РазноеНовое по делу алеши шимко: Все виновные в гибели Алеши Шимко получили наказание – Приговор по делу о гибели Алеши Шимко в ДТП признан законным и вступил в силу

Новое по делу алеши шимко: Все виновные в гибели Алеши Шимко получили наказание – Приговор по делу о гибели Алеши Шимко в ДТП признан законным и вступил в силу

Как расследуют «дело пьяного мальчика», сбитого машиной во дворе собственного дома?

Краткое содержание:

В начале июля жительницу Подмосковья Ольгу Алисову решением суда отправили под арест по обвинению в гибели 6-летнего мальчика. По данным следствия, вечером 23 апреля женщина во дворе дома в Балашихе сбила ребенка насмерть: машина переехала его и протащила еще десяток метров, зацепив бампером. Эта авария могла стать одной из тысяч схожих трагических дорожных историй, если бы не одно «но»: судмедэксперты нашли в крови мальчика такое количество алкоголя, словно он незадолго до происшествия выпил 100 миллилитров водки. Результаты исследования вызвали шок даже у адвокатов обвиняемой, а родители сбитого мальчика Алеши Шимко настояли на новом исследовании. История привлекла внимание СМИ, детского омбудсмена и депутатов Госдумы. Журналисты окрестили ее «делом пьяного мальчика». Последние новости скандального расследования в материале 9111.ru.

Дело Алеши Шимко: что на самом деле произошло?

Трагедия случилась вечером 23 апреля во дворе одного из жилых домов микрорайона Павлино в Балашихе. 31-летняя Ольга Алисова за рулем Hyundai Solaris не заметила на своем пути 6-летнего Алешу Шимко и переехала его. Травмы были настолько серьезными, что мальчик скончался на месте. Позже в судебных документах будет указано, что у женщины была возможность затормозить и пропустить ребенка, который шел с детской площадки к подъезду, но она этого не сделала, нарушив тем самым шесть пунктов ПДД. Позади мальчика шел его дедушка и нес детский велосипед. Самого момента аварии он не увидел и ничего не успел сделать.

Уголовное дело по статье «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека» было заведено только в июне, мерой пресечения для Алисовой стали подписка о невыезде и предписание о надлежащем поведении. Оба требования она соблюсти не смогла: не реагировала на приглашения следователя, не участвовала в следственных действиях и жила не по тому адресу, который сообщила правоохранителям. В результате сотрудники отдела по расследованию ДТП обратились в суд с ходатайством о пересмотре меры пресечения и 6 июля добились ареста Алисовой. Под стражей женщина пробудет до 15 сентября.

2,7 промилле и сломанные камеры: подробности расследования

Сразу после возбуждения уголовного дела были назначены судебно-медицинская и биологическая экспертизы. Результаты оказались ошеломительными. «В крови погибшего обнаружена концентрация этилового спирта, которая соответствует сильной степени опьянения», — констатировали медики. 2,7 промилле алкоголя, с учетом возраста, роста и веса мальчика, равняются примерно 100 миллилитрам выпитой водки. Взрослому мужчине, чтобы приборы показали 2,7 промилле, нужно за короткий отрезок времени выпить около 300 миллилитров 40-градусного алкоголя. По результатам экспертизы получается, что женщина сбила пьяного мальчика. Можно предположить, что с таким количеством принятого спиртного шестилетний ребенок вряд ли смог бы бегать по двору и тем более кататься на велосипеде.

По словам свидетелей, водитель в момент аварии говорила по мобильному телефону и даже не пыталась притормозить. Кроме того, скорость ее автомобиля превышала допустимые для проезда по двору 20 км/ч. Проверить это сложно, поскольку записи камер видеонаблюдения утрачены. Странности в расследовании «дела пьяного мальчика» заставили многих задаться вопросом о личности водителя Hyundai Solaris: «Ольга Алисова, сбившая ребенка, кто такая, связана ли она с криминальным миром, есть ли деньги или влиятельные покровители, способные «отмазать» от страшного преступления?» После того, как история Алеши Шимко вышла на телеэкраны и первые полосы газет, заговорили, что Алисова Ольга Юрьевна из г. Железнодорожный – супруга криминального авторитета, который сидит в тюрьме и оттуда пытается влиять на следствие. Однако пока это только догадки.

Новая экспертиза

Семья погибшего ребенка ожидаемо возмутилась и потребовала перепроверить данные экспертизы, вплоть до эксгумации тела. К этому моменту дело вызвало такой резонанс в сети, что Следственный комитет инициировал передачу расследования в свои структуры. Кроме того, родственники Алеши Шимко заявили следователям, что на свидетелей во время расследования уголовного дела оказывалось давление. В СКР пообещали в случае передачи дела проверить все факты и провести экспертизу снова. Однако дело осталось в полиции, его просто передали из следственного управления МВД России «Балашихинское» в специализированное подразделение по расследованию ДТП регионального управления полиции.

16 июня СКР возбудил уголовное дело по статье 293 УК РФ «Халатность» и начал опрос экспертов, выдавших заключение о сильной концентрации алкоголя в крови мальчика. По этому делу, как и по делу о ДТП, потерпевшим проходит отец ребенка Роман Шимко, который изначально значился только как свидетель. 21 июня была проведена еще одна экспертиза, молекулярно-генетическая — в Главном управлении криминалистики СКР подтвердили, что образцы крови действительно принадлежали Алеше Шимко и что в них содержался алкоголь, причем попал он туда еще при жизни мальчика. Последнее уточнение было сделано в ответ на заявление Романа Шимко о том, что алкоголь его сыну могли вколоть посмертно. Расследование дела о халатности экспертов продолжается, хотя за все время разбирательства ни разу не было сказано, что результаты экспертизы могут повлиять на приговор виновнице ДТП.

Подробно эта скандальная история разбиралась в программе «Пусть говорят». Отец «пьяного мальчика» в эфире заявил о своем несогласии с результатами экспертизы.

Реакция властей

Хотя никто не оспаривает тот факт, что виновником аварии был именно водитель Ольга Алисова. Последние новости «дела Алеши Шимко» привлекли внимание детского омбудсмена Анны Кузнецовой и сенатора Елены Мизулиной.

Кузнецова направила запросы в МВД, Следственный комитет и прокуратуру и отметила, что дело «пьяного мальчика», сбитого машиной, требует тщательной проверки с привлечением всех сторон. Первый зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Мизулина охарактеризовала историю с ДТП как «беспредел и абсурд» и отказалась верить в то, что на момент аварии мальчик был пьян. Также расследование дела находится на контроле Общественной палаты РФ. Уполномоченный по правам ребенка Московской области Ксения Мишонова поддержала предложение изменить меру пресечения и арестовать обвиняемую. Хотя на иждивении Алисовой и есть несовершеннолетние дети, арест, по мнению Мишоновой, стал справедливым итогом ее неуважения к следствию.

С Ксенией Мишоновой согласился лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. Политик считает, что виновница ДТП должна понести наказание, а результаты экспертизы следует признать фальсификацией.

Ольга Алисова вину не признает

14 июля стало известно, что по делу о халатности назначена комплексная комиссионная экспертиза с привлечением экспертов в различных областях. Экспертизу подобного рода проводят в случаях, когда данные предыдущих исследований вызывают сомнение у суда.

Ольге Алисовой грозит до 5 лет лишения свободы. По словам адвоката, женщина своей вины не признает.

В Московской области началось рассмотрение по существу дела о гибели в ДТП шестилетнего Алеши Шимко

4 сентября в подмосковном Железнодорожном началось рассмотрение по существу резонансного дела о смертельном наезде на шестилетнего мальчика. ДТП произошло 23 апреля во дворе жилого дома. Очевидцы говорят: автомобиль, которым управляла женщина-водитель, протащил ребенка не менее 10 метров. Особое внимание общественности привлекли скандальные результаты экспертизы, обнаружившей в крови погибшего мальчика почти смертельную дозу алкоголя.

Это первое заседание рассмотрения дела по существу, оно должно было состояться еще 28 августа, но защита попросила перенести его, чтобы ознакомиться полностью с материалами дела. И вот сегодня заседание проходит в закрытом режиме. Это также по просьбе адвоката подсудимой.

В суд приехал отец погибшего шестилетнего Алеши — Роман Шимко, он признан пострадавшим и участвует в заседании вместе с адвокатами. Сегодня начался допрос свидетелей. Тамара Лапкина — одна из них. Она видела, как машина сбила ребенка из окна своей квартиры на втором этаже.

«Он шел вприпрыжку, а дедушка просто вез велосипед. Удар был такой сильный, что машину аж подбросило. Увидеть она его должна была, он был на середине дороги. Она не сделала экстренного торможения. От удара она не сделала экстренного торможения. Она остановилась только после того, как дедушка стал стучать по капоту», — рассказала Тамара Лапкина.

Находясь за рулем, 31-летняя Ольга Алисова была трезвая, автомобиль технически исправен. ДТП и гибель шестилетнего ребенка — результат нарушения правил дорожного движения, преступная небрежность. Это позиция гособвиения.

«Частичное признание вины, разумеется, есть. И это связано с тем, что Ольга Алисова не отрицает факта наезда ее автомобиля на ребенка», — пояснила адвокат подсудимой Ольги Алисовой Наталья Куракина.

Адвокат подсудимой настаивает, что Алисова не отвлекалась на телефон, а ребенка не имела возможность увидеть — несчастный случай. И будет это доказывать. На обратном настаивают адвокаты отца погибшего мальчика.

«Имела техническую возможность предотвратить наезд при той скорости, которую она, по ее же словам, избрала. Порядка 20 километров в час. Значит, она была невнимательна», — сказал адвокат потерпевшей стороны Виктор Данильченко.

Биллинг – автоматическая система учета мобильных данных – говорит о том, что телефон Алисовой в момент ДТП работал на прием или вызов, то есть звонок был.

27 апреля шестилетний Алеша возвращался домой вместе с дедушкой. Шли с детской площадки. Трагическая история получила широкий общественный резонанс после обнародования судмедэкспертизы и цифры 2,7 промилле. Алкоголь в крови ребенка. По словам экспертов, учитывая вес, это равносильно тому, что взрослый выпил бы бутылку водки.

Позже было возбуждено уголовное дело по статье «Халатность». В заключение следователи нашли почти полсотни нарушений. Расследование того дела продолжается. Первый канал спросил у адвоката подсудимой, будет ли она оперировать этой цифрой — 2,7 промилле.

«Я никогда не строила свою позицию защиты на наличии алкоголя в крови у мальчика. По сути говоря, для меня это, я не очень этому верю, что это возможно», — сообщила Наталья Куракина.

Тем не менее адвокат отца заявил о ходатайстве приобщить к делу результаты независимого исследования.

«Исследование профессора Морозова подтверждает то, что алкоголя в крови у ребенка не было», — рассказал отец погибшего мальчика Роман Шимко.

Но сегодня суд его отклонил из-за неправильного оформления. Роман Шимко после доработки снова попросит приобщить его к этому делу и к делу о халатности. Для него это важно.

Уголовное дело долго не возбуждали. Сегодняшнее заседание, кстати, могло не состояться, поскольку защита в самом начале попросила отправить дело в прокуратуру на доработку – среди вещдоков нет мобильного телефона Алисовой, изъятого следователем. Где он — она не знает. Прокурор пояснила, что в этом уголовном деле телефона действительно нет, поскольку он фигурирует в материалах другого уголовного дела. Но какого именно — не пояснила.

Экспертизы через край! Родителей Алеши Шимко подозревали в спаивании сына

4 сентября суд будет рассматривать резонансное дело Алёши Шимко. В апреле во дворе жилого дома в Балашихе 31-летняя Ольга Алисова насмерть сбила 6-летнего мальчика, а судмедэксперт сделал шокирующее заключение: в крови ребенка было почти 3 промилле алкоголя.

И, как выяснилось, это не единственная абсурдная новость: стало известно, что родителей Алеши подозревали в спаивании собственного ребенка. Но после проверки уголовное дело возбуждать не стали.

Тем временем отец мальчика Роман Шимко отправил волосы с головы сына на экспертизу в Германию. Она показала, что никакого алкоголя в организме не могло быть. Об этом мужчина рассказал в эфире Первого канала:

«За несколько мгновений до похорон бабушка срезала волосы с ребёнка, чтобы положить их в медальончик. И эти волосы были отправлены в Германию. По ним была проведена экспертиза, которая показала: алкоголя ноль, ацетальдегида ноль. Эта германская клиника «Шерите» сама вышла на меня. А вышла из-за того, что наше областное бюро судмедэкспертизы с ними связались, чтобы попросить их: «Ну, вы же немцы, у вас авторитет, скажите, что 2.7 промилле, в принципе, может быть у ребёнка». Немцы изучили материалы и со словами «Ребята, у вас здесь филиал ада» они связались со мной и взялись за это дело».


Ольга Алисова. Участница ДТП, повлекшего гибель ребенка (Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС)

По словам отца, результаты этой экспертизы можно приобщить к делу, если следственные органы направят официальный запрос в немецкую клинику. Пока они этого не сделали. Следственный комитет проводит свою проверку. Если её результаты тоже покажут, что алкоголя не было, судмедэкспертов удастся наказать. В случае нестыковки немецкая клиника обязана будет обратиться в Прокуратуру Германии.

Помимо возможных махинаций с экспертизой, у стороны защиты много других вопросов. Так, неизвестно, куда исчезли записи с камер на месте аварии, рассказал Авторадио адвокат семьи Шимко Виктор Данильченко:

«Были какие-то камеры, на них почему-то записей нет. Была установлена коммерческая камера, которая была повёрнута в сторону, где произошло это. Она куда-то исчезла. Вот такие моменты есть, но, тем не менее, очевидна её вина, и там доказательств достаточно, чтобы её обвинять и дальше уже суду её обвинять в том, что она нарушила правила дорожного движения, тут трудностей, по идее, не должно быть».

По словам очевидцев, виновница аварии буквально мчалась по двору их дома, разговаривая при этом по телефону. Сбив мальчика, она начала тормозить лишь спустя несколько метров.

Помимо наказания, в качестве морального возмещения отец Алеши Роман Шимко намерен потребовать с Алисовой оплаты операции онкобольному ребенку. Поскольку семье погибшего деньги никакого удовлетворения в этой ситуации принести не могут.

О деле Алеши Шимко

21 июня резонансное дело о «пьяном мальчике» получило неожиданное продолжение. Напомним, что 23 апреля в подмосковной Балашихе Hyundai Solaris насмерть сбил 6-летнего Алешу Шимко, гулявшего во дворе в сопровождении деда. За рулем автомобиля находилась 31-летняя Ольга Алисова, которая уверяет, что ребенок сам бросился под колеса.

Родители ребенка рассказывали, что полиция не возбуждала дело по факту ДТП около месяца, а часть доказательств, в том числе записи видеокамер, была уничтожена. Родители ребенка … обратилась с жалобой к правоохранителям на то, что в ходе расследования смерти ребенка на свидетелей оказывалось давление (rbc.ru).
         Позднее отец мальчика Роман Шимко получил заключение судмедэкспертов, которые обнаружили в крови потерпевшего 2,7 промилле алкоголя.

15 июня СКР попросил передать им уголовное производство, затем ведомство возбудило уголовное дело по ст. 293 УК РФ (халатность) из-за экспертного заключения об алкогольном опьянении мальчика. Также следователи завели дело по ст. 264 УК РФ (нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств), а Алисова была отправлена под подписку о невыезде (rbc.ru).

История о якобы нетрезвом ребенке возмутила всю страну. Однако ответственный за экспертизу Михаил Клейменов продолжал настаивать на объективности проведенного теста и отвергал обвинения в халатности по статье 293 УК РФ. Очередное исследование вновь выявило в крови Алеши большую концентрацию алкоголя.

«Следователями регионального СК были изъяты образцы крови погибшего с установленным содержанием алкоголя и проведена молекулярно-генетическая экспертиза в Главном управлении криминалистики СК России, согласно которой кровь принадлежит малолетнему потерпевшему, – сообщает ГСУ Следственного комитета России по Московской области. – Следователями был также произведен осмотр автомобиля обвиняемой по уголовному делу о ДТП, в салоне которого обнаружены и изъяты следы крови малолетнего потерпевшего. Согласно выводам судебно-химической экспертизы в указанной крови обнаружен алкоголь».

«В рамках расследования уголовного дела следователи намерены установить обстоятельства прижизненного употребления ребенком алкоголя. В настоящее время продолжается производство комплекса следственных действий, направленных на установление всех обстоятельств произошедшего», – отметили в подмосковном главке СКР.

Отец погибшего мальчика выразил возмущение заявлением следственных органов.

«Разве это по закону? Они для начала мне должны были сообщить или как?» – передает слова мужчины RT.

Роман Шимко категорически отрицает, что его сын мог употреблять спиртное. По мнению отца, алкоголь мог быть искусственно привнесен в уже мертвое тело либо обе пробы были подделаны.

«Все слова Клейменова были направлены на подготовку общественного мнения. Слишком уверенно он говорил», – указал Шимко.

Он также добавил, что в момент размещения результатов экспертизы на портале СКР следователь лично сказал ему, что эти данные еще не поступили (RT).

Не скрывает возмущения и дедушка мальчика Николай Алексеевич: «Вот вы говорите, я главный свидетель, но почему-то следствие по делу так не считает. В тот вечер, когда приехали сотрудники, когда они проводили замеры и все следственные действия, меня никто ни о чем не спросил. Даже не подошел ко мне. И потом, сколько я ни звонил, сколько ни просился на допрос к следователю, он только отмахивался: «Не до вас сейчас». Только 7 мая я смог дать свои показания. Многие пишут, что я спрятался, уехал, но на самом деле я специально даже отпуск продлил, чтобы быть в Железнодорожном и сразу, как меня вызовут, прийти в полицию» (kp.ru).

Спорную ситуацию пытаются прояснить медики.

«С позиции моего жизненного и экспертного опыта эти цифры (2,7 промилле) означают, что, скорее всего, этот алкоголь появился в пробах уже после того, как они были изъяты из тела погибшего», – считает судмедэксперт Виктор Колкутин.

По словам врача, заявленная доза соответствует 100 граммам водки, которые 6-летний ребенок вряд ли смог бы выпить.

«Это, безусловно, только принятие алкоголя. Никаких иных вариантов здесь быть не может, – подчеркивает специалист. – Это, безусловно, очень много, потому что у маленьких детей от алкоголя очень быстро наступает токсический эффект, угнетение дыхательного центра. И если малыш сразу не впадает в кому, он будет, мягко говоря, и неадекватен, и не готов к каким-то активным действиям» (НТВ).

По мнению врача-нарколога Олега Стеценко, версию родителей Алеши о возможном введении спирта в печень погибшего нельзя сбрасывать со счетов.

«Я, скорее, склоняюсь к версии разгильдяйства – перепутали пробы, не помыли пробирку или прибор, но если отстранить эти версии, то да, спирт могли вколоть через шприц, – пояснил Стеценко. – Но я не понимаю, зачем это нужно было делать, ведь наличие или отсутствие алкоголя в крови мальчика никак не влияет на исход дела и тяжесть наказания для водителя» (Газета.ru).

Заведующий кафедрой судебной медицины лечебного факультета ММА имени И. М. Сеченова Юрий Пиголкин признает, что судмедэксперты «провели очень редкое для России судебно-химическое исследование на выявление ацетальдегида, который образуется в результате окисления алкоголя в организме».

«Если опираться на данные экспертизы, можно утверждать, что ребенок был пьян», – отметил преподаватель.

Вместе с тем Пиголкин считает представленное заключение противоречащим здравому смыслу: для 6-летнего ребенка 2,7 промилле является смертельной дозой.

«Возможно, врач или какой-то другой сотрудник морга до вскрытия специально ввел в тело ребенка спирт, – предполагает эксперт. – В течение нескольких часов после смерти внутренние органы, например печень и мышечная ткань, сохраняют жизнеспособность. Они могут выполнять окислительные функции, и возможно образование и того самого ацетальдегида, который выявили при повторной экспертизе. Однако, учитывая, что кровь циркулировать перестает, это маловероятно. Намного проще подменить данные в пробирке» (РИА Новости).

С 6-летними алкоголиками не приходилось сталкиваться и известному наркологу Александру Ковтуну.

 «Когда я несколько лет работал подростковым наркологом, бывали случаи, что у мальчиков 11 лет встречались пробы алкоголя. Но в основном это были легкие спиртные напитки. И уже во вторую очередь это была водка и все прочее. Если ребенку было 6 лет и весил он примерно 20 кг, то ему нужно было выпить от 100 до 200 мл водки, чтобы пик концентрации содержания алкоголя в какой-то момент достиг уровня 2,7 промилле. Предположить такое, на мой взгляд, невозможно. Потому что выпивший столько ребенок будет шататься или вообще даже не сможет встать. Чтобы он мог ходить, бегать, связно говорить, у ребенка должна быть сильная степень привыкания к таким концентрациям. Плюс обстановка, в которой все это произошло, — прогулка с дедушкой… Очень маловероятно, что они употребляли вместе алкоголь и потом пошли домой. Поэтому объяснить с точки зрения современных научных познаний в области наркологии и медицинского освидетельствования на состояние опьянения такой результат не представляется возможным», – заявил врач.

По словам Ковтуна, новая экспертиза оставляет больше вопросов, чем ответов: «Он (эксперт) не разъяснил, что именно они исследовали повторно, где был контрольный образец, какого числа он был взят, как отправлен, кто доставлял, кто присутствовал при вскрытии и заборе образца. Эта цепь не была раскрыта».

«СМИ не задают самых важных вопросов, которые могли бы пролить свет, – подчеркивает нарколог. – Имеет важнейшее значение, при каких обстоятельствах была взята кровь, соблюдались ли правила взятия крови, не было ли обработки спиртом поверхности кожи при проведении реанимационных мероприятий. Может быть, кожу смазывали спиртом, а потом через прокол взята кровь. Важно, откуда была взята кровь — из вены или из артерии. У трупа спадают венозные сосуды, и кровь скапливается в определенных крупных сосудах. И куда бралась эта кровь, куда разливалась, кто опечатывал анализируемый контрольный образец, как кровь хранилась, в каких холодильниках, кто нес ответственность за хранение, кем кровь транспортировалась в бюро судебно-медицинских экспертиз МОНИКИ, когда принимал эту кровь завлаборатории или другое ответственное уполномоченное лицо, А следил ли этот сотрудник за целостностью этих опечатывающихся материалов на пробирках, и если смотрел, то были ли они целы или же возникли какие-то вопросы? Кроме того, со слов эксперта Клейменова было понятно, что они, когда получили такой результат из лаборатории, сами приняли меры для перепроверки. И какие были меры, в чем они заключались — непонятно. Потому что контрольный образец крови мог быть отправлен в лабораторию, и сами предпринять шаги по проверке они не могли. Получилось, что кровь из контрольного образца они сверили с кровью из анализируемого образца».

«Сейчас нам должно быть четко заявлено, что данная кровь, которая находилась в контрольных анализируемых образцах, принадлежит мальчику. И второе — что контрольно-анализируемые образцы совпадают по содержанию в самой крови и ДНК. Нам должны сказать эти два предложения, но они не произносятся. В СК называют вид экспертизы. Название правильное, но какие вопросы перед экспертами были поставлены и какие даны были ответы – никакой четкости нет», – заявил специалист.

Действующую в России систему судмедэкспертиз и их оценок Ковтун считает «проблемным местом нашего общества».

«Вопросы к ним всегда существовали, просто в лучшую сторону все двигается не так быстро. Хотя уже появились пробирки, опечатывающиеся контейнеры для мочи с возможностью первого вскрытия, после чего нарушается пломба. Все есть для того, чтобы их использовать надлежащим образом. Но если выйти и проконтролировать качество проведения судебно-медицинских экспертиз, то нарушений всегда много. Потому что еще и приказы пишутся таким образом, что они сложны для понимания и трудноисполнимы. Потому что те, кто их пишет, не имеют прямого отношения к проведению исследования. Либо уже находятся на уровне контролеров, когда им важно при любой проверке находить нарушения и оправдывать свое существование. В итоге такой клубок проблем, что бывает проще разрушить систему и создавать новую, чем совершенствовать уже имеющуюся», – заключил врач.

В то же время автотехническая судебная экспертиза, проведенная в связи с расследованием гибели мальчика в ДТП в Балашихе, установила, что водитель могла предотвратить наезд на ребенка, сообщила «Интерфаксу» представитель подмосковного главка МВД Татьяна Петрова.

«В результате экспертизы было установлено, что водитель располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода, о чем специалист и вынес заключение», — сказала Т.Петрова.

Официальный представитель МВД Ирина Волк сообщала, что ГУ МВД по Московской области проводит служебную проверку, в ходе которой будут изучены материалы уголовного дела, дана оценка действиям должностных лиц.

В Следственном комитете сообщили о возбуждении уголовного дела о халатности (ст. 293 УК РФ) и о допросе проводивших экспертизу специалистов.

Прокуратура Московской области потребовала передать для дальнейшего расследования материалы дела из Балашихинского следственного управления МВД в специализированное подразделение по расследованию дорожно-транспортных происшествий подмосковного управления МВД.

Госдума направит в Генпрокуратуру и МВД запросы с просьбой предоставить информацию о ходе расследования уголовного дела о гибели в ДТП «пьяного» ребенка. Соответствующее поручение было подготовлено по инициативе депутатов Ирины Яровой, Ольги Окуневой от «Единой России», Ярослава Нилова и Игоря Лебедева от ЛДПР и принято 23 июня, на думском заседании.

Депутаты в поручении указали, что в СМИ появилась «противоречивая информация» об обстоятельствах гибели ребенка в ДТП 23 апреля в Балашихе, приводит ТАСС текст документа. Внимание общества привлекли результаты судебно-медицинской экспертизы погибшего ребенка, согласно которой он был «пьян» во время происшествия. В связи с этим депутаты сочли «обязательным» проведение «всесторонних» следственных действий по установлению всех обстоятельств гибели ребенка.

Парламентарии предложили поручить Думе и профильным комитетам по безопасности запросить в МВД «информацию о ходе расследования данного дела», а также причинах совершения преступления, а в Генпрокуратуре информацию об итогах надзора за деятельностью органов предварительного следствия по делу. Депутаты также поручили комитетам Госдумы попросить глав Генпрокуратуры и МВД взять расследование под личный контроль (rbc.ru).

Председатель Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководитель фракции «СР» в Госдуме Сергей Миронов поддерживает контакт с семьей Алеши Шимко и предостерегает от попыток бросить тень на погибшего в Подмосковье мальчика и его родных. «Вчера по моему поручению мой помощник встречался с отцом мальчика, которому лично я верю, – сообщил Сергей Миронов. – То, что рассказывает отец и другие члены семьи, свидетельствует, что при жизни мальчика алкоголь не мог попасть в его кровь. Считаю, что никакие скидки виновным в этом деле, никакие намеки на халатность родных недопустимы».

«Мне очевидно, что ход этого дела с самого начала сопровождался массой погрешностей, – заявил Сергей Миронов. – Уголовное дело возбудили только после моего депутатского запроса. Исчезли записи с видеокамер, зато появились абсурдные «данные» экспертизы. Я по-прежнему не верю, что мальчик был пьян. Меня тревожит информационная линия, которая прослеживается в ряде СМИ в связи с этим делом. Попытки бросить тень на погибшего ребенка, на его убитых горем родителей, на его дедушку выглядят очень странно на фоне явного пиетета к виновнице ДТП и причастным к расследованию структурам, который не скрывают некоторые комментаторы».   

Председатель СР отметил, что его не впечатляют заявления виновницы ДТП о готовности пройти исследование на полиграфе, доказать, что она не могла избежать столкновения, тогда как есть много свидетелей, которые видели, как произошло ДТП, как тело ребенка машина протащила по асфальту. «Это дело – яркий пример того, как при очевидных обстоятельствах преступления «замыливается» правда, как немыслимым образом перекладывается ответственность, как жертва превращается в виновного и наоборот. Все попытки кого-то «прикрыть», «обелить» или «очернить» в этом деле должны быть прекращены! Должно быть проведено полноценное и честное расследование», – настаивает Сергей Миронов (spravedlivo.ru).

Следственные мероприятия по факту трагедии продолжаются. Как заявил глава МВД России Владимир Колокольцев, «расследование проводится в строгом соответствии с действующими нормами уголовно-процессуального законодательства» и у прокуратуры «претензий к следствию не имеется» (Россия 24). Он же поручил возбуждать уголовные дела после ДТП с погибшими детьми в течение суток. Эксперты считают, что уголовные дела в России расследуются заранее с обвинительным уклоном и в случае спешки наказание могут понести невиновные (gazeta.ru).

Как сообщает «Комсомольская правда», судебно-медицинский эксперт Михаил Клейменов оказался знаком многим жителям города Железнодорожный. Особенно тем, кому посчастливилось столкнуться с его экспертизами… И вот стали всплывать все новые и новые истории, связанные с его работой.

У Романа Ломова, жителя Железнодорожного в 2013 году под машину попала 9-летняя дочь. Девочка, слава Богу, жива. Но в результате аварии сломала передние зубы и получила закрытую черепно-мозговую травму. Однако Клейменов, нашел эти травмы незначительными и в заключении написал, что они не причинили никакого вреда здоровью ребенка.

Гневную петицию главе СК А.Бастрыкину по данному делу подписали в интернете свыше 110 тысяч россиян.

Совершившую наезд на мальчика Ольгу Алисову в любом случае ждет наказание, однако степень его суровости напрямую зависит от факта признания ребенка выпившим.

Родители «пьяного мальчика» решили не проводить эксгумацию тела ребенка

Громкое дело о гибели в Балашихе 6-летнего мальчика в последнее время отошло второй информационный план. Но трагическая и неоднозначная история продолжает развиваться. Напомним, Алеша Шимко погиб под колесами машины 23 апреля во дворе собственного дома — когда возвращался с дедушкой с прогулки. За рулем была 31-летняя Ольга Алисова — как потом писали многие, жена местного криминального авторитета, мотающего очередной срок. Через несколько дней родителям Алеши сообщили «новость» эксперты: ребенок в момент аварии был… пьян. В выданной справке черным по белому — 2,7 промилле алкоголя. Для шестилетнего мальчика — убойная доза…

За рулем была 31-летняя Ольга Алисова

За рулем была 31-летняя Ольга Алисова

Для семьи Шимко начались долгие мытарства по адвокатам, полицейским, прокурорам. Алисова вину не признавала. Даже после возбуждения уголовного дела ее не арестовали, а оставили под подпиской о невыезде. Хотя уже другая экспертиза — автотехническая — показала: Ольга Юрьевна могла предотвратить роковой наезд на ребенка, но не сделала этого. Практически 100-процентное доказательство ее вины.

Параллельно с этим в странностях трагедии разбирается Следственный комитет, возбудивший дело о халатности. Его задача — выяснить, как оглушительная порция спиртного попала в организм малыша? Или все же — не попадала, а справка судмедэкспертов с промилле — подделка? Провели уже несколько экспертиз, но четкого ответа пока нет. Одна из них подтвердила наличие алкоголя в крови ребенка, другая показала, что определить это уже невозможно — много времени прошло. Родители Алеши были готовы даже на эксгумацию. Но в итоге от нее решили отказаться.

— В семье посоветовались с экспертами, адвокатом и пришли к выводу, что даже эксгумация может не ответить на все ключевые вопросы, — пояснила «Комсомольской правде» Вероника Воронова, пресс-секретарь коллегии адвокатов Павла Астахова. — В то же время, процедура очень болезненная, психологически травмирующая. Есть другие возможности прояснить важные вопросы в этом деле, чем сейчас и занимаются следователи.

Отец Алеши Шимко

Отец Алеши Шимко

В СК от комментариев пока воздерживаются. Родители Алеши и их защита давали расписку о неразглашении, поэтому в подробности тоже не вдаются. 21 августа пройдет первое судебное заседание по делу о ДТП — предварительное, закрытом режиме. Ольге Алисовой грозит до пяти лет колонии. Сейчас она за решеткой: 7 июля, спустя 2,5 месяца после аварии, ее все-таки арестовали — за нарушение подписки о невыезде.

МЕЖДУ ТЕМ

На родителей погибшего ребенка, в крови которого нашли алкоголь, могут завести уголовное дело

Сегодня Следственный комитет озвучил результаты повторной экспертизы по громкому делу о сбитом в Подмосковье 6-летнем мальчике. Эксперты Главного управления криминалистики СК России подтвердили, что ранее изученная кровь принадлежит Алеше Шимко и он действительно был пьян… Мы с помощью экспертов попробовали разобраться, как дальше могут развиваться события (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Подозреваемая в ДТП с «пьяным мальчиком» считает, что в ее бедах виноваты СМИ

Уголовное дело о ДТП в котором погиб 6-летний Алеша Шимко, мальчик, в чей крови после смерти вдруг обнаружили огромную дозу алкоголя, получило свое логичное продолжение — накануне 26 июля 2017 оно было передано в суд. А сегодня 27 июля в Мосгорсуде рассматривалась апелляция, поданная адвокатом Алисовой на ее, как она считает, неправомерный арест. На суде виновница ДТП попросила судью удалить из зала всех журналистов: «Эти СМИ испортили мне всю жизнь» — заявила она (подробности)

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о