РазноеБелорусские права признают в россии с 2019 года последние новости: Белорус Получил Российский Паспорт Имеет Право Ездить За Рулем По Белорусским Правам Поправки 2019 – Белорусским водителям разрешат работать в России с национальными правами — журнал За рулем

Белорусские права признают в россии с 2019 года последние новости: Белорус Получил Российский Паспорт Имеет Право Ездить За Рулем По Белорусским Правам Поправки 2019 – Белорусским водителям разрешат работать в России с национальными правами — журнал За рулем

На интеграции России и Белоруссии поставили крест

Как рассказал журналистам замглавы АП, ответственный за Евразийское пространство, Дмитрий Козак, в 2020 году газ Белоруссия будет получать по той же цене, что и в 2019 году, то есть по 127 долларов за тыс куб. А стоимость нефти будет зависеть от “коммерческих договоренностей» самих компаний. 

Переговоры Владимира Путина и Александра Лукашенко в Сочи продолжались без малого 9 часов с перерывом на хоккей. При этом у батьки была счастливая возможность большую часть времени провести с российским президентом с глазу на глаз. 

Часть российских министров, включая ненавистного белорусскому лидеру Михаила Бабича (бывший посол РФ в Минске, сейчас зам главы МЭР — «МК») из-за непогоды не успела вовремя добраться в Сочи и, следовательно, не имела возможности повлиять на ход переговоров. Ну а сам батька, как известно, любит высказываться в том духе, что они с Путиным давно бы все порешали как родные братья: «Чего нам делить-то?” Да вот только плохие бояре мешают… 

Однако итог переговоров в Сочи наглядно продемонстрировал, чего стоят подобные рассуждения. Ни совместное поедание каши, ни игра за одну команду на ледовой арене «Галактика» ни к чему не привели. 

Владимир Путин не дрогнул: цена на газ для Белоруссии остается такой же, как была в прошлом году. При этом перетаможка, которая приносила 0,5 млрд долларов в год, исчезает, а сам договор будет краткосрочным: в конце декабря Москве и Минску снова предстоят мучительные переговоры теперь уже по поставкам на 2021 год. 

Что касается дополнительных скидок на нефть, то тут российские власти заняли позицию “я — не я, и лошадь не моя». Мол, ничего не можем сделать: «Цены на нефть формируются рынком, а не административными мерами». 

Вышедший к журналистам Дмитрий Козак рассказал, что белорусской делегации пояснили: для предоставления скидки надо было бы вводить государственное регулирование нефтяного рынка, чего правительство РФ сделать не может. «Нельзя постоянно менять правила и ставить в непонятное положение наши нефтяные компании», — заявил он, добавив, что власти готовы посодействовать заключению контрактов между хозяйствующими субъектами, которые до сих пор не заключены.    

Александр Лукашенко заявлений для прессы по понятным причинам делать не стал. Но, наверняка, сделает это в ближайшее время. И, зная батьку, реакция возможна какая угодно — вплоть до выхода из Союзного государства и размещения американской базы на белорусской территории. (До последнего дело, конечно, вряд ли дойдет, но угрожать сгоряча может!) 

Впрочем, самая вероятная реакция белорусских властей  — это диверсификация поставок. Альтернативу российскому газу по ряду причин найти будет затруднительно (если Лукашенко, конечно, не решит заниматься мазохизмом и покупать дорогущий американский сланцевый газ, как предлагает Помпео). А вот по нефти есть варианты. Белоруссия уже приобрела пробную партию у Норвегии. И вышла на финальные переговоры с Казахстаном, у которого намерена покупать 3,2- 3,5 млн тонн нефти и нефтепродуктов в год. (Правда, тут батьке еще предстоит уломать казахов на беспошлинные поставки. Тогда стоимость казахстанской нефти максимально приблизится к стоимости российской). 

Кроме того, Лукашенко заявлял о готовности покупать нефть у Азербайджана, ОАЭ и других нефтедобывающих стран, а также у Европы по реверсу. 

Однако любые договоренности подобного рода будут чисто политическими. С точки зрения экономики и экономии Минск не выиграет ничего, потому что российская нефть в любом случае будет обходиться дешевле. С началом налогового маневра скидка, конечно, уменьшилась, но полностью не исчезла. Это произойдет только в 2024 году, когда экспортная пошлина обнулится полностью. А сейчас Белоруссия может покупать у российских компаний нефть почти на 20% дешевле мировых цен. 

«На тех же условиях, на которых продается нефть на российском рынке, она продается и на белорусском рынке, нет отличий», — подчеркнул Козак. 

А вот про интеграцию, о которой столько судачили в прошлом году, сказать было практически нечего. По словам Козака, Лукашенко и Путин договорились «продолжить консультации на уровне правительств, министерств и ведомств по совершенствованию механизма интеграции». В переводе с чиновничьего на русский это означает, что все планы и «дорожные карты», над которыми пыхтело правительство Дмитрия Медведева, отложены в долгий ящик. Никакого углубления не будет. А, скорее всего, на проекте уже поставлен жирный крест. 

Читайте также: Переговоры Путина с Лукашенко затянулись из-за заблокированного самолета

Правительство вступилось за права приезжего человека

Украинцы и белорусы станут русскоговорящими автоматически, любой мигрант сможет распоряжаться своей недвижимостью

Гражданам Украины и Белоруссии не надо будет доказывать знание русского языка. Фото РИА Новости

В Госдуму поступил пакет правительственных законопроектов, направленных на соблюдение прав человека в отношении приезжих. Самой громкой, конечно, представляется поправка о возможности признавать носителями русского языка граждан Украины и Белоруссии без дополнительных тестов и собеседований. Однако более важным, видимо, является установление в законе права мигрантов, находящихся в России, полноценно пользоваться приобретенной здесь недвижимостью.

Правительство предлагает скорректировать законы о гражданстве РФ и о миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства. В первом будет устранена всем давно очевидная нелепость, связанная с обязательным подтверждением статуса носителя русского языка теми, чье владение им понятно с первого разговора.

В пояснительной записке к законопроекту указано: сейчас таковым носителем иностранец может быть признан после специального собеседования с ним, которое проводит соответствующая региональная комиссия. «За период действия указанной нормы (с мая 2014 года) носителями русского языка признано около 80 тыс. соискателей российского гражданства, из них граждан Украины – около 47 тыс., граждан Республики Белоруссия – более 800 человек», – отмечают в правительстве. С учетом числа  пребывавших в РФ в последние годы украинцев, которое временами достигало уровня в несколько миллионов человек, трудно не признать, что результативность данной нормы невысока.

Поэтому кабинет министров инициировал серьезное послабление: «Предусматривается возможность признания комиссией носителями русского языка без прохождения вышеупомянутого собеседования граждан Республики Белоруссия и граждан Украины, свободно владеющих русским языком, при подаче лично заявления о признании их носителями русского языка». Напомним, что за эту очевидную формулировку в той же Госдуме выступали все последние пять лет, причем это делала не только оппозиция, но и депутаты из «Единой России» – например первый зампред комитета ГД по делам СНГ Константин Затулин.

Впрочем, вопрос с носителями русского языка все-таки имеет большее отношение к пиару, чем к реальным заботам основной массы мигрантов. Скажем, не секрет, что наиболее успешные гастарбайтеры обзаводятся в России не только хорошей работой, но и какой-никакой недвижимостью. Однако по действующему закону они не могут зарегистрировать там членов своих семей. «Указанное правило, по сути, является ограничением права иностранных граждан, являющихся собственниками жилых помещений на территории РФ, распоряжаться своим имуществом», – признало правительство в пояснительной записке.

Это ограничение теперь и предлагается отменить. А статистика между тем  показывает, что процесс укоренения мигрантов нарастает. Так, по данным Росреестра, в 2017 году «количество зарегистрированных вещных прав на жилые помещения (жилой дом, квартира, комната в квартире) иностранных граждан составило 22 423 единицы, в 2018-м – 24 071 единицу, в январе–июне 2019 года – 14 034 единицы». 

итоги 2018 года и перспективы — Новости политики, Новости России — EADaily

Прошедшие в конце декабря встречи президентов Белоруссии и России Владимира Путина и Александра Лукашенко стали закономерным итогом сотрудничества двух стран в 2018 году. Их фактическая безрезультатность, а также жаркие споры вокруг основных вопросов белорусско-российского сотрудничества, в том числе и в области дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства (СГ), прекрасно продемонстрировали, что в отношениях между Минском и Москвой пришло время что-то менять. И, как отмечает большинство аналитиков, инициатором перезагрузки сегодня является Россия, в то время как в Белоруссии все еще пытаются удержать ситуацию в прежних рамках, используя для этого привычные белорусским властям механизмы. При этом стоит отметить, что на протяжении всего 2018 года и Минск, и Москва не демонстрировали никаких принципиально новых позиций, как в экономической, так и политической сферах. Более того, вплоть до декабря казалось, что стороны, несмотря на ряд острых моментов, обязательно смогут договориться. Однако, как показали события последних двух месяцев, все оказалось намного сложнее.

Стоит вспомнить, что в области торгово-экономических отношений прошедший год ознаменовался все теми же скандалами вокруг поставок в Россию некачественной молочной продукции из Белоруссии, реэкспорта белорусскими компаниями запрещенного к ввозу на российский рынок продукции из стран Запада, нерешенными проблемами, связанными с поставками в Белоруссию нефтепродуктов, а также переговорным процессом вокруг предоставления Минску различной финансовой помощи со стороны Москвы, как через механизмы кредитования и рефинансирования прежних долгов, так и возможных мер компенсации белорусскому бюджету выпадающих доходов из-за завершения в РФ налогового манёвра в нефтяной отрасли. Большинство из этих, равно как и более мелких вопросов сохраняют актуальность во взаимоотношениях двух стран уже не первый год, и, как правило, они всегда находили свое решение — Минск и Москва либо шли на уступки друг другу, либо закрывали глаза на происходящее в надежде на то, что проблема решится сам собой. Прошедший год также обещал быть трудным, хотя в белорусской столице и не скрывали определенного оптимизма, особенно в сфере решения вопроса о цене на углеводороды. Еще весной тогдашний вице-премьер Белоруссии

Владимир Семашко анонсировал новые переговоры сторон по стоимости газа после 2019 года, которые, к слову, в полноформатном масштабе так и не состоялись. Не ожидали в Минске и претензий со стороны Москвы по вопросу переработки и продажи на экспорт российских темных нефтепродуктов, на что в России долгое время закрывали глаза. Однако уже в середине года оказалось, что в РФ озадачились потерями от подобной торговли с Белоруссией, что в конечном счете и вылилось сначала в ограничение, а затем и вовсе в прекращение поставок данного вида продукции с 2019 года. Вишенкой же на торте стал отказ российской стороны обсуждать вопрос компенсации белорусскому бюджету потерь из-за налогового маневра в нефтяной отрасли, хотя вплоть до заседания Высшего экономического совета ЕАЭС казалось, что стороны подпишут все необходимые документы до конца года. Оказалось же, что Россия ничего «не обещала Белоруссии», а лишь высказывала готовность обсудить данную проблему. По мнению большинства аналитиков, такое резкое изменение позиции Кремля было обусловлено не столько желанием сократить издержки от помощи Белоруссии, которую в Москве исчисляют за последние годы десятками миллиардов долларов, сколько недовольством российского руководства поведением белорусских партнеров, начавших требовать все больше и в гораздо более жесткой форме. При этом известно, что, по своей сути, нынешние запросы Минска ничем не отличаются от предыдущих: открытый доступ для белорусских товаров на рынок России, равные условия для нефтепереработчиков, снижение цены на газ до уровня российской и прочее. Все это белорусская сторона требует уже не один год, а Москва стойко держит позиции, считая, что на уступки сначала должны пойти в Белоруссии. Правда, стоит отметить, что каких-либо конкретных требований из Кремля в адрес белорусских властей долгое время не следовало, а все обходилось лишь намеками, которые, порой, имели неоднозначную интерпретацию. И видимо именно потому, что стороны уже привыкли к подобной ситуации, для Владимира Путина стал определенной неожиданностью резкий тон Лукашенко во время их дискуссии в Санкт-Петербурге, после чего в Москве и было принято решение поумерить пыл белорусских коллег.

В то же время, несмотря на небольшое охлаждение отношений в конце года, политические связи двух государств не претерпели практически никаких изменений, если не обращать внимания на ряд моментов. Речь в данном случае идет как о вопросах признания виз и свободного пересечения белорусско-российской границы гражданами третьих стран, так и о всплывшей в конце осени тематике защиты независимости и суверенитета Белоруссии и желании некоторых политических сил представить поведение Кремля как стремление инкорпорировать республику в состав РФ. При этом весь год Минск и Москва не предъявляли друг другу сколько-нибудь серьёзных претензий в области политики. Более того, МИДы обоих государств неоднократно заявляли о стратегическом партнерстве, хотя в российском внешнеполитическом ведомстве и смотрели с определенной степенью раздражения на некоторые действия официального Минска. Например, в период обострения российско-американских и российско-европейских противоречий, связанных с делом Скрипалей, белорусские дипломаты только расширяли свои контакты с Вашингтоном, Лондоном и Брюсселем. Правда, несмотря на это, а также приезды в Минск множества делегаций как из ЕС, так и из-за океана, никаких серьезных дивидендов это белорусскому режиму не принесло, а в Москве и вовсе решили не обращать внимания на происходящее, тем более что по основополагающим вопросам, например, по украинским резолюциям в ООН, Белоруссия продолжала оставаться на стороне России.

Не сильно повлиял на двухстороннее сотрудничество и тот факт, что Минск крайне осторожно высказался по поводу инцидента в Азовском море, фактически в очередной раз отказав в поддержке своему военно-политическому союзнику. Более того, даже перепалка Путина и Лукашенко на саммите в Санкт-Петербурге не стала началом острого кризиса в политических отношениях двух стран. Неслучайно в Белоруссиии, осознав, что вопрос «поглощения» постсоветской республики Россией перестал будоражить общественное мнение, в медийное пространство был сделан вброс о возможном пересмотре руководством страны стратегии сотрудничества с Москвой в области совместной обороны. В частности, в СМИ все чаще стал упоминаться вопрос нахождения в республике двух российских военных объектов: узла связи военно-морского флота России «Вилейка» (радиостанция «Антей») и радиолокационной станции «Волга» (узел «Барановичи») в составе российской системы предупреждения о ракетном нападении — договор аренды которых истекает в 2021 году. И, несмотря на то, что Александр Лукашенко недвусмысленно заявил, что он даже и не думает как=либо пересматривать статус данных объектов, а глава Минобороны республики отметил, что вопрос о продлении договора будет решен в следующем году, эта тема, переплетаясь с темой новой российской военной базы в Белоруссии, весьма активно обсуждалась в информационном поле страны в уходящем году. При этом стоит отметить, что аналитики не склоны драматизировать ситуацию, так как вопросы обороны двух государств на протяжении всего периода их отношений никогда не подвергались каким-либо сомнениям. В Москве могут на многое закрывать глаза, однако любое изменение позиции официального Минска в данной сфере неизбежно приведет к серьезным последствиям, которые не нужны ни белорусской, ни российской сторонам. Поэтому с определенной долей уверенности можно говорить, что вопросы военно-технического и оборонного характера вряд ли станут предметом серьезного обсуждения Белоруссии и России в ближайшей перспективе.

Помимо вопросов внешнеполитического сотрудничества, на двухсторонние связи определенное влияние оказали и внутриполитические процессы, идущие в Белоруссии. При этом необходимо констатировать, что за прошедший год в стране не произошло ничего, о чем бы ранее не говорили аналитики. Например, процесс белорусизации, который в настоящее время признается на официальном уровне и продолжает постепенно набирать обороты: в стране впервые разрешили проведение праздничных мероприятий, посвященных дню основания Белорусской народной республики (БНР), сообщили о том, что корни белорусской государственности тянутся из Полоцкого княжествп и ВКЛ, фактически перестали обращать внимание на националистические выпады оппозиции в адрес России и прочее. Эти вопросы стали предметом довольно продолжительной дискуссии в ряде СМИ и среди российских политиков. Однако следует заметить, что все выше обозначенные процессы идут в Белоруссии уже не первый год, оказавшись, в конце концов, под контролем государства.

Не «омрачает» происходящее в Белоруссии даже то, что в Евросоюзе, несмотря на попытки белорусских властей продемонстрировать лояльность прозападному крылу общества, продолжают критиковать Минск за отсутствие в стране демократии и нарушения прав человека. Особое место в данном контексте занимают два громких политических процесса уходящего года. В первом случае — это суд над белорусскими публицистами Дмитрием Алимкиным, Сергеем Шиптенко и Юрием Павловцом, которые провели в СИЗО 14 месяцев и были осуждены якобы за разжигание ненависти к белорусам, а на самом деле — за резкую критику нынешней политики властей, направленную на сближение с русофобствующим крылом оппозиции. Во втором — так называемое «дело БелТА», в рамках которого правоохранительные органы Белоруссии провели своеобразную чистку ряда негосударственных СМИ, продержав несколько дней в изоляторе временного содержания их журналистов и главных редакторов. Примечательно, что только во втором случае, где, в отличие от ситуации с пророссийскими публицистами, все закончилось без каких-либо серьезных последствий (кроме главного редактора портала tut.by, все отделались штрафами), задержанных журналистов местные правозащитники назвали «жертвами политических репрессий», даже несмотря на то, что они полностью признали свою вину. При этом стоит отметить, что в то время как в Евросоюзе оба дела были объявлены политическими и имеющими все признаки нарушения прав и свобод граждан, в России на официальном уровне к ним остались практически равнодушны, если не считать заявления представителя МИД России Марии Захаровой, призвавшей «белорусскую сторону максимально ответственно подходить к рассмотрению данного уголовного дела (пророссийских публицистов — EADaily) в строгом соответствии с взятыми на себя Белоруссией обязательствами, прежде всего в плане соблюдения свободы выражения мнений».

В целом же 2018 год в белорусско-российских отношениях был довольно предсказуемым. Это объясняется тем, что политические взаимоотношения двух стран уже не первый год развиваются по одной и той же схеме: нарастание определенной напряженности за год-полтора до президентских выборов в Белоруссии, сменяющееся рабочими отношениями на протяжении последующих 2−3 лет после переизбрания главы белорусского государства. Событиями же прошедшего года, которые действительно можно назвать неординарными, стали решение Кремля определиться с будущим интеграции двух стран и отказ от бездумного финансирования белорусского режима. И, по всей видимости, именно эти два ключевых момента и станут той основой, на которой будет строиться сотрудничество Минска и Москвы в ближайшей перспективе.

Западная редакция EADaily

Интеграция Белоруссии и России снова переносится

Интеграционные процессы между Белоруссией и Россией, по всей видимости, не удастся привести к их логическому завершению до конца года. Еще после своей встречи с Владимиром Путиным 7 декабря в Сочи Александр Лукашенко отмечал, что ему придется встречаться с российским коллегой еще не один раз. «Думаю, мы найдем место, где встретиться. Возможно, еще придется после 20-го встретиться и с президентом России, чтобы уже окончательно расставить точки над „i“ по важнейшим вопросам функционирования двух государств и, главное, наших экономик», — заявил белорусский лидер через несколько дней после поездки в Россию, где президенты двух стран так и не смогли найти развязки по вопросам дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства (СГ). И, как показали итоги переговоров в Санкт-Петербурге 20 декабря, президент Белоруссии был абсолютно прав.

Стоит отметить, что нынешний декабрь в белорусско-российских отношениях, в отличие от событий годичной давности, не был насыщен жесткой полемикой Минска и Москвы. Все те вопросы, которые рассматривались в Сочи и в Северной столице России, были давно известны, а позиции сторон накануне обеих встреч оставались неизменными. Белоруссия продолжает настаивать на решении главных для себя вопросов, связанных с нефтегазовыми отношениями, вне рамок углубленной интеграции, а Россия готова идти на уступки только после подписания новых документов по реализации Союзного договора 1999 года. И именно это, по мнению большинства аналитиков, и не позволяет сторонам найти точки соприкосновения.

Накануне встречи двух лидеров в Санкт-Петербурге, как и перед сочинскими переговорами, Минск и Москва в очередной раз провели своеобразную информационную подготовку, которую многие эксперты назвали бессмысленной. Так, Кремль снова намекнул белорусским коллегам на то, что ожидаемые с их стороны компенсации за налоговый манёвр в российской нефтяной отрасли вполне можно получить в следующем году. При этом еще 8 декабря такой поворот событий был маловероятным и в Минске на него фактически не рассчитывали. Об этом, например, может свидетельствовать выступление белорусского посла в РФ Владимира Семашко. По его словам, компенсация издержек из-за налогового маневра напрямую связана с унификацией налогового законодательства.

«Поэтому там сроки несколько сдвинуты еще на один год. Поставлена задача, чтобы вопросы унификации налогообложения были решены в течение 2020−2021 годов и заработали реально с 1 января 2022 года. Вопрос полной компенсации издержек от налогового маневра может быть решен с 1 января 2022 года, так и договорились», — сказал он после сочинской встречи.

Правда, тогда же Семашко осторожно намекнул, что «президенты нашли определенные развязки, которые, пусть и в неполном объеме, но все же позволят в некоторой степени компенсировать потери белорусской стороны от налогового маневра». При этом никакой официальной реакции со стороны РФ на данное заявление не последовало. Однако уже 18 декабря некоторые СМИ рассказали, что Россия возместит Белоруссии потери от налогового маневра, введя обратный акциз для белорусских нефтеперерабатывающих заводов. Была названа даже сумма субсидий — до $ 1,5 млрд. Если помнить, что потери белорусской экономики от российской реформы в 2020 году, как и в текущем, оцениваются в $ 400 млн, то указанная выше сумма может закрыть дыры в бюджете Белоруссии на предстоящие три года. То есть до того момента, когда страны и запланировали унификацию налогового законодательства.

Сделанное Москвой предложение вполне могло бы устроить белорусскую сторону, если бы не одно но — в Минске хотят куда больше того, что сегодня ему готовы предложить в России. И последнее только подтвердила прошедшая накануне встречи с Лукашенко большая пресс-конференция Владимира Путина. На ней российский лидер недвусмысленно заявил, что интеграция нужна, но сегодня практически ничего из Союзного договора не сделано. Более того, президент России, напомнив о $ 7 млрд кредитов и продолжающейся поддержке Белоруссии, фактически закрыл вопрос о стоимости газа по цене Смоленской области для своего партнера, назвав такое решение «странным» и «ошибочным». При этом Путин заявил о желании вести диалог с белорусской стороной, тем более что «русские и белорусы почти один народ». Как отмечают эксперты, такая риторика президента России косвенно свидетельствует об истинных требованиях Белоруссии в идущих переговорах по интеграции, а не о неких эфемерных «равных условиях» для субъектов хозяйствования двух стран.

Как известно, сохраняющаяся позиция Москвы в переговорном процессе по-прежнему не устраивает Минск. При этом в белорусской столице за последние месяцы сделали все, чтобы продемонстрировать своим российским партнерам, что нынешние желания властей полностью совпадают с настроением в белорусском обществе. Можно напомнить, что во время сочинских переговоров в Минске и ряде иных городов Белоруссии прошли акции протеста против белорусско-российской интеграции. Тогда на митинги вышли несколько сот человек, которых никто не задерживал и не разгонял. Более того, в отличие от прошлых лет, на улицах белорусской столицы в эти дни не было замечено ни «автозаков», ни большого количества правоохранителей.

Не обратили внимания силовики и на явно антироссийские лозунги и выкрики демонстрантов: «Прощай, немытая Россия!», «Никаких союзов с имперской Россией!», а также на разорванный портрет президента РФ Владимира Путина. Лишь через несколько дней власти начали направлять повестки наиболее активным оппозиционерам за участие в несанкционированном массовом мероприятии, а протоколы были составлены только на два десятка человек. Более того, основного инициатора протестов Павла Северинца, известного своей русофобией и открыто националистическими взглядами, милиция и вовсе отпустила после того, как Суд Советского района Минска приговорил его к 15 суткам административного ареста. При этом сам оппозиционный политик отметил, что такое поведение властей связано либо с их «заинтересованностью в акции 20 декабря», либо «они готовят какие-то провокации». Однако, как показали события 20 декабря, никаких провокаций осуществлено не было, даже несмотря на то, что правоохранители прекрасно были осведомлены о готовящихся акциях под лозунгами «Нет интеграции», «Защитим независимость»» и «Белоруссия лучше». Митинг и шествие по центру Минска, как и в прошлый раз, были малочисленными, а силовики никак им не препятствовали. При этом стоит заметить, что одновременно власти так и не дали официального разрешения на проведение митинга в поддержку интеграции, в следствие чего его организаторы побоялись выходить на улицу.

Необходимо отметить еще одну немаловажную деталь. В отличие от всего периода проведения переговоров по дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства, на протяжении всего 2019 года западные страны формально находились в стороне от происходящего, считая, что заявлений Лукашенко о защите независимости страны и его негативного отношения к предложениям из Кремля будет достаточно для того, чтобы Минск и Москва продолжили оставаться не более чем партнерами. Однако накануне встречи 20 декабря ситуация стала меняться, и в ЕС, по всей видимости, почувствовали угрозу своим позициям в Белоруссии. Как считают эксперты, именно поэтому в оппозиционных СМИ и появился весьма скандальный материал об убийствах в конце 1990-х годов политических оппонентов Лукашенко. Эта тема, которую и оппозиция, и западные страны за двадцать лет поднимали уже не раз, долгое время оставалась забытой. Однако именно сейчас, когда Лукашенко и Путин действительно могут прийти к каким-то серьёзным соглашениям между собой, ее снова решили использовать. Более того, за месяц до «признания» одного из участников похищений и убийств белорусских политиков, в интернете появился и признанный сегодня экстремистским фильм о Лукашенко живущего в Польше блогера НЕХТА, который, по сути, был нарезкой старых фильмов о белорусском лидере, в том числе и известной российской серии «Крестный батька». По мнению аналитиков, подобное информационное давление на официальный Минск должно было напомнить Лукашенко о том, что наметившееся сближение Белоруссии и Запада может быть свернуто в любой момент, если республика снова начнёт движение в сторону России. Однако, как показали итоги переговоров в Санкт-Петербурге, этого пока не случилось, а интеграция, похоже, переносится на следующий год.

Как известно, 20 декабря в Северной столице состоялось заседание Высшего Евразийского экономического совета в узком и расширенном составах. Его темы были известны заранее — итоги развития интеграционного взаимодействия в 2019 году, а также вопросы, касающиеся стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции. Однако наибольшее внимание СМИ на саммите было уделено очередной встрече Лукашенко и Путина. И, как отмечают аналитики, первоначальная риторика белорусского лидера говорила о том, что он вполне был готов идти на компромисс. При этом обставлено все было, как и в прошлые годы, словами об успехах в белорусско-российских отношениях и полной открытости Белоруссии к сотрудничеству с Россией. Вместе с тем последующие события подтвердили опасения экспертов о том, что за красивыми словами обоих лидеров о необходимости интеграции по-прежнему нет никаких решений, которые могли бы вывести интеграционную тематику на уровень практической реализации.

Как и предполагалось, общение Путина и Лукашенко прошло за закрытыми дверями, а его итоги оказались вполне предсказуемыми. При этом стоит отметить, что белорусские СМИ поспешили объявить о том, что стороны все же сумели договориться по нефтегазовым вопросам, сославшись на заявление белорусского лидера. На самом же деле президент Белоруссии не сказал ничего нового, только подтвердив нерешенность насущных проблем белорусско-российских отношений. По словам Лукашенко, он и Путин «концептуально договорились, что в будущем году Белоруссия покупает у Российской Федерации примерно 20 млрд кубометров газа» и «по объемам мы договорились, и по нефти договорились, что купим у России 24−25 млн тонн нефти, цены будут не выше уровня текущего 2019 года». Таким образом, белорусский лидер фактически подтвердил то, что уже и так свершилось. Можно напомнить, что Минск и Москва согласовали индикативный баланс на поставку нефти в следующем году в размере тех же 24 млн тонн еще в начале декабря. При этом ни российская сторона, ни Лукашенко в Санкт-Петербурге не рассказали о судьбе так называемой перетаможки, которую, по предыдущим заявлениям представителей России, Минск в 2020 году может и не получить.

Аналогичная ситуация наблюдается и по вопросу газа. Никто в Москве и не говорил о сокращении поставок голубого топлива в Белоруссию, а нынешняя стоимость газа вполне устраивает «Газпром», неплохо зарабатывающий на белорусском рынке. Более того, как отметил после переговоров министр экономического развития России Максим Орешкин, оказалось, что на самом деле лидеры так и не смогли достигнуть договоренности по трем группам вопросов: в газовой и нефтяной сферах, а также по налоговому законодательству. Именно эти проблемы и блокируют финальные договоренности, а значит, никаких прорывных решений в Санкт-Петербурге принято не было. Все остальные вопросы, которые удалось согласовать, по сути, не являются критичными в белорусско-российских отношениях и от их решения процесс реального сближения двух стран не сдвинется с места.

В конечном счете Минску и Москве вряд ли удастся в течение обозримого будущего решить ключевые вопросы дальнейшей интеграции. Учитывая тот факт, что из Кремля периодически напоминают о том, что странам следует унифицировать налоговые системы, а также наконец-то сформировать работающие наднациональные органы, процесс развития Союзного государства не будет быстрым. Это связано в том числе и с тем, что Александр Лукашенко, действительно готовый идти на тесную экономическую интеграцию, не планирует делиться никакими властными полномочиями у себя в стране. Особенно накануне очередных президентских выборов. По всей видимости, в Москве это также понимают, а потому предпочитают ждать, формально не отказывая в помощи своим партнерам. Поэтому наиболее вероятным вариантом развития событий в ближайшее время будет подписание на прежних условиях соглашения по поставкам газа в Белоруссию на 2020 год, а также согласование механизма «перетаможки», который должен будет минимально компенсировать Минску его потери от налогового маневра. На большее при существующей позиции белорусских властей Минску рассчитывать не приходится. Однако и этих уступок Белоруссии вполне хватит, чтобы еще какое-то время затягивать принятие окончательного решения по интеграции и добиваться наиболее выгодных для себя условий развития Союзного государства.

Западная редакция EADaily

Объединение России и Белоруссии. Всё решится 19 ноября

К концу первой декады ноября Россия и Белоруссия согласовали около половины дорожных карт по экономической интеграции. На сей раз перед профильными ведомствами наших стран поставлены жёсткие и конкретные сроки. Все дорожные карты должны быть представлены Владимиру Путину и Александру Лукашенко не позднее 1 декабря этого года – так, чтобы к 8 декабря, то есть к 20-летию Договора «О создании Союзного государства», конкретные задачи экономической интеграции были окончательно утверждены. 

Всё решится 19 ноября

По словам премьер-министра Белоруссии Сергея Румаса, по большей части остающихся направлений специалисты должны завершить работу к 19 ноября, то есть ко дню намеченной встречи Румаса с нашим премьером Дмитрием Медведевым. На этой встрече главы правительств обеих стран изучат подготовленные документы и, если останутся «шероховатости», устранят их к предполагаемому юбилейному саммиту.

Премьер-министры России и Белоруссии Дмитрий Медведев и Сергей Румас. Фото: Dmitry Medvedev/Globallookpress

На сегодняшний день уже подготовлены карты в сфере «сближения макроэкономической политики, гармонизации валютного регулирования, унификации бухучёта и бухгалтерской отчётности». Однако остаются нерешёнными вопросы по нескольким принципиально важным направлениям. Часть, связанная по преимуществу с сельским хозяйством и энергетикой, специально отложена до премьерского совещания. При этом формированию объединённого рынка электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов, а также совместному развитию атомной энергетики посвящено целых пять дорожных карт. 

Налоговая проблема

Особые сложности на пути экономической интеграции касаются вопроса унификации налогового законодательства. Дело в том, что на протяжении двух десятилетий налоговые системы России и Белоруссии развивались совершенно по-разному, однако полноценная экономическая интеграция без их объединения попросту невозможна.

При этом Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений договора о создании Союзного государства, принятая Дмитрием Медведевым и Сергеем Румасом 6 сентября нынешнего года, предусматривает введение единого налогового кодекса уже через полтора года – к 1 апреля 2021 года. Однако у Минска здесь существует множество амбиций и возражений. К примеру, 1 ноября министр финансов Белоруссии Максим Ермолович провозглашал:

Вопрос, который связан с налоговым суверенитетом, для нас решён давным-давно. Отказываться от налогового суверенитета страна не будет, по крайней мере, в одностороннем порядке.

Для России же введение единого налогового законодательства имеет принципиальное значение. Только при таком условии наше правительство готово предоставить белорусам компенсацию за потенциальные потери от налогового манёвра.

Некоторые отечественные специалисты и чиновники полагают, что тут может быть предложен целый веер решений — от принятия не идентичных, но очень близких и взаимно прозрачных налоговых кодексов до серии подвижек и компромиссов с обеих сторон. Однако и в Москве, и в Минске многие сомневаются, что два разных кодекса способны решить проблему и, в частности, подвигнуть правительство России на выплату компенсаций. В любом случае, разбираться с налогами Дмитрий Медведев и Сергей Румас также будут 19 ноября. 

На пути к политической интеграции

За экономической интеграцией неизбежно должна последовать и интеграция политическая, к которой белорусы относятся в полном соответствии со старой пословицей «И хочется, и колется, и мама не велит».

 В. Путин. Фото: Kremlin Pool/Globallookpress 

Александр Лукашенко и его правительство, с одной стороны, не могут поступиться и толикой суверенитета и больше всего на свете боятся, что «большая Россия» поглотит их. С другой, понимают, что экономическая интеграция без политической просто невозможна. В итоге годами Минск не может выйти из этого противоречия.

Между тем принятие единых актов в народнохозяйственной сфере неизбежно требует и создания надзорных союзных органов. Однако по ним, как и по общей Конституции, единой внешней политике и тому подобным принципиальным направлениям, пока договориться не удаётся. Хочется надеяться, что это дело ближайшего будущего. 

Немного истории

Как известно, идея создания Союза принадлежит президенту Белоруссии Александру Лукашенко. Он высказывал её с первых лет своего прихода к власти (с 1994 года). В 1997 году, когда было создано Союзное государство, и в Белоруссии, и в России жила надежда, что интеграция пойдёт куда более быстрыми темпами, нежели это оказалось на самом деле. Но, как ни парадоксально, главным препятствием на пути создания полноценного Союза оказалась даже не белорусская националистическая оппозиция, а опять-таки всё тот же Лукашенко, всегда опасавшийся утратить полноту власти, превратить Белоруссию, как он иногда формулировал, в один из краёв или республику Российской Федерации.

За двадцать лет истории на пути Союзного государства возникло несколько кризисных моментов, самые острые из которых пришлись на 2008 и 2014 годы. Сначала Белоруссия отказалась признавать Абхазию и Южную Осетию, а затем не признала вхождение Крыма в состав России и не поддержала политику Москвы на украинском направлении. Многими в России это было расценено как предательство.

 А. Лукашенко. Фото: Kremlin Pool/Globallookpress 

Кроме того, между странами часто случались конфликты из-за цены на газ, сельскохозяйственные войны и пр. Лукашенко не раз заявлял о своём разочаровании в интеграции с Россией, но вновь возвращался к теме Союза. В принципе, другой «большой стратегии» у него и у его страны практически нет.

Самое печальное, что многие положения, провозглашённые ещё в Договоре «О создании Союзного государства», до сих пор остаются нереализованными. В частности, пункт первый статьи 10 этого Договора гласит:

Союзное государство имеет свой герб, флаг, гимн и другие атрибуты государственности.

Однако ни герба, ни флага, ни гимна нет, и это тоже достаточно символично.

Союз нам необходим

Говорить о необходимости Союза с Россией для десятимиллионной братской Белоруссии не имеет особого смысла – это самоочевидно и от этого в первую очередь зависит будущее и историческая судьба белорусского народа. Но Союз с Белоруссией необходим и России, причём отнюдь не только с рыночно-экономической точки зрения. Общая культура, судьбы тысяч и тысяч семей, геополитические соображения и интересы – всё это заставляет нас быть вместе. Объединяться надо при жизни нынешнего поколения, пока ещё живы миллионы людей, выросших в общей стране, пока наши западные «друзья и партнёры» окончательно не преуспели в своей разрушительной работе на «белорусском направлении». В противном случае может быть поздно.

Хочется надеяться, что министры и эксперты, работающие сегодня над дорожными картами, это понимают.

Белорусская экономика приближается к критической точке. Виновата Россия?

Падение темпов роста экономики, сокращение экспорта, уменьшение внешнеторгового оборота и при этом продолжающийся рост средней заработной платы — все это является одними из главных признаков нынешнего состояния белорусской экономики. В последние месяцы о социально-экономических проблемах в республике заговорили не только оппозиционные политики и экономисты, но и представители государственных структур, а Александр Лукашенко увеличил количество различного рода инспекций и совещаний, связанных с данной тематикой. Более того, впервые за долгое время в Национальном банке республики (НББ) заявили о том, что все источники достижения в 2019 году запланированного роста экономики на 4% оказались к настоящему моменту исчерпаны. При этом было отмечено, что «для достижения высоких темпов роста ВВП» в стране «необходимо принятие комплекса конкретных мер структурного характера, направленных в первую очередь на повышение общей эффективности экономики».

Подобные заявления о необходимости структурных реформ нечасто звучат среди государственных чиновников и, как правило, не приводят ни к чему, за исключением отсылки говорящего подальше от столицы Белоруссии. Так, например, произошло с бывшим помощником Александра Лукашенко по экономическим вопросам Кириллом Рудым, который еще в 2015 году говорил о необходимости реформирования белорусской экономики и называл причины того, почему реформ в стране не будет. После нескольких таких заявлений он был отправлен послом в Китай, где в настоящее время пытается создать благоприятные условия для экспорта без призывов что-либо менять в существующей модели управления республикой.

Однако, как отмечает большинство аналитиков, нынешняя ситуация стала отличаться от того, что происходило в Белоруссии за время прошлых экономических кризисов. Согласно различным статическим данным, которые сегодня уже не удается приукрашивать, положение в экономике республики все больше стало скатываться к критической точке, после которой остановить ее разрушение будет практически невозможно. Для того, чтобы это понять, достаточно взглянуть на имеющуюся за последние месяцы статистику и проследить ответные меры руководства страны на происходящее.

Так, согласно опубликованным данным, за 6 месяцев 2019 года Белоруссия наторговала товарами себе в минус на $ 2,728 млрд. При этом по сравнению с прошлым годом размер отрицательного сальдо ухудшился почти на $ 460 млн. Стоит отметить, что несмотря на то, что основной минус традиционно пришелся на Россию (минус $ 3,946 млрд), с точки зрения внешнеторгового баланса для Белоруссии не это стало решающим моментом. Сам по себе экспорт в РФ сократился лишь на 0,3% ($ 6,399 млрд), в то время как импорт на 6,7% ($ 10,345 млрд). Таким образом, отрицательное сальдо в торговле с Россией за первые полгода оказалось менее серьезным, чем в прошлом году. Иная ситуация наблюдается в отношении западного вектора, который для Минска всегда являлся главным источником поступления в казну валюты. Положительное сальдо в торговле с Евросоюзом с января по июнь сократилось более чем вдвое — с $ 1,858 млрд в 2018 до $ 869 млн в 2019 году. При этом экспорт в ЕС снизился на 18,6% ($ 4,308 млрд), а импорт только вырос — на 0,1% ($ 3,439 млрд).

Казалось бы, приведенные выше данные четко указывают на то, в чем заключается основная проблема падения внешней торговли Белоруссии. Однако в Минске главными причинами происходящего называют взаимоотношения с Россией. Например, указывается, что росту экспортных поставок мешали запреты «Россельхознадзора», в результате чего только за первый квартал молочной продукции в РФ было отправлено в пересчете на молоко на 162 тысячи тонн меньше запланированного. Учитывая тот факт, что сельское хозяйство, в первую очередь, его молочная отрасль, является одним из стрежней всей белорусской экономики (по итогам 2018 года только экспорт молока и молокопродуктов составил $ 2 млрд), то любое сокращение поставок сельхозпродуктов действительно негативно сказывается на всей внешней торговле республики. Однако с учетом неоднократных заявлений об успехах диверсификации рынков сбыта продукции белорусского АПК, обвинения в сторону России выглядят достаточно странно.

Ряд претензий к Москве со стороны Минска связан с ситуацией вокруг поставок углеводородов. В данном случае речь идет о главном драйвере внешнеторгового оборота Белоруссии — нефтепродуктах, которые, как известно, вырабатываются из российской нефти. С учетом произошедшего в апреле инцидента на нефтепроводе «Дружба», белорусские НПЗ не смогли реализовать запланированные объемы переработки сырья и поставить на внешние рынки хотя бы прошлогодний уровень своей продукции. По оценкам официального Минска, поставки нефтепродуктов за рубеж в январе-мае сократились на 19,9% до 4,57 млн тонн, а в стоимостном выражении экспорт составил лишь $ 2,278 млрд (на 19,9% меньше прошлогоднего показателя). Кроме того, негативно на внешнеторговом балансе Белоруссии сказалась и невозможность с начала года импортировать и перепродавать нефтепродукты из России. В отличие от прошлых лет, когда Минск покупал более миллиона тонн российских нефтепродуктов, за пять месяцев нынешнего года в республику было ввезено только 35,49 тыс тонн на $ 19,77 млн. Все это, в конечном счете, и стало главной причиной того, что белорусская внешняя торговля на западном направлении резко сократилась, обрушив всю статистику, а с ней и планы правительства на рост экспорта по итогам текущего года.

В то же время, говорить о том, что проблемы Белоруссии связаны только с вопросами экономических и политических отношений с Россией, тоже нельзя. Внутриэкономическое развитие республики уже не первый месяц показывает негативные результаты. По последним оценкам Белстата, рост валового внутреннего продукта (ВВП) страны за первую половину 2019 года составил всего 0,9%, достигнув уровня около $ 24,9 млрд. При этом, согласно прогнозу правительства, за январь—июнь экономика должна была вырасти на 1,8%. Самыми пострадавшими сферами за первую половину года оказались транспорт и оптовая торговля. Это связано с тем, что именно эти отрасли занимаются вывозом нефти и нефтепродуктов, а также продажей углеводородов. Например, перевозки грузов за 6 месяцев упали на 8,2%, грузооборот — на 7,6%, а оптовый товарооборот — на 3,7%. Не лучше выглядит ситуация и с промышленным сектором, где производство снижается по отношению к 2018 году несколько месяцев подряд. Это уже привело к тому, что промпроизводство за 6 месяцев выросло всего на 0,1%. Параллельно с этим продолжается и рост запасов готовой продукции — на 1 июля они составили около $ 2,4 млрд (63,4%). В целом же, как отмечают эксперты, второй квартал 2019 года стал худшим для белорусском промышленности с 2016 года, когда экономика страны пребывала в состоянии кризиса.

Согласно статистике, за первое полугодие 2019 года в минусе оказались семь отраслей промышленной деятельности Белоруссии — легкая промышленность, нефтепереработка, фармацевтика, производство аппаратуры, машиностроение, производство «прочих готовых изделий» и энергетика. Рост на уровне менее 1% наблюдался в пищепроме и химической промышленности. При этом объяснять сложившуюся ситуацию только инцидентом с загрязнённой нефтью нельзя, так как большинство отраслей белорусской экономки напрямую не связаны с происходящим вокруг нефтепровода «Дружба». Их проблемы имеют долгую историю и касаются, в первую очередь, сокращения спроса на продукцию, как на внешних, так и внутреннем рынках, а также неэффективностм управления. Например, «флагманы» белорусского машиностроения — Минский тракторный завод (МТЗ) и Минский автомобильный завод (МАЗ) за шесть месяцев сократили производство тракторов на 11,4%, а грузовых автомобилей — на 22,4%. Кроме того, из-за проблем в управлении, у большинства предприятий продолжает накапливаться долговая нагрузка. Так, за первое полугодие крупные и средние компании Белоруссии отдали кредиторам около $ 13 млрд и остались должны им еще около $ 37 млрд. В целом же долговая нагрузка по сравнению с 2018 годом увеличилась на 14%. Это заставляет организации не только сокращать свои инвестиционные расходы, но и увольнять персонал, чего в Белоруссии всегда стремились избежать. За январь-июнь 2019 года только крупные и средние предприятия реального сектора официально уволили 338,6 тыс человек, приняв на работу лишь 298,1 тыс.

Происходящее сегодня в экономике республики уже привело к тому, что правительство Белоруссии фактически признало провальность как своей политики, так и всех своих планов. При этом никто в руководстве страны не предложил ничего нового для решения сложившейся ситуации. Как показывают последние события, в ход снова пошли старые и практически не эффективные с точки зрения долгосрочной перспективы методы исправления ошибок прошлых лет: тотальная экономия и поиск виноватых. Впервые за последние годы было заявлено, что госбюджет страны будет дефицитным.

«Бюджет на 2020 год планируется с дефицитом $ 1,4 миллиарда, это составляет примерно 1,4% ВВП. Источники для финансирования дефицита бюджета накоплены, мы в течение двух с половиной лет исполняем бюджет с профицитом и формируем его остатки, чтобы постепенно по мере стабилизации общеэкономической ситуации выходить на решение социальных задач», — заявил в конце июля министр финансов Максим Ермолович.

Одновременно правительство сократило свои планы по росту ВВП. По заявлению премьер-министра Белоруссии Сергея Румаса, «ключевыми показателями эффективности работы правительства и Нацбанка на 2020 год предлагается определить темп роста ВВП — 102,5%, темп роста производительности труда — 102,1%, привлечение прямых иностранных инвестиций в объеме $ 1,7 млрд, инфляция за год не должна превысить 5%». Однако, как считают эксперты, такое заявление выглядит крайне оптимистичным, особенно на фоне провала нынешнего прогноза по росту ВВП на 4%. Тем более, как уже указывалось выше, о невозможности наращивания темпов развития экономики говорят и в самом правительстве. И в то же время, на фоне предстоящих президентских выборов, в Совмине считают возможным довести в 2020 году зарплаты бюджетников до уровня в 80% от средней по экономике, так как это «важный элемент бюджетной политики», соответствующий поручениям Александра Лукашенко.

Таким образом, понимая всю опасность сложившейся в экономике ситуации, а также невозможность найти дополнительные источники пополнения бюджета, что связано, в том числе, с отсутствием договоренностей по компенсации Белоруссии за налоговый манёвр в нефтяной отрасли РФ, белорусские власти снова обратились к популизму и демагогии. При этом, что немаловажно, в Минске уже назвали главного виновного во всех проблемах. И это не «торговые войны» между ведущими мировыми игроками, и не «неблагоприятная конъюнктура внешнего рынка», о чем ранее заявляли в белорусской столице.

Сегодня в Белоруссии все больше продвигается тезис о том, что главной причиной падения уровня ВВП и внешней торговли является нерешенность вопросов в нефтегазовой сфере белорусско-российских отношений, а также инцидент на нефтепроводе «Дружба». Об этом открыто говорится на всех уровнях руководства республики. Кроме того, на российскую сторону возлагают и вину за падение экспорта сельхозпродукции и товаров промышленного производства. С одной стороны, заявляется о «санкциях» со стороны «Россельхознадзора», с другой — о невозможности равной конкуренции белорусских производителей на российском рынке. При этом о том, что в ряде случаев компаниям из РФ вход на рынок Белоруссии и вовсе закрыт, в Минске предпочитают не говорить.

Кроме того, впервые за долгие годы в руководстве республики заявили о том, что российский бизнес не думает о развитии белорусской экономики и выводит из страны свой капитал.

«То, что часть чистой прибыли выводится материнскими компаниями, не противоречит нашим договорённостям с российским бизнесом, не противоречит нашему национальному законодательству, не противоречит международному праву. Но желательно, чтобы доход, заработанный здесь, направлялся в первую очередь на развитие тех производств и мощностей, которые создают эту прибыль. В первую очередь должно быть реинвестирование», — сказал в конце июля председатель Совета Республики и бывший премьер-министр Михаил Мясникович.

И количество подобных заявлений, где главным виновником происходящего в экономике напрямую или косвенно называется Россия, в настоящее время становится все больше. При этом, как считает большинство экономистов, объяснить нынешнее состояние белорусской экономики только инцидентом на нефтепроводе «Дружба», запретами «Россельхознадзора» или неопределенностью перспектив компенсаций за налоговый маневр, нельзя.

Сегодня можно говорить о том, что существующие экономические проблемы Белоруссии стали следствием целого комплекса вопросов, связанных не столько с белорусско-российскими отношениями, сколько с неэффективной системой управления, существующей в республике на протяжении последних десятилетий. Разговоры о необходимости диверсификации рынков при отказе от проведения серьезных структурных реформ, приватизации и либерализации ведения бизнеса в Белоруссии породили не только полную зависимость местных предприятий от ситуации на рынке России, но и сформировали целый пласт руководителей, которые неспособны к переформатированию своей работы в новых условиях. При этом провести реструктуризацию экономики, о которой иногда говорят в правительстве Белоруссии, невозможно, в том числе и потому, что против этого выступает Александр Лукашенко. Поэтому в сложившейся тупиковой ситуации официальному Минску остается ждать решения России о продолжении экономической помощи союзной республике, без чего остановить надвигающийся коллапс своими силами, по всей видимости, белорусским властям не удастся.

Западная редакция EADaily

Россиянам в Беларуси разрешат не менять водительские права — The Village Беларусь

Россиянам, получившим паспорт гражданина Республики Беларусь или беларуский вид на жительство, разрешат не менять своё национальное водительское удостоверение на беларуское, пишет «Еврорадио». Эта норма содержится в новой редакции закона «О дорожном движении», выставленной на общественное обсуждение на «Правовом форуме Беларуси».

В настоящее время россияне должны поменять свои национальные водительские права на беларуские в течение 90 дней после получения белорусского паспорта или вида на жительство. Иначе по истечении этого срока они лишаются права на управление механическими транспортными средствами и самоходными машинами на территории Беларуси.

Такой порядок сейчас действует в отношении всех иностранных граждан, а также лиц без гражданства, имеющих действительное водительское удостоверение и получающих беларуский паспорт или вид на жительство. Однако новая редакция статьи 5 закона «О дорожном движении» делает исключение для граждан Российской Федерации, имеющих российское национальное водительское удостоверение.

часть шестую изложить в следующей редакции:

«Иностранные граждане и лица без гражданства, имеющие действительное водительское удостоверение, выданное иностранным государством (за исключением граждан Российской Федерации, имеющих российское национальное водительское удостоверение), считаются не имеющими права управления механическими транспортными средствами, самоходными машинами на территории Республики Беларусь по истечении 90 дней с даты выдачи таким лицам паспорта гражданина Республики Беларусь или вида на жительство в Республике Беларусь до получения такими лицами водительского удостоверения в Республике Беларусь.».

Также новая редакция закона ограничивает 1–м января 2020 года срок действия водительских удостоверений, выданных в Беларуси, а также на территории республик бывшего СССР, в которых не указан срок действия. Оба новшества вступят в силу через шесть месяцев после того, как закон будет принят и официально опубликован, то есть не раньше конца 2018 — начала 2019 года.

Новая редакция закона «О дорожном движении» разработана в Министерстве внутренних дел Беларуси. Её обсуждение продлится до 23 мая 2018 года.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о