разработка и контент-поддержка
Sergey Kuznetsov Content Group
Политики объявляют войну терроризму. Мы не очень верим, что в этой войне можно одержать окончательную победу, но верим, что можно научиться жить в эпоху терроризма.
Что значит жить в эпоху террора?
Вы заметили, что тревожащая вас проблема еще не освещена на нашем сайте? Пишите нам — открылся новый раздел, где мы публикуем ответы специалистов на ваши вопросы.

Мои близкие захвачены в заложники

Заложников захватывают куда чаще, чем об этом пишут газеты, но в большинстве случаев целью похитителей является выкуп, а жертвами становятся богатые и влиятельные люди или их близкие. Несмотря на то, что такие ситуации довольно распространены, мы не будем рассматривать их: мы пишем о заложниках, захваченных террористами.

Каждый захват заложников вызывает сильный эмоциональный шок в обществе. В прессе, на форумах, просто в разговорах люди обсуждают, как должны себя вести заложники, их близкие и власти. Вопрос о методах разрешения подобных конфликтов стал во многом политическим, но если это несчастье случилось с вашими близкими, вам наплевать на политику. Именно поэтому в данном разделе нам хотелось бы предоставить слово самым разным специалистам: психологам, правозащитникам и сотрудникам спецслужб. Иногда их советы противоречат друг другу — к сожалению, в такой ситуации никто не сможет сделать за вас выбор.
Мы попытались собрать воедино практические советы — что делать, если вы сами или ваши близкие оказались заложниками. В этом разделе речь пойдет о тех, чьи близкие в беде; в следующем — о тех, кто сам оказался в плену у террористов.

Перед тем как перейти к ответам на конкретные вопросы, хотелось бы сказать несколько слов о тех людях, с которыми вам придется в этой ситуации контактировать, то есть о представителях спецслужб и властей. Разговаривая с ними, помните: все они — тоже люди. Положение их незавидно, и не только потому, что на их плечах лежит груз ответственности за жизни ваших близких, но и потому, что именно на них выливается львиная доля ваших негативных эмоций. Просто потому, что террористы далеко, а эти люди близко. Но они всего лишь люди.

Опыт последних лет показывает, что, как правило, в оперативном штабе и вокруг него оказывается огромное количество политиков и чиновников разного ранга. Кто-то из них в самом деле стремиться помочь, кто-то пытается лишний раз засветиться на телеэкране, кто-то хочет поднять свой рейтинг. Специалистам, от которых во многом зависит успешное разрешение ситуации, также приходится общаться с этими, зачастую не слишком приятными людьми. В этой ситуации ваше появление в оперативном штабе, скорее всего, не принесет особой пользы — от вас отмахнутся. И не потому, что силовикам нет дела до жизней ваших близких, а просто потому, что они оказались в ситуации, когда, помимо решения тех задач, которые они обучены решать, они должны реагировать на поведение всех тех, кто прибывает в штаб — чиновников, политиков, журналистов, родственников заложников. Поэтому, если вы будете общаться с представителями штаба, постарайтесь видеть в них живых людей, оказавшихся в очень непростой ситуации. Чем лучше вы сможете понять их, тем выше вероятность того, что и вы будете услышаны.

Еще одна важная вещь, о которой нужно помнить и в дни кризиса, и после: от вас зависит очень мало. Это не значит, что вы должны быть пассивны, но, скорее всего, ни террористы, ни власти не будут учитывать ваши пожелания. Будет штурм или нет, насколько он будет удачным — все это зависит не от вас. Поэтому, если ваши близкие были ранены, или, не дай Бог, убиты, не вините себя. Скорее всего, вы ничего не могли изменить.

Тем не менее, есть ряд простых рекомендаций, следуя которым можно принести пользу заложникам и в то время, пока они в руках террористов, и после освобождения. Именно на них мы постарались остановиться наиболее подробно.



Что нужно знать родителям о детях, переживших гибель близких

  • Что дети могут переживать гибель близкого так же, как взрослые.
  • Что реакция детей сходна с реакцией взрослых, переживших травму.
  • Что реакции посттравматического стресса иные и более многообразные, чем реакции горя.
  • Что дети не обязательно должны быть жертвами или свидетелями теракта , чтобы получить травму: достаточно, что они имеют отношение к кому-то (другу, родственнику, ровеснику), пережившему теракт.
  • Что такое трагическое событие в семье может травмировать всю семью.
  • Что каждый член семьи реагирует на травму по-своему.
  • Что сходные реакции у одних будут выражены сильнее, а у других — слабее.
  • Что чем дольше дети, пережившие травму, живут без специальной помощи, тем с большей вероятностью пост-травматический синдром может приобрести хронический и чрезвычайно болезненный характер.
  • Что травматическую реакцию нельзя предотвратить, но можно свести к минимуму ее негативные последствия для учебной деятельности ребенка, его поведения, личности и эмоционального развития, если как скорее обратиться за помощью.
  • Что дети, когда им предоставляется такая возможность, могут и хотят обратиться к деталям травмирующего события.
  • Что дети, пережившие гибель близкого, должны находиться под наблюдением в течение нескольких лет, поскольку травматические реакции могут возвращаться и спустя многие годы.
  • Специальное вмешательство психолога может помочь ребенку испытать облегчение, освобождение от того ужаса, который он испытывает, а также сохранить чувство контроля над «монстрами», которых пробуждает пережитое.
  • Что дети, родители которых обратились за помощью к специалисту по травме, будут вечно благодарны родителям за то, что те с пониманием отнеслись к их потребности поговорить с кем-то, кто понимает, какой ужас они испытывают.
  • Что не каждый психиатр, психолог, социальный работник, школьный советник или врач знает, как лучше помочь в этой ситуации.
  • Что существуют вопросы, которые следует задать, чтобы выяснить, насколько школьный советник, социальный работник и т.п. может быть полезен ребенку.
  • Что существуют совершенно особые способы реагирования на особые реакции ребенка.
  • Что ребенок, переживший травму, остро нуждается в родительском тепле терпении, защите, безопасности и базовом доверии.
  • Что вам самим тоже нужна поддержка.

Понимают ли дети, что произошло с их близким?

0-2 года — Утрата воспринимается только как временная разлука.

2-6 лет — Магическое мышление; вера в всесильность — возможность предотвратить событие или сделать так, чтобы оно свершилось.

6-12 лет — Конкретное мышление — ребенок все воспринимает буквально. Если ему говорят: «Мы потеряли твоего брата» — ребенок ответит: «Пойдемте его искать». Если говорят: «Папа заснул», ребенок может бояться спать.

12 лет и старше — Реалистическое мышление, понимание окончательности смерти.

Как понять, что ребенку нужна помощь психолога?

  • ребенок горько плачет в течение долгого времени
  • у ребенка случаются частые и продолжительные приступы гнева
  • происходят резкие изменения в поведении ребенка
  • заметно снижаются школьные успехи и оценки
  • ребенок надолго замыкается в себе
  • ребенок теряет интерес к друзьям и к занятиям, которые он прежде любил
  • ребенку снятся кошмары и нарушается сон
  • ребенок часто жалуется на головные боли и другие недомогания
  • ребенок резко худеет
  • ребенок становится апатичным, молчаливым и теряет интерес к жизни
  • ребенок видит будущее в мрачном свете, или вообще не проявляет интереса к этой теме

Доктор Л.Р. Мошинская, 2002 г., Хайфа
по материалам сайта www.supporter.ru



Как мне узнать о том, что происходит с моими близкими?

Требуйте информацию у руководителей операции по освобождению заложников.

Если вы узнали, что кто-то из ваших близких захвачен в заложники, звоните в приемную ГУВД, МЧС или ФСБ. Постарайтесь выяснить, кто является руководителем операции по освобождению заложников. Это должно быть либо ГУВД, либо ФСБ. Соответственно, эти структуры обязаны сообщать вам о том, что происходит, пока люди находятся в заложниках. Существует некоторая вероятность того, что сотрудники штаба потребуют от родственников захваченных расписку о неразглашении государственной тайны.

Помните, что сотрудники органов внутренних дел обязаны по первому требованию информировать родственников о положении заложников и об этапах спасательной операции. По вашему требованию они обязаны сообщить о том, идут ли переговоры, о способах переговоров, требованиях террористов. Пользуйтесь своим правом знать о жизни близкого человека, не мучайте себя неведением.

Соглашайтесь на любые условия органов внутренних дел за исключением условия, что органы внутренних дел не берут на себя ответственность за результат операции. К сожалению, были случаи, когда они пытались таким образом снять с себя ответственность за жизнь заложников, но сейчас такого, как правило, не происходит. (Евгения Снежкина, фонд «Общественный вердикт»)





Надо ли мне ехать к месту, где находятся заложники?

Можно приехать и обратиться в штаб по освобождению заложников.

Если кто-то из ваших близких захвачен в заложники, вашей естественной и понятной реакцией будет приехать к тому месту, где он находится, конечно же, вы не cможете просто сидеть дома и ждать сообщения о происходящем на месте трагедии. Следующий логический шаг — попытаться подойти как можно ближе к тому месту, где содержатся заложники, и сделать все возможное, чтобы им помочь. Представители спецслужб не устают повторять: это недопустимо, никаких личных инициатив проявлять нельзя. Даже если вы своими действиями сможете помочь одному человеку, скорее всего, тем самым вы спровоцируете гибель нескольких других. Для таких ситуаций в правоохранительных органах есть чёткое распределёние обязанностей: кто и как, например, ограждает территорию, где находятся похитители и похищенные, кто занимается подготовкой освобождения, кто ведёт переговоры. Ваши действия могут запутать представителей спецслужб.

Если вы чувствуете себя обязанным хоть что-то сделать для своих близких, найдите штаб по освобождению заложников и обратитесь к специально уполномоченным людям с предложением помощи. Расскажите, кто из ваших родственников находится в заложниках.

Лучше всего для вас и ваших близких будет, если вы максимально подготовитесь к встрече после освобождения. Узнайте, где на территории штаба по освобождению заложников находится пункт по оказанию медицинской и психологической помощи. Проконсультируйтесь с врачами, что может понадобиться. Может быть, придется привезти какие-то лекарства, теплые вещи. Если есть время, расспросите врачей, как лучше общаться с пострадавшим.

Просто сидите и ждите. А что тут сделаешь? Волнуйтесь и сидите… Тот, кто является к месту захвата заложников, способствует террористам. Кроме того, это опасно. (Таймаз Имаков, отдел по освобождению заложников, центр «Т» МВД РФ)





Следует ли мне самостоятельно выходить на террористов, чтобы освободить близкого?

Как можно серьезнее оцените последствия такого поступка для вас и вашего близкого.

К сожалению, мы не сможем дать вам четкий ответ на этот сложный вопрос. Специалисты по борьбе с терроризмом в первую очередь говорят родственникам о вреде всякой инициативы и недопустимости общения с террористами.

Однако если вы не доверяете сотрудникам правоохранительных органов и считаете, что вы лучше их сможете спасти ваших близких, вы можете попытаться связаться с террористами. Имейте в виду, что террористы не всегда выполняют свои обещания. Тем не менее, вы можете согласиться выполнить какие-то их требования, например, найти кого-нибудь, кто требуется для ведения переговоров, или выйти с плакатами на демонстрацию. Разумеется, подобные действия никаким образом не связаны с «сочувствием» террористам и не являются поддержкой их требований — вы просто стараетесь сделать все возможное, чтобы продлить жизнь своим близким. Тем не менее, предпринимая подобные шаги, вы должны быть готовы к тому, что они вызовут сильное раздражение представителей власти. Впрочем, вряд ли власти пойдут на уголовное преследование родственников заложников: говорить о пособничестве террористам в этой ситуации было бы странно — скорее, налицо вынужденные действия в результате шантажа.

Пожалуйста, оцените степень рискованности такого поступка. Если вам придется проникнуть в зону оцепления, вы имеет шанс пострадать как от рук спецназовцев, принявших вас за террориста, так и от рук террористов, принявших вас за кого-либо из группы захвата. Высока вероятность того, что и вас тоже захватят в заложники. И, естественно, вступив в контакт с террористами, вы привлечете внимание к вашему близкому, что может негативно отразиться на его положении.



Могу ли я предложить себя в обмен на своего ребенка или близкого?

Не стоит этого делать. Вас, скорее всего, не обменяют, а положение вашего ребенка или близкого от этого только ухудшится.

В принципе такой порыв — это нормальная реакция на то, что ваш близкий оказался в заложниках, то есть находится в опасности. Это сродни материнскому инстинкту. Но в ситуации захвата в заложники предлагать себя в обмен на своего близкого не стоит по нескольким причинам. Во-первых, скорее всего, из этой затеи просто ничего не выйдет, то есть вас не обменяют. Наверняка террористы даже не будут рассматривать такой вариант, потому что им все равно, кого держать в заложниках — вас или вашего ребенка. Заложники для террористов только прикрытие, предлог для выполнения их требований. Единственный «эффект» будет состоять в том, что вы выделите в глазах террористов вашего ребенка из общей массы заложников, дадите им возможность запомнить его. Это может сильно усложнить его положение.

Ну, а, во-вторых, вы просто можете встать к стенке рядом с вашим же ребенком. Если вы думаете, что так будет лучше, вы опять же глубоко заблуждаетесь. С точки зрения психологии, совершенно не ясно, что лучше: рисовать в воображении ужасное положение своего ребенка или видеть все это наяву. Поймите: даже если вы окажетесь рядом с ним, то ничем не сможете ему помочь. А если вы будете на свободе, то возможностей облегчить положение вашего ребенка у вас будет гораздо больше. Например, вы сможете подготовить все необходимое к тому моменту, когда вашего ребенка освободят. Поэтому в такой сложной, страшной, трагической ситуации вам ничего не остается, кроме как надеяться на специалистов, которые освободят вашего близкого.

Точно также и в самолёте вы сначала должны надеть маску на себя, а затем на своего ребёнка. (Варвара Сидорова, психолог)





Каким будет психологическое состояние заложников после освобождения? Как я должен к этому подготовиться, чем я могу им помочь?

Нужно будет создать комфортную обстановку и запастись терпением.

Большинство заложников после освобождения находится в шоке. В таком состоянии человек маловосприимчив к тому, что происходит вокруг. Объятия, прикосновения и успокаивающие слова, сказанные тихим тоном, — это лучшее, что вы можете им дать. Попробуйте установить контакт глазами. Если вы хотите попросить такого человека сделать что-то — например, пройти куда-то, сесть или лечь — то говорите с ним простыми предложениями, внятно произнося слова.

Обязательно как можно скорее обратитесь к врачам, они подскажут вам, в чем нуждается организм освобожденного.

После освобождения лучшее, что можно сделать — отвести человека туда, где ему психологически наиболее комфортно и безопасно. Если это ребёнок — домой в кроватку, к маме на ручки. Если это взрослый, можно довериться его интуиции: психика сама стремится к восстановлению равновесия. Многие люди сами почувствуют, что им необходимо: домой, забиться в угол, или, наоборот, с друзьями водки выпить.

Будьте готовы к тому, что несколько позже начнётся период эмоциональной нестабильности, будет выплескиваться много воспоминаний, переживаний и эмоций. Человек будет быстро переходить из одного состояния в другое, испытывать ярость, вину, печаль, апатию, заново переживать все, что с ним произошло. Наберитесь терпения, не спорьте. Взрослые могут стать капризными, как дети, их настроение будет меняться так же быстро, как у детей, и в каких-то ситуациях, вместо того чтобы говорить, лучше обнять, приласкать человека.

Говорите о происшедшем столько, сколько нужно бывшему заложнику. Некоторые люди нуждаются в том, чтобы выговориться, и им требуется много и долго говорить. Другие, наоборот, склонны переживать молча. Нет универсального рецепта: нужно поступать так, как комфортно пострадавшему.

Очень важно оградить и ребенка, и взрослого от назойливых посторонних. Многие люди, к сожалению, будут стремиться не помочь или посочувствовать, а удовлетворить свое любопытство и, таким образом, неосознанно привести в равновесие собственную психику. Но это не должно происходить за счет психики людей, переживших теракт. Поэтому надо подумать о том, как оградить бывшего заложника от назойливых и любопытных и вместе с тем не создать ему изоляции, в которой он не сможет делиться своими переживаниями.

Иногда люди, пережившие сильное потрясение, не готовы возвратиться к прежнему образу жизни. Тут важно не принимать быстрых и необратимых решений. Например, человек не может больше жить в старой квартире — не продавайте ее, просто сдайте. Уговорите человека не увольняться с работы, лучше взять отпуск за свой счёт. Окончательные решения могут быть приняты позже, когда пострадавший восстановит свою психику и будет способен действовать адекватно.

Имейте также в виду, что люди, пережившие потрясение, могут неожиданно вступать в очень интенсивные эмоциональные отношения, в том числе — любовные. К таким ситуациям следует относиться с осторожностью: ведь, когда человек придёт в эмоциональное равновесие, эти отношения могут оказаться неуместными в его обычной жизни.

Хорошо, если у детей будет что-то тёплое и мягкое. Мягкая игрушка, или котёнок, или щенок. Взрослым надо быть особенно ласковыми с детьми, впрочем, и со взрослыми тоже. Люди, пережившие сильный стресс, на некоторое время эмоционально снова становятся детьми. Правда, бывают взрослые, которые ожесточенно «спорят» с этим своим состоянием, и им, конечно, не надо навязывать свою ласку. Наоборот, подтвердите, что они сильные, со всем справляются и так далее. (Варвара Сидорова, психолог)





Что делать, если вы потеряли при теракте близкого человека?

Нужно прожить свое горе от начала до конца.

Потеря близкого человека — всегда горе. Но как бы оно ни было тяжело, важно знать, что оно проходит. Горе ощущается по-разному, по мере того, как проходит время. Нам хочется рассказать о тех душевных событиях, которые переживает горюющий человек.

Первая реакция человека, потерявшего близкого, — это шок. Шок может переживаться как страх, беспокойство, невозможность оставаться на месте или как оцепенение, бесчувствие. Не всегда, но часто в начале переживания утраты у человека нарушаются сон, аппетит, возникает ощущение, что он сходит с ума. Нужно помнить, что нормальный человек не может сойти с ума от горя, но чувство, что он вот-вот сойдет с ума, возникает довольно часто. Также для этого периода характерны спутанность мыслей, забывчивость, навязчивые мысли об умершем и обстоятельствах его гибели, резкие перепады настроения. Такое состояние непродолжительно. Дальше начинается то, что психологи называют «работой горя».

Первое, что должно произойти с горюющим — это осознание произошедшего и его необратимости. Имеется в виду не рассудочное знание, а эмоциональное понимание того, что случилось. Нормально, если в первое время после утраты человек не верит в реальность происшедшего, возникает чувство, что это только сон, что близкий уехал и скоро вернется, горюющий пытается «войти в контакт» с погибшим: прислушивается к шагам, ищет глазами в толпе на улице, машинально набирает номер телефона. Исчезновение такого поведения как раз и будет свидетельствовать о том, что происходит эмоциональное принятие смерти.

Того, кто столкнулся со смертью близкого, охватывают сложные и тяжелые чувства. Это и боль, и тоска, и одиночество, и гнев, и вина, и обида, иногда даже и облегчение, и радость — в зависимости от того, как складывались отношения, всякое бывает. Но, к сожалению, люди часто инстинктивно пугаются своих чувств, внутренне отворачиваются от них, тем самым добавляя к своим переживаниям чувство неясной опасности. На самом деле, нет чувств, которых следовало бы избегать или бояться. Да, они тяжелы, но чем свободнее они будут развиваться, тем быстрее они пройдут. Нет чувств, которых следовало бы стыдиться — мы не отвечаем за то, что чувствуем. Мы отвечаем только за свои поступки. Например, люди часто стыдятся, если у них возникает обида или злость на умершего. Между тем это абсолютно естественная реакция. Она возникает именно потому, что мы любим умершего и нам от этого больно.

Смерть близкого часто означает не только утрату любимого человека, но и полную или частичную утрату определенного склада жизни. Возможно, умерший зарабатывал деньги, на которые мы жили, убирал квартиру или служил жилеткой, в которую мы плакались, был объектом нашей заботы или тем, кто заставлял нас смеяться. Все это ушло вместе с ним. Нужно научиться делать какие-то вещи самим или перестать что-то делать. На этом месте возникает пустота, которую надо заполнить. Горюющему вообще предстоит заполнить много пустоты. Вначале часто кажется: ее так много, что заполнить ее невозможно. Но месяц за месяцем человек научается жить по-новому, открывая для себя новые умения и возможности. В его жизни появляются новые отношения или другие люди.

Человека, у которого горе только что случилось, может ужасать мысль о том, что у него появятся новые, эмоционально насыщенные отношения, он может считать себя бессердечным. Но время идет, и возникают новые потребности. Это вовсе не означает, что женщина, потерявшая мужа, обязательно найдёт себе нового мужчину. Эмоционально насыщенные отношения, отношения, из которых мы черпаем утешение и душевную силу, могут складываться с очень разными людьми. Это и друзья, и внуки, и дети, какие-то родственники, кто угодно. Даже если появился некий мужчина после смерти любимого мужа, это вовсе не значит, что женщина оскорбила память умершего. В сердце каждого человека есть место для разных любовей. Подобно тому, как любовь матери к новому ребенку не уменьшает ее любви к старшим детям, новые эмоциональные привязанности не заменяют собой любви и памяти об ушедших. Вы не заменяете те отношения, что были с умершим, вы создаете новые отношения с новым человеком.

Я бы хотела напомнить слова психолога Дж. Л. Энджела, говорившего, что раненая душа, как и раненое тело, нуждается в исцелении. (Варвара Сидорова, психолог)





Что делать для получения компенсации при гибели родственника?

Четко следуйте юридической процедуре.

Если фамилия близкого вам человека находится в списках погибших или пропавших без вести, выясните, какая прокуратура ведет предварительное следствие. Узнать об этом можно из сообщений СМИ либо по телефону горячей линии.

Дозвонитесь в прокуратуру, узнайте фамилии следователя, ведущего предварительное следствие, и его помощников. У них вы выясняете, когда можно приехать в прокуратуру для получения разрешения на то, чтобы забрать тело. Если вам позволяют финансовые возможности, постарайтесь нанять адвоката. Во-первых, адвокат, уже в силу того, что не является родственником и не находится в состоянии шока, сможет провести все юридические процедуры быстрее и эффективнее. Во-вторых, как более осведомленный в юридических тонкостях человек, он сможет курировать расследование от вашего имени и вести переговоры с властями и страховыми компаниями о выплате компенсаций.

Если до прокуратуры дозвониться не удалось, все равно поезжайте туда и получите необходимые документы. Это займет больше времени — следователя, например, может не оказаться на месте, — но, в любом случае, в кабинете должен находиться кто-то из его помощников. Он скажет, когда следователь вернется, поможет вам составить заявление в прокуратуру о возбуждении уголовного дела по факту смерти вашего родственника. С момента принятия заявления вы приобретаете статус потерпевшего и имеете право знакомиться с материалами дела.

Не подписывайте ничего, кроме заявления. В состоянии шока очень трудно понять смысл документов, которые предлагается подписать. Бумаги могут содержать дополнительные обязательства, которые брать на себя не стоит. Если же заявление о возбуждении уголовного дела не было вовремя составлено, то в дальнейшем следует написать ходатайство о признании себя потерпевшим (потерпевшими признаются только близкие родственники погибшего). Попросите у следователя или его помощника эти бумаги домой, прочитайте их в более спокойной обстановке, и, если у вас не будет вопросов и замечаний, подпишите их дома, а потом отдайте следователю.

Следователь должен выдать вам два документа: распоряжение о выдаче тела и распоряжение о выдаче личных вещей погибшего. Если это необходимо, следователь должен выписать постановление о проведении опознания.

Не ходите на опознание в одиночку. Возьмите с собой людей из числа не самых близких знакомых, желательно с крепкой психикой.

В морге необходимо отдать распоряжение следователя о выдаче тела и личных вещей дежурному врачу. Там же, в морге, если нет необходимости в проведении опознания, вы должны получить две бумаги: заключение о смерти и результаты посмертной экспертизы. В заключении о смерти должны быть указаны обстоятельства смерти («погиб в результате теракта», «погиб в результате обрушения»), а также адрес, где это произошло. Это очень важно, потому что заключение — единственный документ, который будет в вашем распоряжении долгое время и на основании которого вы потом будете общаться с властями. В материалах медицинской экспертизы будет описана причина смерти. Это тоже очень важно, потому что потом вы сможете сопоставить выводы следствия о том, что произошло, с тем, что написано в экспертизе: характер травм и повреждений, а также время смерти могут соответствовать, а могут и не соответствовать версии следствия.

Как только вы получили оба документа, необходимо отправиться к нотариусу и сделать несколько заверенных копий заключения о смерти. ВНИМАНИЕ, ОЧЕНЬ ВАЖНО: никому и ни при каких обстоятельствах не отдавайте оригинал заключения, равно как и других документов.

Далее вам необходимо получить свидетельство о смерти: без свидетельства невозможно организовать похороны. Этот документ выдается в районном ЗАГСе. Чтобы получить свидетельство, необходимо заключение о смерти и паспорт погибшего. Если паспорта нет, необходимо взять выписку из домовой книги, она заменит паспорт. Домовая книга, в зависимости от формы собственности дома, находится либо в правлении дома (если дом «ведомственный» или «кооперативный») либо в ДЭЗе.

Кроме того, следует помнить, что свидетельство о смерти может быть выдано только близким родственникам (супругу, родителям, братьям и сестрам или детям), так что кроме паспорта возьмите с собой свидетельство о рождении или свидетельство о браке.

Имея на руках свидетельство о смерти, вы можете заняться организацией похорон. Рекомендуем вам собирать все чеки и записывать все траты, которые вы будете совершать в это время. Покупку места на кладбище, венков, гроба, заказ автобуса вам должен компенсировать департамент социальной защиты мэрии города. Кроме того, если вы себя плохо почувствовали, обязательно вызывайте врача: справка о состоянии вашего здоровья, рецепты, чеки на лекарства являются доказательством того, что кроме материального вам был причинен и моральный вред, на компенсацию которого вы имеете право рассчитывать.

В течение следующих недель, а возможно и месяцев, вам придется иметь дело с департаментом социальной защиты города. Его телефон в Москве — (095) 291-34-78; (095) 291-35-85, телефон отдела выплат — (095) 291-27-17). Адрес: Серебряный переулок, дом 2 (м. «Арбатская»). Это ведомство должно курировать все выплаты компенсаций и подсказать вам последовательность действий, так как пенсии, выплаты, компенсации по потере кормильца оформляются разным образом и разными инстанциями.

Чтобы выяснить обстоятельства гибели вашего родственника, вам будет необходимо общаться со следователем, который ведет следствие. Фиксируйте все, что говорит следователь, но сами не подписывайте никаких бумаг, не посоветовавшись с адвокатом или хотя бы с юристом-консультантом.

Помните: есть много людей, готовых откликнуться и помочь вам, обращайтесь к ним, если потребуется.