РазноеДело пьяного мальчика итоги экспертизы и версия отца – Судмедэксперт, ошибочно нашедший алкоголь в крови погибшего в ДТП шестилетнего мальчика, получил 10 месяцев исправительных работ

Дело пьяного мальчика итоги экспертизы и версия отца – Судмедэксперт, ошибочно нашедший алкоголь в крови погибшего в ДТП шестилетнего мальчика, получил 10 месяцев исправительных работ

Дело пьяного мальчика: итоги экспертизы и версия отца

Следственный комитет подтвердил, что в крови шестилетнего мальчика, погибшего под колесами автомобиля в подмосковной Балашихе, обнаружен алкоголь. Об этом говорится в сообщении на сайте ГСУ СК по Московской области. Теперь следователи намерены установить обстоятельства прижизненного употребления ребенком алкоголя.

Читайте также

Следователями регионального СК были изъяты образцы крови погибшего с установленным содержанием алкоголя и проведена молекулярно-генетическая экспертиза в Главном управлении криминалистики СК России, согласно которой кровь принадлежит малолетнему потерпевшему

Следственный комитет

Кроме того, был произведен осмотр автомобиля обвиняемой по уголовному делу о ДТП, в салоне которого обнаружены и изъяты следы крови малолетнего потерпевшего. «Согласно выводам судебно-химической экспертизы, в указанной крови обнаружен алкоголь», — говорится в сообщении СК.

О том, что результаты повторной судебно-медицинской экспертизы совпадают с первыми результатами, также заявил глава МВД РФ Владимир Колокольцев. «Насколько я знаю, вторичный результат —он совпадает с первым», — сказал Колокольцев, сообщает Интерфакс. Напомним, первая экспертиза показала, что в крови мальчика содержался этиловый спирт в количестве 2,7 промилле.

Вместе с тем, отец погибшего под колесами мальчика считает, что при проведении экспертизы ребенку могли вколоть спирт непосредственно в печень. Об этом «Газете.Ru» рассказал сам отец мальчика, Роман Шимко. Ранее в среду он также говорил, что результаты повторной экспертизы на наличие в крови алкоголя появятся в конце этой недели.

«В заключении экспертизы указано, что дыхательные пути не обожжены, слизистая языка не обожжена и даже в моче нет алкоголя, при этом в крови он откуда-то взялся. Думаю, что его намеренно вкололи в печень», — сказал он.

Врач-нарколог Олег Стеценко, комментируя версию отца ребенка о возможном уколе в печень, заявил изданию, что теоретически таким образом эксперты действительно могли добавить спирт во внутренние органы ребенка, чтобы затем получить положительные результаты исследования на алкоголь. «Я скорее склоняюсь к версии разгильдяйства — перепутали пробы, не помыли пробирку или прибор, но если отстранить эти версии, то да, спирт могли вколоть через шприц», — объяснил он.

Напомним, что 23 апреля женщина за рулем автомобиля Hyundai Solaris сбила во дворе подмосковной Балашихи шестилетнего мальчика. Как сообщали родители погибшего, медицинская экспертиза показала, что на момент аварии ребенок был пьян — в его крови якобы обнаружили 2,7 промилле алкоголя, что соответствует 0,5 л водки.

Дело по факту ДТП и гибели ребенка было возбуждено только накануне. «В отношении водителя, сбившего ребенка в Балашихе 23 апреля, возбуждено уголовное дело по статье 264 Уголовного кодекса РФ (нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть)», — говорилось в сообщении подмосковного главка МВД. Одновременно с этим по факту обнаружения опьянения у погибшего мальчика было заведено дело о халатности.

Судмедэксперт по делу пьяного мальчика отделался исправработами

Судмедэксперт, который нашел у погибшего в ДТП ребенка алкоголь, возвращается на работу. Щелковский суд признал Михаила Клейменова виновным в халатности и приговорил к десяти месяцам исправительных работ. Именно он был судмедэкспертом в резонансном деле о сбитом «пьяном мальчике». В апреле 2017 года в Балашихе женщина наехала на шестилетнего ребенка, в результате чего тот погиб. Михаил Клейменов тогда обнаружил в крови мальчика 2,7 промилле алкоголя. Суд установил, что судмедэксперт занес образцы спирта в пробу крови. Сам Михаил Клейменов свою вину не признал. При этом суд восстановил его в должности врача Бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области.

Это произошло, так как не удалось доказать, что в действиях Клейменова был умысел, говорит руководитель коллегии адвокатов «Ваш Юридический поверенный», бывший судмедэксперт Константин Трапаидзе: «Безусловно, заключение эксперта отрицательно повлияло на объективность дела. Как минимум, его должно было насторожить такое количество алкоголя в крови, которое даже если и было у ребенка такого возраста, кроме каких-то экстраординарных случаев, неописанных в практике, должно было привести не просто к опьянению, а к тяжелому отравлению. На это эксперт, к сожалению, внимания не обратил, за что и поплатился. Другой вопрос, что был нарушен способ забора, и алкоголь в образцы попал извне — был привнесен либо умышленно, либо по неосторожности, халатности, но этого доказано не было. Так что обвинять в более тяжкой категории преступления и выносить более жестокий приговор судье, конечно, было сложно, но это не мешает отцу обжаловать решение и обращаться в прокуратуру».

Ситуация довольно непростая, ведь даже с восстановлением экспертного статуса, врачу довольно сложно будет работать с таким шлейфом.

Отец мальчика Роман Шимко сообщил «Ъ FM», что намерен опротестовать решение суда. Он настаивает, что в деле был преступный сговор, а не халатность. Он уверен, что расследование о ДТП фальсифицировали, чтобы освободить виновницу аварии. Кроме того, у него есть претензии и к судебному процессу против Клейменова. Наказание для него несправедливо, считает Роман Шимко: «Что такое десять месяцев исправительных работ, если он опять будет работать по специальности, получать зарплату и отправлять налоги в счет государства? Где здесь наказание? Именно это мы будем обжаловать, а также сам ход процесса в Щелковском суде. На прошлой неделе я не смог ездить туда, так как заболел. Я отправил больничный лист, но как раз за эти три заседания, не уведомив меня о том, что они будут идти, суд разобрал все уголовное дело. Между тем, нам оставалось ознакомиться с восемью томами, допросить Клейменова и меня по иску о моральном вреде».

Если учесть то, что три тома мы рассматривали в течение пяти-шести заседаний, а с восемью без нас ознакомились за три дня, то это какой-то фарс.

Роман Шимко

отец мальчика

«Мы уверены, что это была чужая кровь, а не сына. По нашему мнению, Клейменов вообще ничего не исследовал, а просто написал на бумаге 2,7. А когда за это взялись, то нужно было предоставить какие-то калибровочные графики, бумаги из газового хроматографа и пришлось исследовать чью-то “левую” кровь, где 2,7 промилле было», — сказал Шимко.

Виновницу аварии Ольгу Алисову признали виновной в ДТП и приговорили к трем годам колонии-поселения.

Александр Рассохин

Отец 6-летнего Алеши опроверг версию судмедэксперта: как организовали «пьяного» мальчика»

«Есть смертельное ДТП, сделай пешехода виноватым»

За два месяца, которые прошли с момента ДТП, унесшего жизнь 6-летнего Алеши, его папа Роман Шимко превратился в следователя и судмедэксперта в одном лице. Он скрупулезно изучает каждый документ по этому делу. И у него есть, что ответить эксперту, который утверждает, что 6-летний Алеша в момент ДТП скорее всего был пьян.

Напомним, в интервью «МК» заведующий Железнодорожным отделением бюро судебно-медицинской экспертизы Михаил Клейменов рассказал, что взял две пробирки с кровью ребенка и отправил их в разные лаборатории одного института. Материал из первой должен был определить группу крови погибшего, из второй — наличие алкоголя. Когда пришел результат с 2,7 промилле, Клейменов назначил молекулярно-генетическое исследование обоих образцов крови. Результаты совпали. Иными словами, в обеих пробирках была кровь одного человека. Чтобы сфальсифицировать результаты, нужно было подменять обе пробирки, которые находились в разных лабораториях, что, по словам эксперта, технически сложно.

Более того, согласно уверения эксперта, спиртное попало в организм человека, чью кровь отправили на экспертизу, при жизни. Дело в том, что в образцах нашли ацетальдегид. Он появляется после того, как вырабатываемый печенью фермент расщепит алкоголь. Печень не работает — ацетальдегид не выделяется. То есть версия, что спирт вкололи уже умершему мальчику, безосновательна.

Но отец ребенка говорит, что данные исследования на алкоголь противоречат тем, которые были получены при вскрытии.

— В экспертизе написано, что у моего сына не обожжены ни слизистая, ни трахея. Если бы он вдруг глотнул крепкий алкоголь, картина бы была совсем другой, на слизистой остались бы следы. Судмедэксперт предполагает, что мальчик мог глотнуть, к примеру, вина. Но чтобы добиться 2,7 промилле, он должен был выпить как минимум полбутылки легкого спиртного. В экспертизе же сказано, что в мочевом пузыре мочи не обнаружено. Да и вообще, как можно даже предположить,что сильно пьяный ребенок спокойненько пошел гулять с дедушкой.

— Судмедэксперт утверждает, что подменить разом две пробирки крайне сложно, тем более они запечатаны, на них нет имени, фамилии…

— Не вижу сложности заменить кровь сразу после забора. И потом уже отправить пробирки в разные лаборатории. Кроме того, в интервью Клейменов сказал, что отдал образцы для транспортировки сотруднику полиции, который отвез их в больницу. Только из-за этого факта всю экспертизу можно считать недействительной, потому как образцы по нормативам нужно отдавать специально назначенному курьеру службы судмедэкспертизы. Но никак не сотруднику полиции.

Во вторник, 20 июня, следователи также провели повторный осмотр места ДТП и следственный эксперимент. Они взяли аналогичную машину, попробовали на ней разогнаться в том же дворе, замерили тормозной путь.

— Было установлено, что ехала Ольга Алисова со скоростью 40 километров в час. Это в жилой зоне, где положено 20, — возмущается папа мальчика.

— Но были данные, что при первом измерении у ее машины был тормозной путь в 10 метров.

— Чушь. 10 метров — это не тормозной путь, а расстояние от места столкновения до места остановки машины. Из этого можно, кстати, представить скорость. Тормозной путь, насколько я знаю, вовсе отсутствует.

— Адвокат Ольги утверждает, что после того, как ее подзащитная сбила мальчика, к ней подбежал дедушка ребенка и начал требовать, чтобы она подала назад. Алисова, якобы, так и сделала. Затем проехала вперед — опять же по требованию дедушки…

— Видел это интервью адвоката — полный бред. Я уточнял у свидетелей — никто не помнит, чтобы Алисова сдавала назад. Но многие помнят, как из-под колес пытались вытащить руку моего сына… Да, дедушка подбежал к машине, начал стучать по капоту. А кто поступил бы иначе? К слову, в том же интервью адвокат Алисовой утверждала, что дедушка был нетрезв. Но он по медицинским показаниям употреблять алкоголь не может, у него сахарный диабет в сильной степени. Уже лет 10 живет по принципу «ни капли в рот».

К слову, до сих пор неясно, разговаривала ли автоледи в момент ДТП по телефону, как уверяют многочисленные свидетели. Биллинг ее номера, как утверждает отец мальчика, так пока и не сделали.

— Биллинг должны запрашивать следователи в рамках уголовного дела. Но так как его месяц не возбуждали, то и оснований потребовать у сотового оператора распечатку переговоров не было. Я не раз просил у следствия провести эту процедуру. И вот, чтобы от меня отвязаться, мне выдали бумажку-запрос, с которым я должен был пойти в салон сотовой связи. Естественно, мне, как чужому человеку, выдать такие данные отказались. Другой важный момент — у человека в наши дни может быть не одна сим-карта и соответственно не один телефон. Все это нужно проверять

Задали мы Роману и главный вопрос: зачем, по его мнению, фальсифицировать экспертизу столь глупейшим образом, пытаясь обвинить в пьянстве дошкольника.

— Мое предположение таково: результаты анализов идут обезличенными, то есть на пробирке нет ни имени-фамилии жертвы, ни возраста. Думаю, тому, кто фальсифицировал экспертизу, сказали: «есть смертельное ДТП, сделай пешехода виноватым». Возраст же при этом не уточнили…

Казань | Дело «пьяного мальчика»: итоги экспертизы после ДТП и версия отца — БезФормата

    Центр

    Белгородская область Брянская область Владимирская область Воронежская область г. Москва Ивановская область Калужская область Костромская область Курская область Липецкая область Московская область Орловская область Рязанская область Смоленская область Тамбовская область Тверская область Тульская область Ярославская область

    Приволжье

    Кировская область Нижегородская область Оренбургская область Пензенская область Пермский край Республика Башкортостан Республика Марий Эл Республика Мордовия Республика Татарстан Самарская область Саратовская область Удмуртская Республика Ульяновская область Чувашская Республика

    Сибирь

    Алтайский край Забайкальский край Иркутская область Кемеровская область Красноярский край Новосибирская область Омская область Республика Алтай Республика Бурятия Республика Тыва Республика Хакасия Томская область

    Урал

    Курганская область Свердловская область Тюменская область Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Ямало-Ненецкий автономный округ

    Юг

    Астраханская область Волгоградская область г. Севастополь Краснодарский край Республика Адыгея Республика Калмыкия Республика Крым Ростовская область

    Северо-Запад

    Архангельская область Вологодская область г. Санкт-Петербург Калининградская область Ленинградская область Мурманская область Ненецкий автономный округ Новгородская область Псковская область Республика Карелия Республика Коми

    Дальний Восток

    Амурская область Еврейская автономная область Камчатский край Магаданская область Приморский край Республика Саха (Якутия) Сахалинская область

Я уверен. Ошибки быть не могло, алкоголь в крови Алеши Шимко был при жизни

23 апреля 6-летний Алеша Шимко погиб под колесами машины прямо во дворе своего дома. При этом, как он гулял, как за ним присматривал дедушка, и как в итоге его сбила 31-летняя Ольга Алисова на «Хюндэ Солярис», видел весь двор. Но сразу после происшествия начались странные вещи. Сначала пропали записи с камер видеонаблюдения. Потом около месяца отец мальчика Роман Шимко не мог добиться возбуждения уголовного дела. А когда дело все-таки возбудили, выяснилось, что в крови ребенка был алкоголь. И не мало — 2,7 промилле (для взрослого — это бутылка водки, для ребенка — две рюмки). Семья и родственники уверены — образцы крови подменили. В эфире Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM) мы поговорили с тем самым судмедэкспертом, который ставил свою подпись под результатами экспертизы.

«КОНТЕЙНЕР ДЛЯ ОБРАЗЦОВ БЫЛ ОПЕЧАТАН МОЕЙ ЛИЧНОЙ ПЕЧАТЬЮ»

— 24 апреля я проводил экспертизу мальчика Алеши Шимко. Было установлено, что причина его смерти — повреждения, полученные в результате ДТП, — рассказывает врач, судебно-медицинский эксперт, заведующий железнодорожным отделением государственного учреждения «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Михаил Клейменов. — Но, согласно приказу № 346 N от 12 мая 2010 года, я обязан был провести экспертизу на наличие алкоголя в крови. Поэтому мною были взяты биологические образцы: кровь (два раза) и желчь. Было взято именно два образца крови для разных исследований — один для установления группы, другой — для определения концентрации этилового спирта в крови. Об этом сделаны соответствующие записи в журнале. Далее под моим контролем образцы были помещены в специальные флаконы, а затем и в контейнер для биологических объектов, который опечатан моей личной печатью. И уже 25 апреля контейнер был отправлен в два разных отделения одной лаборатории: судебно-химическое и судебно-биологическое, в Бюро Судебно-медицинской экспертизы в МОНИКи (Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М. Ф. Владимирского — Ред.).

6-летнего мальчика, которого насмерть сбила машина, следователи признали пьяным

6-летнего мальчика, которого насмерть сбила машина, следователи признали пьяным

— Кто вез известно? И сколько ехать от вас до лаборатории?

— Конечно, все известно и фиксируется до мелочей. В сопроводительных документах указана и должность и ФИО сотрудника полиции, который вез образцы на экспертизу. Ну, а ехать из Железнодорожного где-то чуть больше часа.

— Потом пришли результаты…

— Да, результаты исследования были доставлены на бумажном носителе мне в отделение тоже сотрудником. Когда я увидел их, конечно, удивился, что в крови был этиловый спирт в таком количестве — 2,7 промилле, а еще в лаборатории обнаружили и ацетальдегид.

— Что это такое?

— Это главный продукт распада алкоголя в организме. Ацетальдегид вырабатывается организмом только при жизни человека.

— То есть говорить о том, а такая дикая версия звучала, что алкоголь был залит ребенку в рот после смерти, не приходится?

— Именно так. Естественно, у меня возникли сомнения в наличии алкоголя в крови 6-летнего ребенка. Решили провести еще одну проверку — молекулярно-генетическое исследование. То есть провести сравнительную экспертизу тех двух образцов крови (которые отправили в разные отделения лаборатории — Ред.). Результаты показали, что оба образца принадлежат одному и тому же лицу. Для меня все стало очевидно, и я решил поставить точку в исследовании и свою подпись под результатами экспертизы.

«ВОПРОС НАРАСТАНИЯ ПРОМИЛЛЕ ДО КОНЦА НЕ ИЗУЧЕН»

— Сколько именно длились эти исследования?

— Такие вопросы задавайте следствию, у них все есть.

Ольга Алисова, находившаяся за рулём автомобиля. ФОТО ВЕСТИ.РУ

Ольга Алисова, находившаяся за рулём автомобиля. ФОТО ВЕСТИ.РУ

— Скажите, мог мальчик выпить лекарство от кашля, например, которое сделано на основе спирта?

— Да, алкоголь мог попасть и от алкоголе-содержащих лекарств. Ну а что касается концентрации, тот тут сложно говорить, так как вопрос нарастания промилле при тех или иных обстоятельствах не изучен до конца. Но факт остается фактом. Учитывая и свой опыт и опыт многих россиян, мы знаем, что бывают случаи, когда ребенок пробует алкоголь, но родители об этом не знают. На застолье каком-нибудь рюмку хватает по ошибке или еще как-то.

— Получается, подмены биоматериалов на том этапе, за который отвечаете вы, не было. На дальнейших этапах мог произойти подлог?

— Чтобы поставить точку в этом споре, считаю что Следственный комитет может назначить экспертизу и сравнить биологические образцы матери и те, которые направлял на исследование я.

Погибший мальчик Алеша Шимко. ФОТО Семейный архив

Погибший мальчик Алеша Шимко. ФОТО Семейный архив

— То есть эксгумация не нужна?

— Полагаю, что она нецелесообразна. Потому что если совпадут образцы матери и ребенка, то это будет прямое доказательство того, что предыдущая экспертиза верна.

«Я ПОДВЕРГСЯ НАСТОЯЩЕЙ ТРАВЛЕ В ИНТЕРНЕТЕ»

— Насколько я знаю, в деле о халатности, возбужденном СК по Московской области, вы проходите свидетелем? Отразилось ли это как-то на вашей работе сейчас?

— Я работаю в системе судебно-медицинской экспертизы с 1983 года. У меня большой стаж, я знаю свою работу и все должностные инструкции. Считаю, что и в проведении экспертизы Алеши Шимко я действовал добросовестно и в рамках закона. И поступил не только, как медик, но и как человек, когда засомневался и назначил дополнительную экспертизу. Мне бояться нечего. Да, действительно, в уголовном деле я прохожу сейчас как свидетель. Но кроме неприятностей, связанных с допросами в СК, я подвергся настоящей травле в интернете. Это очень неприятно и как теперь откреститься от всей это грязи, что на меня за эти дни вылили, я пока не знаю.

— Были ли в вашей практике истории, когда в крови маленьких детей находился алкоголь?

— Такие истории и в моей, и в мировой судебной практике имеются. Однажды в крови семимесячного ребенка мною был обнаружен этиловый спирт в концентрации — 0,9 промилле. От алкогольной интоксикации младенец скончался. Было установлено, что алкоголь попал в кровь ребенка с молоком матери. Для ребенка, который весил около трех килограммов, 0,9 промилле оказалась смертельной дозой. Между тем, все друзья и знакомые Шимко не верят в то, что мальчик был пьян. Уполномоченная про правам человека в Московской области Екатерина Семенова встретилась с родными Алеши Шимко. Она заявила — хорошая семья, никакими зависимостями не страдает. Но самое главное, был мальчик пьян или нет, в деле о ДТП не играет никакой роли. Вся ответственность за произошедшее лежит на Ольге Алисовой, управляющей автомобилем в тот вечер. В настоящий момент женщине предъявлены обвинения, и она находится под подпиской о невыезде.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Муж женщины, сбившей «пьяного мальчика», сидит за вымогательство, похищение человека и сексуальное насилие

«Комсомолка» продолжает разбираться в деталях ДТП со смертельным исходом в подмосковной Балашихе. Под колесами машины еще 23 апреля погиб 6-летний мальчик. Следователь завел уголовное дело только через месяц, и — только после депутатского запроса в МВД. А на днях полицейский выдал родителям погибшего ребенка заключение экспертов: их сын-дошкольник был пьян! В крови малыша эксперты обнаружили 2,7 промилле алкоголя. Отец Алеши считает, что заключение экспертов — ошибка или подлог. Роман Шимко заявляет, что на свидетелей и следствие оказывается давление. В Балашихе поползли разговоры, что муж сбившей ребенка 31-летней Ольги Алисовой — местный криминальный авторитет, который несколько раз получил очередной срок. Мол, его товарищи сейчас и пытаются всеми силами вывести женщину из-под уголовной статьи. (подробности)

В ТЕМУ

История с «пьяным» мальчиком: показания адвоката женщины, которая сбила ребенка

«Комсомолка» продолжает разбираться в деталях ужасной трагедии в подмосковной Балашихе. 23 апреля во дворе жилого дома машина сбила насмерть 6-летнего Алешу Шимко. За рулем сидела 31-летняя Ольга Алисова. По версии очевидцев, женщина вроде как ехала и говорила по телефону. Поэтому вышедшего на придомовую дорогу мальчика не увидела (подробности)

У эксперта по делу «пьяного» мальчика нашли новую «жертву» :: Общество :: Дни.ру

У судмедэксперта по делу о гибели «пьяного» мальчика в ДТП Михаила Клейменова нашли новую «жертву». Девятилетняя девочка, которая также попала под машину, по словам ее родителей, не смогла получить возмещение ущерба из-за действий специалиста.

С каждым днем дело мальчика, погибшего в ДТП в Балашихе, обрастает новыми подробностями. Одним из самых неоднозначных героев этой истории называют судмедэксперта Михаила Клейменова, который установил, что в крови погибшего шестилетнего ребенка был алкоголь. Многие сомневаются, что подобное возможно.

Выяснилось, что это не первая претензия к работе специалиста. Своей историей поделились родители девятилетней девочки, которая также попала под машину. Ребенок остался жив, но, как считают взрослые, из-за странных выводов эксперта получить полагающуюся компенсацию не смог.

Та авария произошла еще 25 августа 2013 года. Рассказывают, что вылетевший на красный свет Ford Focus сбил девочку прямо на пешеходном переходе. «У дочери оказались переломаны передние зубы, также была закрытая черепно-мозговая травма, про ушибы и ссадины я уже не говорю», – цитирует «Московский комсомолец» ее отца.

«Когда все это только произошло, мы сразу помчались в медицинский центр, где сняли все повреждения, были у невропатолога, который подтвердил сотрясение мозга. В тот момент, мы думали только о том, чтобы дочери как можно скорее оказали качественную врачебную помощь», – добавил он.

Виновник аварии отказался выплачивать компенсацию за моральный ущерб, а также в полной мере покрывать медицинские расходы. Уголовное дело по факту произошедшего также долгое время не возбуждалось. Для привлечения водителя к ответственности требовалось задокументировать полученные ребенком травмы.

«Ключевую экспертизу в нашем случае как раз и подписывал Клейменов. Невзирая на свидетельские показания, на первичный диагноз, на очевидное, он написал в документе, что вреда здоровью… не было, точнее, он не может его подтвердить», – рассказал мужчина. В итоге родителям пришлось водить девочку на переосвидетельствование на областном уровне. Однако за это время дело успели закрыть за истечением срока давности.

Отцу пострадавшей девочки удалось лично встретиться с экспертом. Тогда он спросил, зачем специалист выгораживает явного виновника. «В ответ – стеклянные глаза и разведенные руки. «Извините, таков порядок». В общем, как в случае с Алешей – все было якобы по закону», – вспомнил он.

На восстановление справедливости в том случае ушло несколько лет. Через гражданский суд виновника ДТП принудили выплатить пострадавшим все, что положено. Впрочем, уголовной ответственности за произошедшее он так и не понес.

Напомним, 23 апреля 2017 года в подмосковной Балашихе Ольга Алисова насмерть сбила шестилетнего мальчика. Уголовное дело по факту произошедшего не могли возбудить в течение месяца. После экспертиза обнаружила в крови ребенка 2,7 промилле алкоголя. Также в СМИ появились сведения, что на потерпевшую сторону и свидетелей происшествия оказывалось давление.

Бывший опер МУРа рассекретил странную экспертизу по делу «пьяного» мальчика

21 июня, когда обсуждение странной истории попавшего под машину «пьяного» мальчика, достигло пика, на сайте СК появилось сообщение, что кровь, в которой обнаружены 2,7 промилле, действительно принадлежит Алеше. Ошибки, мол, быть не может. Более того, этиловый спирт обнаружен и в смывах с сидений в машине Алисовой. Вот цитата из пресс-релиза.

«.Следователями был также произведен осмотр автомобиля обвиняемой, в салоне которого обнаружены и изъяты следы крови малолетнего потерпевшего. Согласно выводам судебно-химической экспертизы, в указанной крови обнаружен алкоголь».

Сколько — не указано. Но алкоголь есть. Отца мальчика эти заключения окончательно вывели из себя. И вот новый поворот. На руках у доверенного семьи Валерия Зубова (он с самого начала этой истории помогал отцу Алеши добиться правды) есть заключение очередной комплексной экспертизы. Ее назначил следователь специализированного следственного отдела по расследованию ДТП ГСУ МВД России по Московской области. А проводило бюро судмедэкспертизы подмосковного Минздрава. Проводилась она в течение трех дней — с 19 июня по 22 июня.

— Под документом подписались 12 экспертов. Всего в этом исследовании 137 страниц. Все я пока не изучил — физически не хватило бы времени, ведь с бумагами мы начали знакомиться только в пятницу. Но меня привлек один момент, в котором говорится, что установить наличие этилового спирта в пятнах крови на сидениях не представляется возможным. Как же тогда его установили в рамках экспертизы, назначенной СК? Или, может, кто-то выдал недостоверную информацию? — возмущается Валерий Борисович.

Вот цитата из заключения: «Установить наличие этилового спирта и ацетальдегида не представляется возможным из-за их летучести в пятнах сухой крови на предоставленном на исследование чехле заднего пассажирского сиденья».

Валерий Борисович — бывший оперуполномоченный МУРа — и с процессом проведения экспертизы знаком достаточно хорошо. По его словам, два ведомства просто не могли сдавать на исследования одни и те же чехлы из машины Алисовой. Просто потому, что доказательство оформляется в рамках одного уголовного дела, оно не может перейти в другое. Напомним, по этой трагедии возбуждены два дела — о ДТП и о халатности. ДТП расследует полиция, факт халатности — Следственный комитет.

— Могли представители двух этих ведомств разрезать чехлы — и каждый отправил бы свою часть в лабораторию?

— Нет, потому что первый следователь, к которому попало дело, должен изъять все следы крови, и приобщить их к своему делу. Он может передать коллегам только копию проведенной экспертизы для приобщения к материалам другого дела, чтобы не было нужды проводить повторное исследование.

— А вообще можно ли найти следы алкоголя на ткани спустя два месяца?

— Как мне кажется, это возможно, так как этанол меняет состав крови. Но если сделать это невозможно, как тогда наличие спирта в смывах определили в СК? — задается вопросом представитель семьи.

В любом случае, Валерий Зубов уже обратился с запросом в Федерацию судебных экспертов России, чтобы там смогли прояснить возникшие противоречия.

Читайте материалы по теме: «Повторная экспертиза по делу «пьяного мальчика» вызвала массу вопросов»

«Отец «пьяного» ребенка, погибшего в ДТП, рассказал о кошмаре»

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о