РазноеПоследние новости о деле пьяного мальчика – Что требует осужденная по делу «пьяного мальчика» от отца погибшего ребенка? Пусть говорят. Самые драматичные моменты выпуска от 23.12.2019

Последние новости о деле пьяного мальчика – Что требует осужденная по делу «пьяного мальчика» от отца погибшего ребенка? Пусть говорят. Самые драматичные моменты выпуска от 23.12.2019

Ольга Алисова, сбившая «пьяного мальчика» в Подмосковье, вышла на свободу

В понедельник, 11 ноября, вышла на свободу Ольга Алисова, та сама автоледи из громкого дела подмосковного «пьяного мальчика».

— Она дважды подавала прошение на условно-досрочное освобождение. Но они не были одобрены — сообщил «КП» источник в ФСИН России.

По приговору суда, в колонии виновница смертельной аварии, в которой погиб Алеша Шимко, должна была провести три года. Но с учетом времени проведенного в СИЗО, женщина вышла на свободу почти на год раньше.

Как удалось выяснить «КП», Ольга Алисова сейчас живет в Подмосковье, с журналистами женщина общаться наотрез отказалась.

Напомним, 23 апреля 2017-го года в Подмосковье мальчика насмерть сбила автоледи на иномарке. Ольга Алисова десять метров протащила тело ребенка под колесами. Позже экспертиза нашла в крови ребенка 2,7 промилле алкоголя, это равноценно бутылке водки. После этого история «пьяного мальчика» получила широкий общественный резонанс.

Эксперта Михаил Клейменов, который обнаружил алкоголь в крови шестилетнего мальчика. Фото: Иван МАКЕЕВ

Эксперта Михаил Клейменов, который обнаружил алкоголь в крови шестилетнего мальчика.Фото: Иван МАКЕЕВ

Почти сразу было возбуждено уголовное дело о халатности эксперта Михаила Клейменова, который обнаружил алкоголь в крови шестилетнего мальчика. Суд приговорил его к 10 месяцам исправительных работ. Вот только из-за сроков давности наказания ему удалось избежать. При этом его действия признали банальной ошибкой. Тем временем отец мальчика убежден, что виновница ДТП и эксперт были в сговоре.

— Следствие с самого начало пошло неправильным путем. Убежден, что действами они в сговоре и за фальшивую экспертизу с алкоголем он получил взятку, — прокомментировал Роман Шимко.

РЕАКЦИЯ

«Это история потрясла всю страну»: адвокат семьи Шимко прокомментировала освобождение Ольги Алисовой

Виктория Данильченко подчеркнула, что находится в недоумении от того, что Ольга Алисова до сих пор не принесла соболезнования семье мальчика (подробности)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Эксперта, который нашел в крови погибшего ребенка алкоголь, освободили от десяти месяцев исправительных работ

Мособлсуд списал наказание, сославшись на истекший срок давности (подробности)

В ТЕМУ

Подозреваемая в ДТП с «пьяным мальчиком» считает, что в ее бедах виноваты СМИ

Суд отклонил апелляцию Ольги Алисовой, которая просила освободить ее из под стражи (подробности)

Спустя пять лет найден виновный по делу пермского «пьяного мальчика» — URA.RU

Уголовный кодекс РФ. Челябинск, закон, уголовный кодекс

Расследование дела по резонансному ДТП оконченоФото: Вадим Ахметов © URA.RU

Следственные органы завершили расследование уголовного дела о резонансном ДТП с пермским «пьяным мальчиком». Об этом сообщается на сайте СК РФ. Авария, в результате которой погиб 22-летний Евгений Скорняков, произошла в 2014 году. Именно он был назван виновником ДТП. Установить истину правоохранительным органам удалось спустя пять лет. Выяснилось, что в момент дорожно-транспортного происшествия за рулем авто находился Сергей Ермаков.

«Ему предъявлено обвинение в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека (ст 264 УК РФ), избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Обвиняемый признал вину и дал признательные показания. Уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд », — говорится на сайте ведомства.

Дело пермского «пьяного мальчика» получило широкую огласку в СМИ. Пермскую историю сравнили с резонансным ДТП, случившимся в Подмосковье с шестилетним мальчиком Алешей Шемко.

Свидетели ДТП указывали, что сразу после аварии водитель авто, находившийся за рулем в состоянии алкогольного опьянения, усадил в кресло водителя Скорнякова. Однако доказать это экспертам не удалось «в результате умышленных действий следователя полиции Надежды Матвеевой», отмечает СК РФ. Основные вещдоки по уголовному делу — легковой автомобиль, одежда и медицинские документы с ее позволения были утрачены.

Изначально расследованием уголовного дела занимались следственные органы Пермского края, однако в прошлом году дело поступило в центральный аппарат СК РФ. Ранее суд признал Матвееву виновной в злоупотреблении должностными полномочиями, но ей удалось избежать наказания в связи с амнистией.

Следствие и суд: Силовые структуры: Lenta.ru

Отец шестилетнего мальчика из Кировской области, которого насмерть сбил полицейский, рассказал телеканалу «360» о ходе расследования, в котором он обнаружил ряд нестыковок.

По словам мужчины, следователь просил его найти общий язык с полицейским, который сбил его сына. «Он говорит: «Ты понимаешь, что он сотрудник полиции?» Я говорю: «Понимаю, но меня это никак не интересует, потому что он убил моего единственного сына»», — заявил отец погибшего.

Мужчина рассказал, что о результатах экспертизы узнал лишь спустя полтора месяца. Он отказался подписывать документ, когда увидел сведения о наличии алкоголя в крови у погибшего сына. Также в деле поменялись личные данные водителя, который сбил мальчика: изначально фамилия полицейского была Мельников, а позже — Меньшиков.

Отец ребенка считает, что проведенный следственный эксперимент не соответствовал обстоятельствам трагедии. В нем участвовал ребенок более старшего возраста с большим велосипедом, тогда как его сын был худым и ехал на маленьком велосипеде. «Как я понял, они хотели доказать, что превышение было у ребенка, а не у водителя», — сказал мужчина.

Материалы по теме

20:33 — 15 октября 2019

Ранее мать ребенка рассказала, что сбивший ее сына полицейский не связывался с семьей. По ее словам, всеми делами, связанными с расследованием, занимается ее бывший муж, так как он живет рядом.

Авария произошла 13 июля в селе Буйское (Уржумский район области). Шестилетний мальчик катался на велосипеде и выехал на дорогу, после чего попал под колеса автомобиля. Он скончался на месте от полученных травм. Экспертиза обнаружила в крови ребенка 0,51 промилле этанола.

По словам родственников мальчика, за три месяца устроившего ДТП полицейского так и не задержали. Он продолжает работать в ведомстве. По факту произошедшего возбуждено уголовное дело.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Следователи разобрались с делом «пьяного мальчика» — Рамблер/новости

МВД закончило расследование громкого уголовного дела о гибели ребенка под колесами Hyundai в Подмосковье. Чтобы разобраться в причинах трагедии следователям понадобилось менее трех недель, хотя само следствие началось лишь спустя почти два месяца после гибели мальчика, который якобы был пьян. Сейчас материалы якобы переданы для ознакомления сторон, однако представители погибшего ребенка ничего не знают об окончании расследования и называют это слухами. Правоохранительные органы завершили расследование скандального дела погибшего под колесами автомобиля в подмосковной Балашихе шестилетнего мальчика Алеши Шимко, в крови которого судмедэксперты нашли алкоголь. В данный момент закончены следственные действия и идет процедура ознакомления сторон с материалами дела, после чего оно будет направлено в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на свои источники.

В то же время получить официальный комментарий областной прокуратуры или управления МВД по региону «Газете.Ru» не удалось. Так, в пресс-службе надзорного ведомства «Газете.Ru» заявили, что не намерены комментировать появившуюся в СМИ информацию, а также посоветовали обратиться в региональное управление МВД, поскольку дело расследовалось именно там. В то же время в пресс-службе МВД комментировать дело также отказались.

Там заявили, что когда материалы будут переданы в суд, об этом будет официально объявлено.

Отец ребенка Роман Шимко в беседе с «Газетой.Ru» отметил, что информации о завершении расследования у него нет.

«Меня об этом не извещали. Я слышал, что на днях расследование должно быть закончено, но точной информации у меня нет», — сказал он.

Шимко также добавил, что эксгумацию тела мальчика с целью установить в нем наличие алкоголя делать уже бессмысленно, поскольку прошло уже слишком много времени, и находившиеся в организме вещества видоизменились.

«Эксгумацию есть смысл делать только для того чтобы установить какие повреждения ребенок получил в результате ДТП», — сказал отец.

Адвокат Романа Шимко Валерий Зубов также заявил, что сведений о завершении расследования у него нет.

«Слухи, которые распространяются в СМИ я комментировать не могу, пока сам не увижу документального подтверждения. Нас о том, что расследование закончено никто не уведомлял, с материалами дела мы не знакомились», — сказал юрист.

В то же время адвокат водителя Ольги Алисовой Наталья Куракина не исключила того, что расследование действительно могло быть завершено, однако считает, что в действительности следователи еще не выяснили всех обстоятельств произошедшего.

«Они могли завершить расследование, но дело впоследствии вернут обратно, потому что следователи нарушают закон», — заявила Куракина, не раскрывая подробностей.

Дело так называемого «пьяного мальчика» из подмосковной Балашихи стало одним из самых громких и резонансных в России в этом году. При этом скандал разразился не после самой трагедии, а гораздо позже, когда информация о результатах экспертизы просочилась в СМИ.

Напомним, что авария, закончившаяся гибелью Алеши Шимко, произошла днем 23 апреля. Во дворе мальчик угодил под колеса Hyundai Solaris, которым управляла 31-летняя автомобилистка Ольга Алисова. В июне следователь вызвал отца ребенка и вручил ему заключение судебно-медицинской экспертизы, которая показала, что в крови его сына в момент аварии было гигантское количество алкоголя — 2,7 промилле. С учетом веса ребенка, по оценкам экспертов, это говорит о том, что перед ДТП ребенок мог выпить около стакана водки.

Именно после чудовищного по своим выводам экспертного заключения, которое родители погибшего связали со связями Алисовой, о ситуации узнали журналисты.

После этого ход расследования сразу кардинально изменился.

Пресс-служба подмосковного главка МВД 15 июня сообщила о возбуждении уголовного дела по факту гибели ребенка. Расследование началось по ч.3 ст. 264 УК РФ, которая предусматривает ответственность до пяти лет лишения свободы за смертельную аварию с одним погибшим, совершенную в трезвом состоянии. К ситуации быстро подключились и другие силовые структуры. Прокуратура потребовала передать дело «наверх», в специализированное подразделение по расследованию дорожно-транспортных происшествий подмосковного управления МВД.

Вместе с тем забрать дело себе попытался и Следственный комитет — такое распоряжение дал глава ведомства Александр Бастрыкин. Тем не менее, в итоге расследование самой аварии оставили МВД, а СК занялся проверкой работы эксперта Михаила Клейменова, который готовил скандальное экспертное заключение.

Однако проведенные в СК специальные экспертизы полностью подтвердили первоначальные выводы Клейменова о том, что для анализа использовалась кровь именного погибшего ребенка, и что в ней присутствует большая концентрация алкоголя.

Как рассказывал в интервью «Газете.Ru» Роман Шимко, он уверен, что ребенок не мог употреблять алкоголь, так как весь день перед гибелью провел дома под присмотром взрослых. По его мнению, если экспертиза не фальсифицирована умышленно, то алкоголь с помощью шприца могли вколоть в печень ребенка уже после его гибели. Сделано это могло быть, чтобы обвинить в случившемся самого мальчика или его родителей, которые якобы за ним не уследили.

В ходе разгоревшегося скандала обе стороны, а также эксперт Клейменов стали активно общаться со СМИ, не раз давая развернутые комментарии, в том числе и по телевидению, чем еще больше подогрели интерес к этой истории.

Следствие и суд: Силовые структуры: Lenta.ru

Суд приговорил к 10 месяцам исправительных работ врача бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области Михаила Клейменова, ошибочно обнаружившего алкоголь в крови погибшего в результате наезда автомобиля в Балашихе шестилетнего мальчика. Об этом сообщила пресс-служба Следственного комитета России.

Медик признан виновным в халатности.

По данным СК, Клейменов произвел изъятие образца крови погибшего ненадлежащим образом, что привело к его загрязнению спиртообразующей микрофлорой и процессу спиртового брожения, поэтому при химическом исследовании в образце и был обнаружен этанол в количестве 2,7 промилле.

Материалы по теме

00:05 — 22 июня 2017

00:06 — 17 июня 2017

Задавили и оболгали

Что скрывается за громкой историей о «пьяном» мальчике, насмерть сбитом в Балашихе

«Клейменов должен был понимать, что подобная концентрация алкоголя в крови ребенка соответствует состоянию поверхностной комы, и для подтверждения или исключения факта прижизненного употребления алкоголя необходимо проведение биохимического исследования, но этого сделано не было», — отмечается в сообщении СК.

Комплексная судебная экспертиза подтвердила, что у мальчика отсутствовало алкогольное опьянение. Обнаруженный при химическом исследовании образца его крови этиловый спирт возник посмертно.

23 апреля 2017 года во дворе жилого дома в Балашихе Ольга Алисова за рулем своей машины сбила насмерть шестилетнего мальчика. В крови погибшего ребенка нашли 2,7 промилле этилового спирта. Результаты экспертизы вызвали крупный общественный резонанс, следствие заинтересовалось экспертом, допустившим ошибку. Алисову осудили к трем годам колонии.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: [email protected] Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

В деле «пьяного мальчика» появились неожиданные подробности, но они все усложняют: Общество: Россия: Lenta.ru

В конце октября Следственный комитет (СКР) попытался поставить точку в спорах вокруг дела «пьяного мальчика». Приглашенные СКР эксперты пришли к выводу, что шестилетний Алеша Шимко, сбитый насмерть в апреле этого года во дворе собственного дома, был трезв. Против судмедэксперта Михаила Клейменова, определившего алкоголь в крови ребенка, возбудили уголовное дело о халатности. Однако выводы экспертов СКР оказались более сомнительными, чем результат первой экспертизы. «Лента.ру» выясняла, почему не стоит верить самому авторитетному заключению и какими сюрпризами могут закончиться разборки в экспертной среде.

18 октября в программе «Пусть говорят», посвященной делу «пьяного мальчика», заведующий отделением Бюро судебно-медицинской экспертизы городского округа Железнодорожный Московской области Михаил Клейменов заявил, что подвергся травле: «Какие у вас основания делать меня изгоем общества? Я сделал все, что должен был сделать практикующий эксперт».

— Вы же понимаете, что 2,7 промилле — это запредельная доза для ребенка шести лет? — вкрадчиво спросил врач-нарколог Эркен Иманбаев.

— Давайте оперировать фактами, — с готовностью отозвался Клейменов и достал номер журнала «Судебная медицина» за 2017 год. — Данные свидетельствуют о том, что у детей с высокой концентрацией алкоголя в крови были внешние проявления как легкой, так и средней тяжести опьянения. В 2012 году трехлетний мальчик выпал из окна 8 этажа. У него нашли 2,1 промилле, — Клейменов водил пальцем по бумаге, но слова утонули в возмущенном гуле.

Безэмоциональный танатолог выглядел нелепо, апеллируя к цифрам, и нарушал законы скандальной программы, упрямо отказываясь покаяться в том, в чем его подозревало большинство, — подлоге.

«Вы хотите порушить все устои государства? Вы подвергаете сомнению и следствие, и судебно-медицинских экспертов? О чем вы говорите?» — почти с отчаянием обратился он к залу с риторическими вопросами, на которые никто из его оппонентов не собирался отвечать.

Михаил Клейменов

Михаил Клейменов

Кадр: НТВ / YouTube

Ни ведущий программы, ни гости студии еще не знали, что в этот момент на сайте Следственного комитета России было опубликовано официальное заявление. Клейменова обвинили в халатности. «Нарушил положения действующих нормативных актов», «произвел изъятие образца крови погибшего мальчика ненадлежащим образом», «не провел биохимического исследования», «нарушил права потерпевших» — «вывод о состоянии ребенка в момент дорожно-транспортного происшествия является необоснованным». Ролик с официальным представителем СКР добавили в программу уже при монтаже, на следующий день. Клейменову ответило государство.

Вопреки ожиданиям, комиссионная экспертиза от СКР, в которой участвовали 18 специалистов из научных учреждений Минздрава и Минобороны, вовсе не расставила все точки над i в скандальном уголовном деле. Напротив — вызвала еще больше вопросов.

Экспертиза СКР на выявление алкоголя в крови шестилетнего Алеши Шимко была всего лишь второй. Первая обнаружила алкоголь и (якобы) продукт его распада — ацетальдегид — в анализах погибшего ребенка. Вторая, в мае, подтвердила, что образец, отправленный химикам (на алкоголь), и образец, отправленный биологам (на предмет того, чья это кровь), совпадают, то есть взяты у одного человека и не заменены на этапе анализа. Третья — что ДНК крови погибшего и ДНК матери мальчика совпадают, то есть, принадлежат именно ребенку. Четвертая, в июне, на анализ алкоголя в смывах крови с днища автомобиля, — была признана невозможной из-за низкого качества предоставленных образцов.

По сути, Клейменов и его коллеги в последующих экспертизах лишь устанавливали принадлежность крови ребенка, а не перепроверяли наличие алкоголя. Это требовало большей компетенции и признания недочетов при заборе анализов: если бы Клейменов взял не только кровь, но и мочу, как того требует приказ Минздрава №346, возможно, были бы иные доказательства прижизненного употребления спирта ребенком. Однако этого не сделали.

Клейменов пытался пойти дальше и убедить общественность, что ребенок действительно мог быть пьян. Мысль очевидная: детей иногда спаивают. Но, высказанная категорично, она лишь усиливала гнев публики и воспринималась как издевательство. К тому же, эксперт явно превышал свои полномочия: объяснять причины результата — задача следователя, а не врача.

«Вы хотите сказать, что шестилетний мальчик выпил бутылку водки?» — негодовал в июне телеведущий Андрей Малахов. Это было откровенным передергиванием. Согласно формуле Эрика Видмарка для расчета алкоголя в крови, мальчику весом 20 килограммов достаточно было выпить чуть больше 40 граммов спирта для такой высокой концентрации. Необязательно стопки водки в чистом виде — это могла быть банка сладкого коктейльного напитка, бокал сладкого портвейна, два стакана пива. Чисто теоретически ребенок мог получить такую дозу самостоятельно.

Михаил Клейменов

И Клейменов, и его коллеги прекрасно понимали, что 2,7 промилле соответствуют высокой степени опьянения. Поэтому под руководством главы Бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области Владимира Клевно они исследовали статистику за 2016 год. Результаты были опубликованы в подведомственном журнале «Судебная медицина».

Эксперты посчитали, что из 356 погибших детей (от 0 до 17 лет включительно) спирт в крови был обнаружен в 57 случаях. То есть почти у каждого шестого. В основном это были подростки 14-17 лет. Четверть погибших — дети младше 7 лет. Был и трехлетний ребенок с 5,3 промилле, умерший от отравления этиловым спиртом. Стоит, правда, отметить, что у сверстников Алеши Шимко из этого списка не было столь высокой концентрации алкоголя.

Виктор Колкутин

Виктор Колкутин

Также эксперты изучили, какие симптомы сопутствуют опьянению у несовершеннолетних. Из 256 исследованных в прошлом году детей высокую концентрацию спирта в крови — выше 2,3 промилле — обнаружили у 16-ти. У большинства из них — 14 ребят — были симптомы средней и тяжелой степени отравления: от рвоты и поноса до предкоматозного состояния. Только у одного были легкие симптомы: эйфория и повышенная активность (6 процентов от общего числа).

В интервью «Ленте.ру» судебный врач Виктор Колкутин заявил, что эта статистика была собрана специально, чтобы «подстелить соломку» коллегам Клейменова. Но, по сути, 6 процентов детей с высокой степенью опьянения, но без ожидаемых видимых проявлений — скорее исключение, а не правило.

Дело «пьяного мальчика» стало своеобразным золотоносным Клондайком для журналистов. Тому способствовали и несколько сюжетных линий (трагедия в обычной российской семье, бездействие правоохранительных органов, криминальное прошлое мужа виновницы ДТП Ольги Алисовой), и простор для конспирологических версий (например, о том, что отбывающий наказание муж Алисовой шантажировал прямо из колонии власти города, чтобы те украли камеры с места ДТП), и легкость манипуляции (приоритет эмоциональной вовлеченности перед необходимостью разбираться в химии и медицине, чтобы делать выводы).

Факты были не нужны: появление в одной студии статного голубоглазого офицера Росгвардии, плачущего при всех от боли утраты, и сухопарого темноглазого танатолога, без эмоций отвечающего на непонятном профессиональном медицинском жаргоне, сразу определяло симпатии специфической аудитории.

Роман Шимко

Роман Шимко

Кадр: НТВ / YouTube

Клеймить эксперта взялись даже его коллеги. Профессор судебной медицины Виктор Колкутин заявил «Ленте.ру», что уверен в виновности врача. По его словам, подлог был простой процедурой: «Банально на кончике иглы инсулинового шприца внести в пробирку каплю спирта — занимает три секунды». На вопрос, почему же Клейменов в таком случае не ввел дозу поменьше, для более убедительного результата хотя бы в 1 промилле, Колкутин ответил: «Когда стоишь на потоке и знаешь: что бы ты ни написал, все сойдет с рук, — быстро утрачивается чувство края».

В программе «Человек и закон» даже сообщили сумму, которую якобы передала Алисова Клейменову за «пьяную экспертизу»: 100 тысяч евро. Назвал ее аноним, стоя спиной к камере, никаких других доказательств у журналистов не было. Но почему с такими связями и финансовыми возможностями женщина за несколько лет не смогла вызволить мужа из колонии, добиться его условно-досрочного освобождения, — программа умолчала.

Ольга Алисова

Ольга Алисова

Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Отец ребенка Роман Шимко рассказал «Ленте.ру», что не только намерен привлечь Клейменова и следователей за преступный сговор: якобы даже в Германии собираются возбудить уголовное дело (пока непонятно, на каких основаниях). По его словам, руководство Клейменова, имея параделовые связи с немецкими коллегами, обратилось к их авторитету, чтобы те подтвердили: его экспертиза верна. Но немцы позвонили Роману и предложили провести свою экспертизу: с похорон сына у него остался локон волос, и он передал его в Германию. Результаты исследования держат в тайне. На запрос «Ленты.ру» о самом факте исследования в немецкой клинике ответили уклончиво, сославшись на неразглашение личной информации.

Современные методы исследования действительно позволяют ответить на главный вопрос: попал ли спирт в кровь шестилетнего ребенка прижизненно или посмертно? Если спирт попал в организм при жизни, должны быть продукты его распада. Как правило, ищут ацетальдегид — он образуется в печени. Ацетальдегид легко испаряется при неправильном хранении, и добавить его в пробирку с кровью умышленно практически невозможно. Проблемы две: в России этот анализ достаточно редкий — при Бюро судебно-медицинской экспертизы есть только одна лаборатория в Москве, и в норме в организме каждого человека всегда есть некоторое количество и этанола, и ацетальдегида — крайне важно определять концентрацию.

В скандальной экспертизе, подписанной Михаилом Клейменовым, было указано не только 2,7 промилле этанола, но и то, что найден ацетальдегид. Однако его количество не было определено экспертом-химиком, и Клейменов не посчитал нужным это уточнить. Таким образом, доказательство оказалось неполным и вызвало сомнения у более пытливых экспертов. Так, профессор судебной медицины Виктор Колкутин сообщил «Ленте.ру», что отсутствие концентрации ацетальдегида и вовсе может говорить о том, что вещества в крови не было.

Возможно, именно так и посчитали эксперты созванной СКР комиссии. Они нашли другой предлог упрекнуть Клейменова: при повторном анализе в биоматериалах Алеши Шимко искали и не выявили другой продукт распада спирта, более устойчивое вещество, — этилглюкуронид. Где именно — в крови или волосах — не уточнили (обычно второе).

Ольга Алисова

Фото: Кирилл Кухмарь / «Коммерсантъ»

Это еще более странная претензия. Во-первых, исследование на этилглюкуронид в России не проводится ни в одном Бюро судебно-медицинской экспертизы, и у Клейменова едва ли была возможность заказать его, даже если бы он хотел выйти за рамки инструкций Минздрава. Во-вторых, этот анализ, как правило, используют в работе с хроническими алкоголиками, однократный прием спирта крайне сложно выявить. Особенно по волосам: это зависит от их структуры, химического воздействия, динамики накопления, поэтому нужны очень чувствительные методы анализа и качественные образцы.

Это касается и экспертизы, якобы сделанной в Германии: вещество копится от корней к концам волос, поэтому, если спирт поступил в кровь накануне смерти, нужно вырывать его с корнем (и следует учитывать, что даже в корень за несколько часов вещество может не поступить). Единственный вывод, который можно сделать по отрезанному локону при отсутствии этилглюкуронида, — о том, что ребенка не спаивали систематически.

Однако самое большое недоумение экспертного сообщества вызвала версия СКР о 2,7 промилле в крови: якобы Клейменов загрязнил образец «спиртообразующей микрофлорой», и начался процесс брожения. Неизвестно, был ли сделан соответствующий посев и найдены ли конкретные бактерии-возбудители. В человеческом организме действительно продуцируется эндогенный алкоголь, но даже если пробирки хранились не в холодильнике, достижение такой концентрации исключено.

«Еще можно допустить, что крышу «Зенит-Арены» расклевали бакланы, но — что ее разнесли лазерами марсиане?.. Даже если пробирка с кровью пять суток стояла открытая, на подоконнике, при комнатной температуре, «спиртосодержащая флора» не могла бы привести к такому результату с нуля. За полгода накопилось бы максимум 1,5 промилле. Это фантастика», — заявил «Ленте.ру» судебно-медицинский эксперт Виктор Колкутин.

Впрочем, странное заключение СКР не говорит о том, что ведомство привлекло некомпетентных специалистов, отмечает Колкутин. Он уверен в другом: Клейменов добавил спирт в пробирку сам, а признание мальчика трезвым прижизненно и нелепая аргументация — это компромисс между восстановлением доброго имени семьи Шимко и нежеланием привлечь эксперта за подлог. По его мнению, за Клейменовым стоит руководство Бюро СМЭ Московской области: если найдутся доказательства его преступления, придется отстранить от работы и их.

Действительно, спустя пять дней после предъявления обвинения Клейменову источник «Интерфакса» сообщил, что из-за скандала с «пьяным мальчиком» по требованию Минздрава Московской области уволили главного судебно-медицинского эксперта Подмосковья Владимира Клевно. Однако спустя час Минздрав это опроверг. «Есть экспертиза, все пойдет через суд», — заявили в ведомстве.

Ольга Алисова

Доказать фальсификацию реально, если провести эксгумацию. Это решение в ведении Следственного комитета. Однако, учитывая уровень аргументации даже по подозрению Клейменова в халатности, возможно и другое: доказать подлог невозможно, поскольку его не было. Дело против судебного медика Минздрава скорее даже выгодно Следственному комитету. В марте этого года глава ведомства Александр Бастрыкин говорил, что СКР планирует создать собственные медицинские подразделения. По сути — ограничить монополию судебно-медицинских экспертиз, которые сейчас подведомственны Министерству здравоохранения.

Причиной такого решения, по данным «Ленты.ру», стал усиливающийся конфликт между следователями и судебными медиками: якобы подчиненные Минздрава все чаще мешали установить истинные обстоятельства уголовных дел и допускали ошибки. Таким образом, скандал с халатностью Клейменова — еще один аргумент в пользу революционной в юриспруденции инициативы.

Сами судмедэксперты действительно восприняли дело против Клейменова как угрозу: если выяснится, что утвержденная Минздравом методика, по которой производился анализ, недостоверна, это может иметь весьма нежелательные последствия. Такой поворот событий вызовет массовый пересмотр всех уголовных и административных дел, в том числе — по лишению прав. Соответственно — возмещение ущерба и компенсации бывшим нарушителям (и обвиняемым). Однако этот удар по государственному бюджету вряд ли станет искуплением трагедии в отдельно взятой российской семье.

P.S. Уже после публикации статьи в редакцию «Ленты.ру» поступила информация о том, что была проведена дополнительная экспертиза на наличие алкоголя в биологических материалах погибшего мальчика. Анализ по методу газовой хроматографии был сделан в июне в одной из лабораторий столичного Бюро судебно-медицинской экспертизы. Экспертам-химикам был направлен образец ткани почки ребенка, взятый ранее для гистологического исследования. Специалисты не обнаружили в материале этанола и продуктов его распада. По словам источника, это указывает на фальсификацию первой экспертизы.

Остается открытым вопрос, почему в Следственном комитете решили не публиковать эти данные, ведь они влияют и на квалификацию уголовной статьи, инкриминируемой Клейменову, и говорят в пользу версии о возможном преступном сговоре в этом деле. «Лента.ру» продолжит объективное освещение темы.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о