаемым. Хотя это не сама цель работы. Для меня это некая реализация своих мечтаний и самовыражение. Я не воспринимаю это как бизнес с точки зрения зарабатывания денег. Кстати, Koenigsegg и Pagani как машины той ниши, в которую хотелось бы попасть, тоже не связаны с бизнесом. Для владельца и одной машины, и другой — это развлечение для души, которое, в свою очередь, уже приносит деньги. Но стоит понимать, что это не те доходы, как в какой-нибудь крупной автомобильной компании, которая собирает миллионы долларов в виде прибыли при выпуске большого количества машин. Наш случай — это штучные машины, которые мы создаем с душой.

«Спорткаром такого уровня будет гордиться Россия»

— То, что для души, это понятно. Но разве вам не хочется, чтобы машина участвовала в серьезных гоночных соревнованиях? 

— Это абсолютно другая машина. Новый суперкар — это двухместная машина для дорог общего пользования. Чтобы ездить на ней, вы должны получить номерные знаки и документацию. А для «Формулы-1» у меня заготовлен самостоятельный проект, который значительно дороже, чем проект по созданию суперкара, который мы с вами обсуждаем. И там, конечно, хочется поучаствовать. Я готов этим вопросом заниматься лично. У меня достаточно знаний, опыта, связей, контактов с функционерами международной федерации и промоутерами «Формулы-1». 

— У вашего суперкара уже есть название?

— Есть пока рабочее название — «Волк». Почему «Волк»? По-моему, это очень сильный и  интересный образ. Причем образ, который воспринимается человечеством уже тысячелетия. Еще с дикими древними людьми волк был всегда рядом. И этот образ нечто очень сильное, эмоциональное и даже мистическое. Это название дает проекту сразу определенную историю.

— А как будет выглядеть такая машина?

— Машина стилистически ассоциируется с волком. Очень интересный, классический дизайн, который не будет стареть десятилетиями. Это не продукт моды или одного лишь стремления к инновациям, но то, что может передаваться из поколения в поколение, наращивая ценность. Нечто вобравшее в себя абсолютно лучшие, но проверенные идеи. Своего рода современная классика, при всех технических характеристиках, не уступающих ценовым аналогам, но с обликом, их превосходящим. Дизайн — то, на что обращает внимание человек в первую очередь. В проекте дизайн — это следствие самой идеи, дизайн как визуальное отражение образа, философии всего бренда.

«Спорткаром такого уровня будет гордиться Россия»

— Когда машину можно будет увидеть на улицах?

— Хороший вопрос, на который я тоже хотел бы знать ответ! (Смеется.) На сегодняшний день есть концепция, дизайн и история. Уже можно стартовать и через полтора года иметь полностью функционирующий концепт этого автомобиля с предварительно подготовленной сертификацией к выпуску. Всё, что нужно на данный момент, — это деньги. Многим состоятельным группам и бизнесменам было сделано предложение, но реакция достаточно странная. Вроде бы им интересно и с точки зрения бизнеса всё понятно. Проект «Волк» раскладывается с высокой вероятностью окупаемости на 4–5 лет. Кроме того, бюджеты, которые нужно вложить в эту машину, на порядок меньше того, что было потрачено на Marussia. Создается ощущение, что им просто лень полезть в кошелек за такой ничтожной для них суммой. Еще здесь важен в первую очередь имидж страны. Это большая возможность показать, что у нас в России есть что предложить, кроме военной техники, которая, безусловно, на очень высоком уровне. Кстати, многие современные наработки в ОПК могут быть реально использованы в этом автомобиле. Они связаны в основном с системами навигации и роботизации. Но пока мы пытаемся решить вопрос с инвестированием. Причем наш проект  в тренде. Даже руководство страны заявляет — импортозамещение. Российский спорткар такого уровня — это то, чем можно будет гордиться. 

— За время вашей работы конструктором сколько машин вы создали?

— Самый активный период работы был с 1975 по 1984 год. За эти 10 лет я создал 13 различных автомобилей. В основном это машины гоночных формул, а также кузовной автомобиль «Москвич», и в целях развлечения я сконструировал интересное внедорожное транспортное средство для сельской местности. Это был мой самый активный период работы. Потом начал заниматься прессой, телевидением, организацией соревнований, стал функционером Автомобильной федерации. В 2004 году вновь вернулся к проектированию и изготовлению автомобилей, но это занятие уже стало моим хобби. Был создан спортивный автомобиль наподобие моего Fenix, затем занимался «Формулой «Русь». В 2011 году решил вспомнить молодость и восстановил заново Fenix. Собственно, он и послужил некоторым катализатором проекта Marussia. Я показал Fenix Николаю Фоменко, он походил вокруг него, посмотрел, а через несколько месяцев начался проект Marussia Motors. В 2008 году мы начали делать уже ее концепт, а с 2009 года по середину 2011-го я был главным конструктором Marussia. И это было очень интересное время для меня.  Затем в 2012 году решил вспомнить молодость и подготовил гоночную реплику моего первого автомобиля в спорте — «Москвич-412» МАДИ. Кстати, параллельно с ним в 1975 году я серьезно модернизировал гоночный автомобиль «Формулы-1» МАДИ. У нас тогда еще действовали международные требования «Формулы-1» для чемпионата СССР.


Десятка самых быстрых и мощных суперкаров, созданных в бывшем СССР

Про отечественный автопром мнения высказываются порой не самые лестные. Тем не менее, на  постсоветском пространстве находятся компании, который пытаются создавать действительно интересные вещи. Пробуют себя дизайнеры и инженеры бывшего СССР даже в разработке суперкаров. Посмотрим же на самые интересные образцы последних двух десятилетий.

Red

Углепластиковое чудо компании под названием Red может разгоняться до 400 км/ч. До 100 км/ч машина разгоняется за 2.5 секунды. Возможными такие показатели стали благодаря использованию 1 325-сильного мотора. Всего будет выпущено 99 таких авто по цене не менее 1.8 млн евро каждый.

Lada Revolution III

Автомобиль, разработанный АвтоВазом совместно с ТоргМаш в 2003 году. Это дорожный спорткар с 2-литровым турбомотором, мощность которого составляет 245 л.с. До 100 км/ч такой автомобиль разгоняется за 6 секунд. Первый прототип машины показали на автосалоне в Париже в 2008 году и обкатали на трассе в Нюрнберге.

Himera-Q

Украинский суперкар Himera-Q был показан в прошлом году в Киеве на мероприятии New Cars Fest. Машина явно перекликается с моделью, что в свое время разработал уже упомянутый Лазарев. Создателем украинского аналога стал Андрей Джазовский.

«Химера»

Еще один украинский суперкар, на сей раз разработанный и выпущенный фирмой Ascaniadesign, которая является дочерним тюнинг-ателье Запорожского завода. Проект автомобиля стартовал в 2012 году. На эскизах автомобиль напоминал чем-то McLaren MP4-12C. К сожалению, дальше макетов дело так и не пошло.

Jakusa Triango

Необычный электрокар из Казахстана, который создает мастер Таир Балбаев. Инженера уже даже прозвали казахским Илоном, настолько амбициозен его проект. Дизайн данного автомобиля был разработан венгерским дизайнером Тамашем Якусом. На данный момент электрокар использует силовую установку с крутящим моментом в 2 000 Нм.

Montecarlo GTB Centenaire

Автомобиль, который создавался в Польше к юбилею автомобильного клуба Монако. Однако впоследствии компания-заказчик проекта обанкротилась. Проект был продан в Грузию. Автомобиль пришлось переименовать в MIG Tako M100. В 1993 году он даже поучаствовал в гонках в Ле Мане. Правда, серийное производство начать так и не смогли.

Dartz Prombron Nagel

Эпатажное творение латвийской компании Dartz, которое было посвящено русскому гонщику Андрею Нагелю. На стадии разработки 2000-сильный бронированный суперкар выглядел невероятно круто. Проект начался в 2011 году. Впрочем, по непонятным сегодня причинам дальше эскизов дело не тронулось. А жаль.

Руссо-Балт

Один из автомобилей марки «Руссо-Балт», права на которую впоследствии выкупили хозяева ателье A:Level. Данный автомобиль создавался на базе шасси Mercedes Benz CL 65. В разработке принимала активное участие немецкая компания Gerg Engineering. Машина так и осталась в единственном экземпляре.

Marussia

Проект Marussia Николая Фоменко был и остается одним из самых амбициозных в России, несмотря на то, что инициатива была свернута уже достаточно давно.  Впрочем, несколько десятков своих суперкаров молодая компания все-таки выпустить смогла. Спустя некоторое время, компания даже поучаствовала в проекте «Кортеж». Сегодня Фоменко мечтает о перезапуске марки Marussia.

«Волк»

Роскошный и смелый суперкар «Волк» был спроектирован одним из бывших участников проекта Marussia — Игорем Ермилиным. К слову, он также является советником президента Российской автомобильной федерации (РАФ). Машина задумывалась как конкурент Pagani и Koenigsegg. Стоит один суперкар почти 2 млн евро.

«Крым»

Пока большинство автопроизводителей, занимающихся суперкарами, целятся на самый дорогой сегмент, ребята из Bauman Racing Team, состоящей преимущественно из студентов МГТУ, создали весьма доступный родстер. Машина использует узлы и агрегаты Lada Kalina, а также имеет композитный кузов. Сейчас ведется работа над более совершенной моделью.

Lada Raven

Несмотря на все невзгоды, которые постигли суперкар «Ворон» у машины все-таки появился шанс стать серийным автомобилем. Вот только выпускаться детище инженера Андрея Лазарева будет не на «АвтоВазе», а Австрии. Именно там заинтересовались проектом крымской компании «Пик Вектор». Правда, на Западе выпускаться «Ворон» будет совсем под другим именем.

Российский суперкар Волк

Игорь Ермилин, ранее занимавший пост главного конструктора компании Marussia Motors рассказал о новом проекте «Волк» — отечественном суперкаре, способном составить конкуренцию Pagani и Koenigsegg.

На сегодняшний день организатор проекта ищет инвестиции для создания рабочего прототипа суперкара. Если деньги найдутся в ближайшее время, то «Волк» должен воплотиться из бумаги в реальный автомобиль в течение полутора лет.

Российский суперкар «Волк», выполненный в кузове двухдверного купе имеет двухместный салон и предназначен для эксплуатации на дорогах общественного пользования. Технические характеристики Волка пока не известны.

От Marussia B1 новинка будет отличаться значительно возросшим качеством. По задумке Ермилина, Волк должен собираться поштучно и исключительно вручную тиражом около 20 автомобилей в год. Правда, и цена на автомобиль будет соответствующая — от 1 до 2 млн евро.

В бизнес-плане проекта указано, что инвестиции в «Волка» окупятся и начнут приносить прибыль уже через 5 лет.

Напомним, что Ермилин приступил к работе над новым проектом вскоре после объявления банкротства компании Marussia Motors из-за недостаточного спроса на суперкары B1 и B2.


Новый российский суперкар «Волк»

Marussia В1, первый российский суперкар о котором говорили во всём мире. Долгое время взгляды поклонников автомобилей были прикованы к этому проекту, но, к сожалению, было принято решение отказаться от дальнейших работ. Многие автомобильные эксперты считают, что основной причиной стало отсутствие крупных инвесторов.

Marussia В1

Несмотря на все неудачи, некоторые из специалистов, разрабатывавших Marussia В1, планируют заняться проектированием новых мощных и быстрых машин. В первую очередь речь идёт об Игоре Ермилине, он некогда был главным инженером в Marussia Motors и советником президента российской автомобильной федерации. Теперь господин Ермилин заявил о желании создать новый автомобиль, который возможно, составит конкуренцию гиперкарам Koenigsegg и Pagani.

Будущий бестселлер, скорее всего, получит громкое имя «Волк». Как будет выглядеть новинка пока неясно на сегодня нет даже примерного представления об этом.

Суперкар «Волк»

По сути, команда разработчиков занимается поиском инвесторов. Как обещает руководитель проекта, все инвестиции окупятся в течение 4-5 лет после запуска полномасштабного производства. Сам Ермилин говорит о смене стратегии производства, было принято решение отказаться от массового производства в пользу мелкосерийной сборки.

Волк

Возможно, такое решение поможет избежать некоторых ошибок. Эксперты предполагают, что в год будет выпускаться не более 100 автомобилей, такие выводы они сделали исходя из объявленных цен на суперкар «Волк». Задолго до начала производства было известно, что стоимость машины превысит 2 миллиона евро.

Стоит сказать, что это достаточно много даже для суперкара. Стоит учитывать ещё одну особенность, о которой достаточно мало говорят.

С большой долей вероятности, производство автомобиля будет развёрнуто на одной из отечественных производственных площадок. По этой причине сложно говорить о перспективах автомобиля на мировом рынке. По сути, складывается ситуация, когда ценителям дорогих автомобилей предлагают приобрести неизвестный российский суперкар, который предположительно будет стоять в одном ряду с Pagani. Эксперты и аналитики рынка сходятся в одном, частных инвесторов в такой ситуации будет найти крайне сложно.

Возможно, некоторые финансовые гарантии предоставит российское правительство. В последнее время федеральное правительство разработало несколько инвестиционных программ, основная цель которых, это поддержка отечественного автопрома.

Справедливости ради стоит сказать, что большая часть этих денег направляется на поддержку крупных производств. В любом случае о судьбе амбициозного проекта «Волк», пока говорить слишком рано.


Твитнуть

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о