РазноеСколько стоит парковка в парке зарядье: Подземная парковка, Парк «Зарядье», Москва — ParkSeason

Сколько стоит парковка в парке зарядье: Подземная парковка, Парк «Зарядье», Москва — ParkSeason

Содержание

что смотреть, часы работы, как доехать

Парк «Зарядье» – уникальное место. Если вы еще там не были, значит, вы не видели современной Москвы, которая сегодня стремится деликатно сочетать архаику и инновации, город и природу. Площадь парка – 13 га, длина пешеходных дорожек 8 км. Наш путеводитель расскажет, что смотреть в парке «Зарядье», чтобы провести время с пользой и не сильно устать.

Источник www.zaryadyepark.ru

Зарядье вчера и сегодня

За восемь веков старейший район Москвы Зарядье пережил взлеты и падения: пастбище, транспортная артерия, посольский район, трущобы. В 1930-е годы здесь намечалось строительство здания Наркомата тяжелой промышленности, в 40-е – сталинской высотки, но в 1967-м возвели «Россию», самую большую гостиницу в мире на тот момент, которую архитекторы называли «чечулинским сундуком». Через 40 лет «Россию» демонтировали, чтобы построить новый гостинично-офисный комплекс, но в 2017 году вместо него подарили москвичам уникальный парк. 

Парк «Зарядье» переворачивает устоявшееся представление о городских пространствах для отдыха. Здесь сочетается, казалось бы, несочетаемое. Постройки 16-17 веков на Варварке гармонично соседствуют с новаторскими объектами. В парке, который позиционируется как остров тишины и спокойствия в шумном мегаполисе, проводятся концерты и познавательные мероприятия. Территория «Зарядья» разбита на четыре климатические зоны — лес, степь, луг, тундру, — и в каждой свои растения. Настоящая ботаническая коллекция!

Источник www.zaryadyepark.ru

Как удалось соединить «полярности»? Все просто и сложно одновременно: парк  многоуровневый. Медиакомплексы и парковку разместили под землей, чтобы сохранить панорамные виды на центр города. А крыши строений засыпали специально созданным «легким» грунтом, на который и высадили деревья, кустарники, цветы и травы.

Как доехать до парка «Зарядье»

Удобнее всего добраться до «Зарядья» на метро — не придется искать место на платной парковке. За пять минут вы легко дойдете от станции «Kитaй-гopoд», а за десять — от «Площади революции», «Охотного ряда» или «Театральной». Если решите ехать на наземном транспорте, то рядом с парком останавливаются автобусы: 158, 255 и М5.

Парк ждет посетителей круглые сутки. Поздним вечером и ночью вы не сможете попасть только в павильоны.

Что посмотреть в парке бесплатно

«Зарядье» — бесплатный парк. Придется платить только, если вы соберетесь посетить некоторые крытые объекты и мероприятия в них.

Великолепные панорамы Москвы с «Парящего моста»

«Парящий мост» — одно из главных мест притяжения «Зарядья». V-образная конструкция протяженностью 244 метра «парит» над Москвой-рекой. С бетонной 70-метровой консоли, летящей над водой на высоте 15 метров, открываются панорамы: Кремль, сталинская высотка, Китай-город, Москворецкая набережная. Стеклянные парапеты с рост человека не мешают делать красивые кадры, единственный минус — сложно поймать моменты, когда на мосту мало людей. Кстати, мост может выдержать присутствие 3-4 тысяч человек одновременно!

Что посмотреть в парке за деньги

Почти все объекты «под крышами» платные. Приобрести билеты можно в «Медиацентре».

Источник www.zaryadyepark.ru

Где поесть

В «Зарядье» на фуд-островах посетителям предлагают отведать еду, приготовленную по традиционным русским рецептам. Не думайте, что это только вареники и пельмени! Вы можете выбрать блюда из диких устриц и ягненка на вертеле или скромно ограничиться блинами. А если вы нацелились сделать из приема пищи настоящее гастрономическое событие, то отправляйтесь в ресторан «Восход», где готовят блюда народов бывшего СССР — от плова и шашлыка до сациви и драников.

Источник www.zaryadyepark.ru

Где остановиться

В получасе ходьбы от парка «Зарядье» есть гостиничный комплекс, в котором каждый гость найдет вариант по вкусу. В одном здании находятся сразу два отеля: Aparthotel Adagio Москва Павелецкая и Mercure Москва Павелецкая (ул. Бахрушина, 11).

Если вы предпочитаете во время путешествий останавливаться в гостиничном номере, то вам наверняка понравится в 4-звездочном дизайн-отеле Mercure. А если вы сторонник отдыха в домашней атмосфере, выбирайте студию или двухкомнатную квартиру в апарт-отеле Adagio. При этом вам будут доступны все услуги соседней гостиницы Mercure.

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

Теплоходы от причала «Зарядье» — как добраться от метро и на машине, расписание речных прогулок по Москве-реке от парка Зарядье 2021

Как добраться: Зарядье

«Китай-Город»

Двигаться вниз к реке Москва. Метро должно остаться за Вами. У реки повернуть направо и двигаться к причалу.

«Библиотека имени Ленина»

Перейти дорогу к Александровскому саду. Двигаться вниз по саду мимо памятника Александра 1. Перейти Боровицкую улицу, слева от вас располагаются Боровицкая и Водозводная башни. Двигаться к реке Москва. Повернуть налево и двигаться вдоль набережной до причала. Башни должны остаться за Вами.

Остановка Китайгородский проезд. Автобус № 255 Остановка Зарядье. Автобус № 255.

Парковка у Раушской набережной.

Парковка 80 р.

Парковка 200 р.

Причал “Зарядье” расположен в непосредственной близости к одноименному парку и сочетает в себе неописуемую красоту, технологические новинки и особенную культуру нашей страны.

Парк “Зарядье” является современной, уникально спроектированной зоной отдыха, которая находится в сердце столицы, в нескольких минутах ходьбы от Красной площади и Кремлевских ворот. Парк был открыт осенью 2017 года, на его территории воссозданы характерные для различных регионов РФ экосистемы.

Полюбоваться набережной реки Москвы и Кремлем лучше всего получится именно в парке “Зарядье”. Здесь у туристов есть возможность сделать очень интересные фотографии на фоне уникальных сооружений.

Прогулка на теплоходе станет приятным дополнением к отдыху, позволит расслабиться, посмотреть на красивую Москву и подарит массу незабываемых впечатлений.Купить билет на теплоход лучше заблаговременно, так как желающих совершить теплоходные прогулки предостаточно.

Пристань расположена рядом с причалом “Устьинский мост”, где находится самое узкое место Москвы реки, непосредственно под “Парящим мостом”.

Инфраструктура вокруг пристани прекрасно развита, открыто множество кафе, в которых можно подкрепиться после насыщенного отдыха.

Туристы могут побывать в Медиацентре, покататься там на аттракционах, посетить выставки и мастер-классы.

В ”Заповедном посольстве” взрослые и дети могут послушать интереснейшие лекции и посетить “Флорариум”, где представлено более 30 видов растений.

Обязательно следует побывать на смотровой площадке, которая носит название “Парящий мост” и выглядит в виде галочки, возвышающейся над рекой Москвой.

Парк отдыха “Зарядье” позволит вам увлекательно провести время. Помимо посещения множества интересных мест этого парка, можно просто погулять и полюбоваться красотой столицы.

 

Как добраться до причала Зарядье?

Добираться до причала удобнее всего на метро, доехав до станции “Китай-город”, которая находится всего в нескольких метрах от центрального входа в парк, в месте пересечения Китайгородского проезда и улицы Варварки.

На собственном транспорте можно доехать лишь до территории парка, а далее до причала прогуляться пешком.

Прекрасная транспортная доступность, а также возможность комфортно отдохнуть в центре столицы сделали причал с теплоходами “Зарядье” одним из самых любимых мест времяпрепровождения москвичей и туристов.

Пристань парка “Зарядье” имеет массу достоинств:

  • Расположение в шаговой доступности к метро;
  • Оборудование причала в соответствии с современными нормами и требованиями;
  • Выгодное расположение в центре Москвы, поэтому есть возможность посмотреть основные достопримечательности столицы, отдохнуть в парке “Зарядье” и совершить прогулку на теплоходе;
  • В строительстве причала были использованы безопасные пандусы, ограждения и швартовочные столбы.

Побывать на причале и покататься на теплоходе стоит каждому жителю столицы и туристу, посетившему город Москву. Эта прогулка оставит неизгладимые впечатления, непременно захочется приехать на пристань снова.

Причал Зарядье как добраться от метро, адрес


Адрес Ближайшее метро Загрузка причала Автостоянка
ул.Варварка 6 с.2 м. Китай-город. Загрузка невысокая. Подземная парковка на территории парка.

Описание причала «Зарядье»

Открытие причала запланировано на 2018 год. Причал будет расположен на территории недавно открытого парка «Зарядье». Это самый центр российской столицы, поэтому добраться сюда можно из любой точки города. Пришвартоваться к причалу Зарядье предварительно смогут только теплоходы Рэдиссон. Одно из достоинств причала – развитая инфраструктура вокруг. В парке оборудовано множество разнообразных локаций для отдыха, в частности кафе, выставочные павильоны и уникальные сооружения. Спуски в метро находятся в нескольких метрах от центрального входа в парк.

Достоинства причала «Зарядье»

  • в строительстве использованы современные технологии;
  • расположен в центре Москвы на территории парка Зарядье;
  • шаговая доступность от метро «Китай-город»;
  • причал оборудован в соответствии с установленными нормами;

Причал «Зарядье» фото

У нас реальные фотографии причала «Зарядье», подгружаемые напрямую из сервисов Яндекса. Смотрите, совершайте виртуальные прогулки по его окрестностям.

Причал «Зарядье» — как добраться от метро?

До причала удобнее всего добираться от станции «Китай-город», т.к. она находится в непосредственной близости от центральных ворот парка «Зарядье» (пересечение ул. Варварка и Китайгородского проезда).

Причал «Зарядье» — как добраться на автобусе?

В нескольких метрах от причала «Устьинский мост» расположена автобусная остановка маршрута № 255 «Зарядье». 

Причал «Зарядье» — как добраться на машине?

Адрес пристани «Зарядье» официально не присвоен, однако на навигаторе можно установить официальный адрес парка «Зарядье»: ул. Варварка 6.


Причал «Зарядье» на карте

Причал «Зарядье» и другие пристани Москвы на карте. Причал «Зарядье», для удобства выделен зеленым маркером. Посмотреть расположение всех причалов в Москве и выбрать удобный можно здесь.

Расписание теплоходов и билеты на речные прогулки от причала Зарядье

Увлекательная часовая экскурсия с гидом по центру Москвы

Стоимость билета:

Взрослый (с 12 лет) — 550 p

Детский (с 6 лет) — 400 p

Дети до 5 лет — бесплатно

Теплоход: «Адмиралъ», «М-88»

Отправление:

Причал Зарядье

Причал Патриарший (причал Храм Христа Спасителя)

Причал ЦПКиО им. М. Горького — малый

Маршрут:
От Храма Христа Спасителя (м. Кропоткинская) до малого причала в ЦПКиО им. Горького (м. Парк Культуры), парка «Зарядье» и обратно. От малого причала в ЦПКиО им. Горького до Храма Христа Спасителя и обратно.
Расписание:
Ежедневно с 12:00 до 20:00

Продолжительность: 1 час

Описание:

Увлекательная часовая прогулка по реке-Москве, во время которой с борта теплохода Вы увидите памятник Петру Великому, зеленые аллеи Парка им. Горького и красивые столичные набережные, которые в вечернее время озаряются миллионами огней. Теплоходы отходят от причалов «Патриарший» (Храм Христа Спасителя), «Зарядье» и «ЦПКиО им. Горького», а сделав круг, возвращаются обратно. Во время прогулки профессиональный гид расскажет вам обо всех достопримечательностях столицы, которые можно увидеть на берегу Москвы-реки. На борту теплоходов для вас работает бар. 

Экскурсовод работает на борту теплохода до 17:20.

«Сердце столицы» — прогулка вокруг «Золотого» острова от причала «Зарядье»

Стоимость билета:

Взрослый (с 18 лет) —

490 p

Льготный (студенты, пенсионеры, школьники) — 390 p

Детский (7-13 лет) — 290 p

Дети до 6 лет — бесплатно

Теплоход: «Идегей», «Венеция», «Столица-1», «Столица-2», «Москва Ривер»

Отправление:

Причал Зарядье

Причал Третьяковский (Лужков мост)

Маршрут:
От причала в парке «Зарядье» по Водоотводному каналу с остановкой на причале «Третьяковский»
Расписание:
Ежедневно с 11:00 до 19:30

Продолжительность: 1 час

Описание:

Приглашаем вас посетить прогулку по историческому центру Москвы. «Золотой» остров — образован при прокладке Водоотводного канала по старице реки Москвы. Данный маршрут недоступен для большинства прогулочных теплоходов из-за конструкции мостов и ширины Обводного канала. Теплоход пройдет в непосредственной близости от каскада плавающих фонтанов, которые наиболее эффектно выглядят в вечернее время, благодаря красивой подсветке. Во время прогулки на теплоходе работает экскурсовод. Маршрут обслуживается малогабаритными однопалубными теплоходами типа «Мойка» с крытым пассажирским салоном и открытой прогулочной частью. На борту можно приобрести напитки, снеки и кондитерские изделия. Вы можете совершить прогулку в любое время по расписанию в указанную на билете дату. 

Смотреть все речные прогулки >

Мы в соц. сетях:

Парк «Зарядье»

В день 870-летия Москвы у стен Кремля открылся новый парк «Зарядье». Это грандиозная рекреационная зона в самом сердце столицы, новаторская площадка 21-го века, сочетание нестандартных архитектурных решений и актуальных достижений в области ландшафтного дизайна.

Парк «Зарядье»

«Зарядье» — первый новый крупный парк в столице за последние почти 70 лет. Его масштабы и сложность инженерных решений поражают. Площадь объектов парка составляет почти 78 тыс. кв. метров, из них 25,2 тыс. «квадратов» займет многофункциональный концертный зал. В «Зарядье» также построена подземная парковка на 430 машин.

Главной особенностью парка стало то, что все его объекты «спрятаны» под ландшафтом. При этом зеленое пространство «Зарядья» не будет однообразным — всю территорию парка разделили на четыре климатических зоны: лес, северный ландшафт, степь и заливные луга.

Еще одно достоинство нового парка — живописный вид на Кремль, полюбоваться которым посетители «Зарядья» смогут с «парящего моста» над Москвой-рекой. После прогулки в парке можно развлечься на аттракционах — покататься на «Машине времени» или отправиться в «Полет над Россией».

Парк «Зарядье»

Климатические зоны

«Зарядье» стал островком живой природы в самом сердце столичного мегаполиса. Зеленое пространство парка поделено на климатические зоны с характерным составом почв и растений. Рельеф парка очень выразительный, со спусками и подъемами. Климатические зоны террасами спускаются от Варварки к Москворецкой набережной. Таким образом, посетители «Зарядья» могут увидеть большую климатическую площадку нашей Родины в миниатюре. 

  • Северный ландшафт — здесь представлены растения из северных регионов нашей страны — можжевельник, ягель и другие кустарники, характерные для этой климатической зоны.
  • Степь — на этой площадке посетители парка увидят настоящую степь — безлесное пространство, покрытое ковром травянистой растительности. В московской «степи» высажены душистые травы, кормовые растения и злаки.
  • Смешанный лес — здесь гостей «Зарядья» ждут широколиственные деревья, ельник и растения так называемого пойменного леса, которые растут рядом с водоемами.
  • Заливные луга — заливными лугами станет территория парка, на которой обустроят два пруда глубиной до 1,1 метра.

Для каждой зоны парка предусмотрен свой микроклимат. Его поддержат искусственно: с помощью регуляции температуры, управления ветром и имитации естественного света. В инженерных системах «Зарядья» заложены стандартные системы полива растений, но с разной подачей воды.

Парк «Зарядье»

Все растения в парке будут расти вперемешку, на разном расстоянии и без какой-то цикличности — по аналогии с дикой природой. Чтобы учесть все экологические аспекты, ландшафтные архитекторы привлекли к созданию климатических зон экспертов Ботанического сада МГУ и Главного ботанического сада Российской академии наук.

В «Зарядье» можно увидеть и приморские растения, их высадили над зданием филармонии под стеклянным навесом — «корой». Здесь будет на 5–10 градусов теплее, чем на улице — за счет инфракрасных обогревателей, размещенных над амфитеатром и пешеходными дорожками.

Чтобы летом под стеклянной крышей люди чувствовали себя комфортно, специалисты предусмотрели мелкодисперсное распыление воды и открывающиеся створки в части сегментов «коры» для проветривания.

Парк «Зарядье»

Реконструкция Москворецкой набережной

В рамках проекта парк «Зарядье» прошла масштабная реконструкция Москворецкой набережной. Ее соединили с «зеленой зоной» через подземный переход, пройдя по которому горожане получают прямой доступ к Москве-реке.

Строители понизили набережную, сделали удобные спуски и лестницы, в том числе для маломобильных граждан. У воды посетителей парка ждет полноценная зона отдыха с лавочками, кафе и ресторанами, а также причалом речных трамвайчиков.

При этом набережная в «Зарядье» двухуровневая: верхняя ее часть — уникальный «парящий мост» — новая смотровая площадка Москвы, которая откроет жителям столицы давно утраченные виды на Крымский мост и храм Христа Спасителя.

Парк «Зарядье»

Подземный переход под Москворецкой набережной сделали познавательным. Здесь для посетителей открыты исторические фундаменты Китайгородской стены, а также появился археологический павильон с находками, обнаруженными на территории Зарядья.

Основными экспонатами павильона станут найденный археологами клад из 43 тыс. серебряных монет, берестяная грамота и свыше 3 тыс. предметов быта и воинской тематики.

В переходе также появятся музеефицированные фундаменты древней московской улицы — Великой. Она исчезла в ходе перестройки, когда в Зарядье хотели построить сталинскую высотку, а в итоге построили «Россию» — самую большую на тот момент гостиницу мира. В новом «Зарядье» посетители парка смогут вплотную подойти к Китайгородской стене и ощутить дух средневековой Москвы.

Парк «Зарядье»

«Парящий мост»

«Парящий мост» в парке «Зарядье» представляет собой тонкую воздушную конструкцию в виде буквы «V» с большим вылетом консоли над водой. Он возвышается над набережной и как будто парит над Москвой-рекой — поэтому градостроители выбрали для него такое звучное название.

Это уникальный мост, единственный в России: у него 70-метровая консоль без единой опоры. Несущую конструкцию моста выполнили из бетона, а декоративные элементы — из металла. При этом настил «парящего моста» деревянный — для комфортных прогулок москвичей.

Конструкции испытаны на прочность, мост выдержал нагрузку в 240 тонн. Это значит, что 3–4 тысячи человек смогут одновременно находиться на смотровой площадке. Для безопасности горожан установлены высокие ограждения, чтобы никто не смог перелезть через них или перепрыгнуть.

Парк «Зарядье»

Медиацентр

На площади 8,5 тысяч квадратных метров в парке «Зарядье» разместился уникальный медиацентр с различными интерактивными возможностями и познавательными аттракционами. Посетителей познакомят с важнейшими природными и архитектурными достопримечательностями страны. Их ждет захватывающий «Полет над Россией», культурно-историческая экспозиция «Москва сейчас» и интерактивный музей.

В одном из павильонов медиацентра зрителям покажут уникальные фильмы о памятниках культуры, заповедных зонах и исторических местах России.

В кинотеатре три ряда кресел будут расположены на подвижной платформе перед вогнутым экраном, форма которого создаст панорамное изображение. Многоканальный объемный звук, спецэффекты в виде распылителей воды, генераторов ветра, дыма и ароматов сделают шоу ярким и запоминающимся.

Парк «Зарядье»

Единственный в России цифровой медиахолл с цилиндрическим экраном и интерактивным изображением перенесет зрителей во времена образования Москвы. Посетители медиацентра станут свидетелями Бородинской битвы, пожара Москвы 1812 года, географических открытий и периода расцвета наук и «участниками» знаменитого Совета в Филях.

Режим работы:

  • понедельник — с 14:00 до 22:00;
  • вторник-воскресенье — с 10:00 до 22:00.

Узнать подробности можно на официальном сайте: http://zaryadyepark.ru/

Поделиться ссылкой

На нашем сайте вы узнаете всё необходимое про парк «Зарядье». Кудамоскоу — это интерактивная афиша самых интересных событий Москвы.

Кудамоскоу в курсе всех событий, которые пройдут в Москве .
Если вы знаете о событии, которого нет на сайте, сообщите нам!

Арт-инсталляция Water линия в Зарядье

Масштабный site-specific объект от художницы Марины Звягинцевой украсил подземную парковку парка «Зарядья».

расположение:

Москва, парк «Зарядье», подземная парковка

 

проектирование:

2021

реализация:
2021

Подземная парковка – не самое очевидное место для искусство, тем не менее парк «Зарядье» решился преобразовать свою парковку  в пространство, наполненное новыми смыслами. Художник Марина Звягинцева решила отталкиваться от темы воды и того, что находится ниже ее уровня.

«Паркинг — как бездна под ватерлинией: ниже черты глубоко под землей прячется целый мир, скрытый от взгляда человека — реки, живая вода, растения», – описывает свою задумку Марина. Образ возникает неслучайно: Москва фактически стоит на воде, а  уровень парковки находится точно на уровне вод Москвы-реки.

Взаимодействие понятий антагонистов, например, механического и природного, — центральный мотив инсталляции Марины Звягинцевой. Творческое обращение паблик-артиста к горожанам несет послание о наполнении города природой, обостренных чувствах видеть невидимое и более бережном отношении к первозданной нерукотворной красоте.

Марина визуализирует невидимые потоки, укрытые асфальтом:  за витринами на парковке появляются прозрачные трубы, где бурлит яркого цвета вода. Паркинг превращается в симбиоз природы и урбанизма, а трубы становятся связующим звеном между островками флоры и серым бетоном парковки.

Ватерлиния, начерченная на борту корабля, фиксирует надводную и подводную части. Это место баланса двух действующих на судно сил — земного притяжения и выталкивающей силы воды. Таким образом, взаимодействие понятий-антагонистов, в том числе механического и природного, — центральный мотив новой инсталляции «Зарядья».

Художник линиями воды соединяет город и природу воедино, преображая серое место, наполненное бетоном, металлом и выхлопными газами.

По словам Марины Звягинцевой, цель современного искусства — делать видимыми пространства, на которые люди до этого не обращали внимание. «Когда я увидела фитотроны, в которых растут цветы на парковке, я подумала, что это гениально — соединить природу и действующую парковку, машины и цветы, — говорит художница. — Моя задача заключалась в том, чтобы люди, проходящие по парковке, сказали: “Вау! Здесь растут цветы!”. Нам пришлось сделать огромное количество труб, по которым течет вода, превратить это в длинную ватерлинию, и сейчас люди, проезжая мимо, ощущают этот вау-эффект: здесь есть природа, здесь есть цветы. То есть природа начинается еще из-под земли», — говорит художница.

Парящие растения, мерцающие потоки воды завораживают и приковывают взгляд.

«Растения-эпифиты в природе удивляют своей способностью жить без земли, используя для закрепления более крепких соседей. У нас они «парят» в кокедамах — мшистых коконах, появившихся в Японии как одна из разновидностей искусства бонсай. А фитотроны — климатические камеры для выращивания растений в контролируемых условиях — из технических по сути объектов превратились в часть живой инсталляции, транслирующей важность экопросвещения», — говорит начальник отдела по природоохранной и садово-парковой работе Александра Воскресенская.

Материалы: пузырьковые колонны и панели из оргстекла, трубы из ПВХ, фитотроны с живыми растениями. Бегущая по трубам подсвеченная вода становится метафорой жизненной энергии.

Район Тверской (парк «Зарядье») — Сергей Кузнецов — Мой район — Эхо Москвы, 02.01.2021

Лиза Аникина― Добрый день! В эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Мой район», которую мы делаем совместно с автономной некоммерческой организацией «Мой район». В студии Лиза Аникина. И поговорим мы сегодня о Тверском районе, а если точнее о парке «Зарядье», который здесь находится. И о строительстве этого чудесного парка расскажет нам главный архитектор Москвы Сергей Олегович Кузнецов. Давайте с самого начала. Строительство «Зарядья». В принципе этот проект, конкурс были в самом начале Вашей карьеры на посту главного архитектора Москвы. Для Вас это что было? Какая-то проблема, которую нужно срочно решить или интересная площадка? Все-таки центр Москвы. Пустырь.

Сергей Кузнецов― Предыстория такова. Вообще я как сейчас помню, когда меня назначили главным архитектором, первое совещание у мэра было 3 сентября 12-го года, 2012. И там был выдан некий перечень задач первоочередных, которыми надо будет заниматься. И «Зарядье» как раз было в этом перечне. Причем задач было первоочередных не так много, там 15-20, может быть. Но как раз «Зарядье» – действительно это была самая первая задача. И когда я их разбирал, что и как делать… Ну, перечень был известен до этого, надо было на это совещание уже с какими-то идеями прийти. И там мы первый раз поговорили про то, что такая площадка, конечно, требует подхода, который пока невиданный, неслыханный для Москвы, хотя подход ничего особенного в себе не заключает, потому что проведение конкурсов и через международное жюри выбор победителя в международной практике вещь нормальная. В Москве же этого многие годы не происходило. И, в общем, звучало необычно, потому что площадка перед Кремлем очень резонансная. И в предыдущие времена, конечно же, мы знаем опыт Манежной площади, как это делалось. То есть были некие в кавычках придворные архитекторы, который по умолчанию брали такие площадки, делали там некий, как они считали, дизайн, хорошо принимаемый публикой. На самом деле это всё полная ерунда. Никакая публика ничего этого хорошо не принимала никогда. Это всё просто были взгляды и вкусы там некой группы людей, которые в то время работали. И, в общем, я сказал Сергею Семёновичу, что ещё когда меня принимали на работу, мы обменялись, скажем так, верительными грамотами. То есть я еще раз убедился, что мне будет дана возможность делать совсем нечто иное, чем делалось в Москве до этого. Я сказал, что мои взгляды на то, что происходило при Юрии Михайловиче, они, в общем, радикально негативные. Я считаю, что всё это, в общем, было то есть у нас ужасно. И если Вы меня принимаете, надо меня принимать с моими взглядами. Да? Мы будем делать вообще всё другое. Сергей Семенович мне сказал да, что мы для этого меня и принимаем, для того, чтобы делать совсем всё другое. Поэтому, конечно же, идеи welcome. Да? Приветствуются.

Л. Аникина― Вот Вы изначально как видели эту площадку еще до того, как был организован конкурс, и какие-то варианты предложены? У Вас своё видение было?

С. Кузнецов― У меня были некие вещи, которые я считал базово-ключевыми для этой площадки. Да? И которые легли в основу технического задания на конкурс. Во-первых, сложно не заметить, что площадка находится на берегу реки. И так же сложно не заметить, что Москва при том, что она исторически, в общем, возникла во главе реки, с рекой общается очень мало. Между нами говоря, позже из этих идей вырос проект «Москва-река». Он был запущен двумя годами позже. Сейчас активно реализуется. Но он вытек из этих же идей, – да? – что я тогда буквально, помню, делал первый рассказ, когда мы начинали публично это обсуждать, и Сергей Семенович рассказывал, когда мы говорили только о том, что мы хотим на конкурсе получить. Да? Сначала было размышление, что же такое должно быть задание, что мы должны получить. Потом мне пришла идея сравнения этого места, Красной площади с Сан-Марко венецианским. Сан-Марко ведь тоже находится как бы чуть в глубине большого канала, но имеет ясные четкие выход на большой канал. И безусловно это очень важно для этой площади. То есть для центра Венеции непосредственное общение с водой, с большим каналом крайне важная вещь. Так, как в Москве есть огромный итальянский след, мы знаем, и не только в дизайне, но и в строительстве в том числе, моя идея была в том, что, конечно же, наш большой канал – это Москва-река очевидно. Если говорить об идеологии мы даже похожим образом НРЗБ – это и есть река, устье реки, впадающее в море. Поэтому моя идея была в том ,что действительно «Зарядье» должно стать тем шарниром, который соединит центр города через нашу московскую Сан-Марко, то есть Красную площадь с рекой. То есть общение с водой, виды на воду, выход к набережной должны были стать ключевыми в этом проекте. Вот это раз. Потому, что то, что, я напомню, было тогда, это очень мёртвая набережная с узким каналом реки, каменная большая автомобильная часть, невозможность выйти к воде, и собственно воду даже было не видно, когда вы находились на месте, где сейчас «Зарядье», просто воду вообще не видели, потому что такая была геометрия участка, что видели сразу другой берег, а узкая река с высокой набережной, она просто исчезала. То есть в плане Вы видели, что Вы находитесь на берегу. А находясь на месте, вообще не видели, где вода. Надо было искать ее. Вот это был важный момент. Потом второй важный момент, конечно же, был в поиске идеи, почему это место… как оно, что оно будет говорить про нашу страну, потому что понятно, что идеологическая нагрузка была гигантская, и делать такой проект просто про дизайн, а не про рассказ про Москву и про страну было немыслимо, потому что тут же, ну, просто нельзя не использовать шанс, чтобы высказаться на эту тему. И потом в любом случае было гигантское давление, потому что мы были завалены письмами от сочувствующих граждан, депутатов и прочие с идеями, как мы туда должны это всё отразить. Идеи в основном вращались вокруг восстановления китайгородской стены, а установления бюстов царей, двуглавых орлов и всяческой такой символики.

Л. Аникина― Кстати, один из проектов, насколько я помню, был тесно связан с исторической застройкой. То есть предполагалось восстановить какую-то часть исторических зданий.

С. Кузнецов― Посмотрите, там был до меня произведен, когда ещё был предыдущий главный архитектор Александр Викторович Кузьмин, они проводили так называемый народный конкурс на парк. И там было 100 с лишним проектов подано, которые все были забракованы в итоге. И эти проекты изобиловали идеями по восстановлении китайгородской стены. Я, честно говоря, сразу сказал своё мнение, что, на мой взгляд, это всё абсолютно неправильно, потому что на сегодняшний день идея парка не может начинаться с восстановления стены как преграды, барьера. Да? Мы говорим наоборот о том, что мы рассказываем про раскрытие там страны и города к самой себе, к горожанам, к москвичам, к людям и, в общем, к миру в том числе. Для меня это был очень важный посыл. То есть что мы не осажденная крепость, говорим мы этим проектом, а что мы, наоборот, место, приглашающее к себе и рассказывающее про себя, про… То есть не зря парк «Зарядье» стал самое запрашиваемое… «Яндекс» же вел рейтинг к чемпионату мира – да? – объектов, которыми интересуются, и парк стал номер один по запросам, то, чем интересовались больше всего. И собственно там эти флешмобы с болельщиками, всё это было очень популярно. Парк действительно стал таким местам силы в этом плане, я думаю, не случайно. Поэтому идеи, которые должны были сформированы, и некие контуры, о чём бы мы хотели говорить в парке, что это всё-таки он должен в себе нести абсолютно общечеловеческие ценности, которые сегодня, как мы считаем, прогрессивный цивилизованный мир принимает. Это и толерантность, и открытость, и общая доступность, и равные возможности для всех посетителей. То есть парк безусловно бесплатный, потому что была… тогда ещё витала идея коммерциализации парка, чтобы он мог сам себя окупать. Были идеи поместить туда какие-то торговые площади, ещё чего-то, чтобы это всё как-то, ну, типа немножко Манежной площади, например. Это был очень серьезным местом в дебатах внутри команды нашей – да? – правительства Москвы, потому что был некий фланг, который говорил нет, нет, вы знаете, раз вот вкладываются такие деньги, площадка очень дорогая, мы должны как-то отбиваться, поэтому давайте сюда нагрузим коммерческой функцией. Но я был очень против сразу этого, потому что, на мой взгляд, опять же это не вьётся в идею. То есть такая полумера. Вроде город делает такой вклад в общественную жизнь, тут же как бы вклад делает, но при этом это как этот самый известный есть анекдот, как еврейский портной говорит, что если бы я был царь, то я бы лучше, чем царь, потому что я бы еще шил по вечера. Тут чисто про это. Да. Поэтому я считаю, что не надо. Вот уже царь – царь. Ему шить по вечерам не нужно. Он просто царь. Вот в этом была парка. Поэтому мы это закладывали в ТЗ и описывали, что мы хотим вот про это говорить здесь и показывать Россию вот так вот. А то, что мы хотим про нее рассказывать, это должны быть, конечно, вечные ценности какие-то. И это, конечно, мы понимали, что это не будет рассказ… То есть это не будет музей, потому что музеев и так много. Мы не будем конкурировать на музейной площади.

Л. Аникина― Так музей там тоже есть.

С. Кузнецов― Есть. Да. Потому, что в программе в итоге возникла музейная часть, но мы сразу сказали, что она не может быть заглавной. Также не могла быть заглавной никакая часть по-другому культурному направлению типа а-ля Третьяковка или что-то связанное там, не знаю, с музыкой, с танцами. Хотя чуть позже возникла идея с филармонией, но в парке мы сразу говорили, что опять же мы не хотим конкурировать с Большим театром, и мы будем искать другие ценности, которые мы будем здесь показывать, рекламировать. В итоге то вылилось в то, что была предложена идея с природой, с разнообразием климата, с размерам страны, с экологической повесткой. И между нами говоря, я до сих пор считаю, что для России место в глобальном мире, конечно, на мой взгляд, очень интересная есть позиция, как страны, являющейся гарантом устойчивости цивилизационного развития в том плане, что у нас гигантская территория, маленькая плотность населения. Мы можем, условно говоря, при климатических изменениях, там при нехватке любых ресурсов быть гарантом для мира того, что мы восполним гигантскими богатствами нашей страны и человечеству поможем устоять. То есть про это собственно отчасти говорит парк. Про это, например… С этим была связана история тоже проекта, который я активно курировал – это павильон Экспо в Милане в 2015 году, если помните, таким вот… длинной консолью «Накорми планету» там была тема. Тема про эти же ценности, преимущества России, говоря, что Россия настолько безгранична, бескрайна и богата, что мы можем накормить планету в буквальном смысле. Мы тогда рассказывали про историю с банком этих семян Вавилов, который Николай делал. Вот. То есть вот эта система ценностей, которую мы предлагали развивать, про которую было «Зарядье», про которую было последующее там вот это вот Экспо. И надо сказать, что проект, который победил, он безусловно полнее всех ответил на запрос, который был в ТЗ сформулирован, что мы вообще от парка ожидаем.

Л. Аникина― А можете про другие проекты рассказать, про те, которые заняли второе, третье место? Или какие-то, может быть, интересные, но которые по каким-то критериям не подошли, но Вам лично понравились?

С. Кузнецов― Помню хорошо все конкурсные проекты. Второе место у нас занял Владимир Плоткин со своим проектом, с резервом. Кстати говоря, мы пригласили потом к работе, и с Владимиром Ионовичем мы активно сотрудничали. Потом мы с ним сделали вместе под общим там моим творческим руководством, скажем так, так как я занимался тем проектом, мы сделали филармонию с его прекрасной безусловно работой по этому поводу. Он активно участвовал в проекте набережной, потому что я считал, что единственное ещё место, где нам надо поработать вот с коллегами, они приняли это замечание, это тема набережной, которая была развита не так, как хотелось бы. Поэтому мы её до, скажем так, качали немножко в сторону того, что было у Плоткина, в проекте предлагалось. Но, в общем, по сумме факторов там была очень конкурентная борьба. То есть, собственно говоря, там два основных конкурента довольно быстро вырисовались. Это резерв и, собственно говоря, вот дилерская НРЗБ, которые по сути и были финалистами этого конкурса из 6 финалистов, которые представляли проекты. И между ними довольно быстро стало, что между ними будет выбор происходить. Вот. Ну, в итоге выбрали, и я считаю, что совершенно правильно, проект, который мы реализовали. Потом был проект «Тюренскейп», китайская компания, которая, кстати говоря, благодаря этому конкурсу стала очень известна в России, и это во многом, я считаю, это позволило, например, выиграть и реализовать проект на озеро Кабан в Казани. Чуть позже конкурс происходил. Но он безусловно… Я был там в жюри. Он безусловно очень нес в себе отпечаток конкурса на парк «Зарядье», происходило под его, в общем, прямым, скажем так, впечатлением. И я считаю, это классный проект, классный конкурс, отличная реализация. И мои поздравления городу великолепно, Казани, что они это сделали. И вот китайская компания, которая там выиграла, она засветилась так мощно, заняв третье место у нас вот этим своим MVRDV, в общем, на конкурсе. Потом был проект MVRDV голландский, который вращался весь вокруг… То есть «Тюренскейп» не прошли, потому что у них была очень сильная концепция с акцентом на воду и переработку воды. У Владимира Ионовича тема была такой выемки… парк такой – спираль, уходящий такой вглубь, но, честно говоря, очень хорошо, что мы его не взяли, потому что в итоге когда мы выяснили технические особенности площадки, мы поняли, что просто мы этот… никакую яму там выкопать просто невозможно, потому что там, ну, такие инженерные сооружения находятся под этой площадкой, что ничего там не сделать, к сожалению. То есть вот эта некая выпуклость парка, она продиктована не только архитектурной концепцией, а ещё и условиями площадки. Да? То есть то, что под ней находится, и как она устроена. «Тюренскейп» была тема с водой, но это было тоже… Принести столько воды, закачать её, всю эту устроить тему, в общем, сочли сразу, что это инженерно вещь вряд ли подъёмная. Плюс большая часть зимы. Они там предлагали делать катки, но на самом деле каток не так просто, он не делается просто на поверхности водоёма на самом деле. Да? Это более сложная история. Там, как правило, стелются специальные там поверхности и морозится. В общем, ненадёжный в этом плане каток. Он может подтаять, там потерять качество и… Так в городе не происходит. Потом был проект… Там англичане у нас делали. Делали НРЗБ голландцы. А из того, что я помню хорошо, MVRDV голландцы… Было два голландских офиса в финале НРЗБ и MVRDV. MVRDV предложили поднять сетку улиц, которая была когда-то в «Зарядье», и это должно было стать основой дизайна. Ну, тоже, в общем, на этом я хотел… Он, по-моему, в итоге у нас третье место занял. Но в итоге решили этим путем не идти, потому что у них, как сейчас помню, как некий минус оценивалась, что там в основном не про зелень, там деревья и прочее, а всё это такое вот… плоскостные такие вещи больше. А все-таки хотелось более такое зелёное место.

Л. Аникина― Я как раз хотела поинтересоваться почему. Ведь многие говорят о том, что следовало бы восстановить эти архитектурные постройки хоть в каком-то виде, чтоб было представление, как выглядел этот район, один из старейших в Москве. Почему отказались? Ведь можно было как-то вплести гармонично зеленью или с каким-то обозначением хотя бы.

С. Кузнецов― Ну, смотрите, да, отказались. Вот был такой вариант, хотя он предлагал не постройки восстанавливать, а сетка улиц в виде дорожек парка.

Л. Аникина― Ну, да…

С. Кузнецов― Но сразу мы не хотели восстанавливать никакие эти постройки, потому что, ну, я убеждён, что, смотрите, тема новодела и восстановление… А должен быть очень мощный повод, чтобы начинать восстанавливать утраченные здания. То есть тема восстановления Храма Христа Спасителя понятна как история как бы про национальную боль. Да? Утрату, которая вот так вот восстановлена. Тему восстановления после Второй Мировой войны центра «Варшава», известный тоже проект, тоже так было сделано, это, в общем, тоже похожая история про лечение национальных травм. А утрата «Зарядья», надо сказать честно, никогда никакой ни болью, ни травмой не являлась, по крайней мере такого масштаба. Очень сложная истории площадки, то, что там происходило, с точки зрения стройки и урбанистики никогда не была, надо сказать честно, жемчужиной города. Давайте будем откровенны. И утрата этого места, она никакой градостроительной травмой не стала. Есть более… Например, даже перестройка Донского монастыря, я считаю, большая травма, хотя на этом месте возник там шедевр братьев Весниных в виде ДК «ЗИЛ», но тем не менее заметно более тяжелые травмы Москва получила при перестройке, которые сделали Москву такой, как мы знаем и любим, но при этом это была тяжелая хирургическая операция с множеством вмешательств и кровопотерями, так скажем. Вот. Но «Зарядье» как не сравнивай с той же Сухаревской башней… То есть всё, что мы знаем. Там или Чудова монастыря. То есть то, что мы знаем как о самых таких кровавых травмах при перестройке Москвы вот в период там Сталина, как ни крути, нигде из этих… в этих перечнях травм и ран не фигурирует утрата «Зарядья». Вот. И честно это так. Поэтому повода восстанавливать что-то там из этих сооружений я абсолютно никого не видел как архитектор и как человек все-таки более-менее знакомый с историей города, не как, может быть, учёный, хотя сейчас я, кстати говоря, еще не защитил, но написал кандидатскую диссертацию на эту тему про историю управления городом. Поэтому могу говорить, в общем, довольно квалифицированно на эту тему. И мы с большим количеством историком общались. Безусловно исторический раздел, он важнейшим разделом в работе с парком. И я встретил, в общем, понимание у больших специалистов, что, конечно, тут чего-то, за что стоило бороться, как Вы знаете, вот это вот надо бы восстановить, пользуясь случаем, не было таких вещей. Поэтому никто ничего восстанавливать и не стал.

Л. Аникина― По Вашим ощущениям, те уже имеющийся постройки, палата Романовых, английское подворье, они насколько гармонично сочетаются с «Зарядьем», какое она сейчас есть?

С. Кузнецов― Я считаю, что крайне важно, что мы добились, что там нет ни заборов, ничего, а стала совершенно прозрачная среда. Хотя это было очень сложно решение, потому что, например, там же монастыре есть.

Л. Аникина― Да.

С. Кузнецов― Маленький. Да? И батюшка там местный, конечно, очень сильно ратовал за то, чтобы там возникли ограды, стены и прочее, и даже больше не то, что ратовал, уже даже их строить начали, потому что там была некая там такая не скоординировать действий, когда он успел договориться с Департаментом капремонта, который начал ему строить даже какие-то ограды. Мэр увидел, сказал: «Срочно сносите». Их начали строить. Потом их разобрали обратно. Ну, то есть это было буквально вот на площадке такая битва за то, чтобы это осталось открытым, потому что я… Ну, я считал, очень важно никаких преград, никаких заборов там не строить. И вот две институции, с которыми мы очень сильно на эту тему конфронтировали, надо сказать, это а) церковь, б) это наша, конечно, служба безопасности, наши федеральные коллеги, которые очень настаивали огорожен, чтобы там контролируемый вход, выход из него. И было очень серьезное давление на эту тему. И тут пришлось, конечно, как-то с этим конфронтировать тоже, к сожалению, искать общий язык в тяжелых условиях, потому что изначально то, что парк – открытое место, просто часть города, куда может с любой стороны каждый человек свободно зайти и выйти в любой момент, и днем, и ночью, и когда хочешь, в любое время года, это очень важная часть его концепции, той идеи, которую парк несет.

Л. Аникина― Часть стены там всё-таки стоит.

С. Кузнецов― Часть стены историческая, которая была и до этого, стояла. Она новодельная стена, её когда… она же была разрушена. Ее восстановили. Не нашими руками. Не мы, к счастью. Но вот она является таким памятником, и там есть довольно уродливая арка, которую восстановили вообще не так, как она была, а просто на своё усмотрение в советское время. Вот. Ну, стоит и стоит. Уже ломать ее никто не стал. Хотя, в общем… Ну, она там, в общем, не зачем не нужна. Да? Но уже есть и есть. То есть тут мы не стали внедряться и постарались просто интегрировать ее при создании новой площади между вот этим кварталом, который остался сохранённый, переделанный, – да? – что тоже было проблемой с градозащитниками, они очень возмущались, что мы переделываем, хотя мы максимально тактично переделали, сохранив и даже восстановив здание общества «Якорь», например, которое в 20-е годы ХХ века было жутко изуродовано большевиками. Сейчас уже оно будет восстановлено в прежнем дизайне. Там подняли материалы исторические, архивные. И проект будет с такой исторической, в общем, составляющей. В общем, то есть она была интегрирована в эту площадь, которая возникает при входе с Китайгородского проезда к филармонии. Там возникает новая городская площадь небольшая. И стена стала частью, элементом, составным элементом этой площади. Вот. Так что никакого вреда от неё там нет. Но я считаю тема стен и заборов в городе, она такая для нас очень болезненная. Мне очень нравится этот элемент нашего менталитета, всё кругом огораживать, озаборивать и постоянно демонстрировать, что вот это моё, а там уже не моё. То есть я считаю, что культура собственности крайне важна, но она должна выражаться, конечно, не забором.

Л. Аникина― А вот идея моста, почему именно это было выбрано, если, конечно, это можно назвать мостом? Смотровая площадка.

С. Кузнецов― Смотровая площадка. Да. Она всегда называлась у нас, так получилось, мостом исторически. И она в концепции авторов была с лифтом, который должен был спускаться на набережную. Лифт, он же был опорой. То есть это не был парящий мост консольный. Он парящий стал потом. То есть и он был, правда, как бы мостом. То есть мы переходили через набережную. Поэтому название мост осталось. И там могли спуститься на набережную как бы с его оконечности.

Л. Аникина― В смысле на другой берег?

С. Кузнецов― Нет, на набережную. Перейти через проезжую часть. Но это была моя очень такая настойчивая просьба. Я настоял на том, чтобы мы убрали эту опору, потому что я считал, что, конечно, мост должен стать символом парка во много – да? – заметным и с реки, и отовсюду. И безусловно для символа некий элемент инженерного чудо важен. То есть вот то, что он… это гигантская консоль. Это очень важный момент. Это даже… претендовали попасть в книгу рекордов Гиннеса. Потом немножко бросили эту затею, там не стали заниматься, потому что это действительно по нашим данным была самая большая консоль, вообще выполненная…

Л. Аникина― А идея просто сделать мост на другой берег не рассматривалась?

С. Кузнецов― Ну, там мостов в центре Москвы достаточно. И я думаю, что куда бы он пришёл, во что. Потом у моста должны быть подходы, подъезды. На другой стороне дома стоят. Что сносить часть застройки набережной? Невозможно. И есть судоходной габарит. Как на обводном канале или на Яузе мостики такие сделаны горбатые, тут не сделаешь. Тут мост должен был приходить на какую-то высокую точку. И потом, ну, как устроен каменный мост или москворецкий, они же в русло реки проходят с большим габаритам, а спускаются потом. И для этого нужно место. И, видите, у всех мостов место есть. Здесь места нет. Поэтому физически невозможно было сделать мост на другой берег, да и главное – не нужно, мосты рядом есть. Нет проблемы с переходом. Вот. Поэтому была одна из идей сделать новое… То есть вот этот вопрос как раз отработки исторического контекста, важный момент был сделать новый сценарий огромного количества раскрытий города, потому что важнейшее место в архитектуре парка занимает архитектуры Москвы, окружение парка. Да? И когда вот эти дорожки извилистые, холмы, когда они рисовались, там была очень важной идея в том, чтобы сделать сценарий, как ты видишь город, находясь в парке с одного места, с другого, с 3-го, с амфитеатра, с моста. И если Вы там, наверное, обратили внимание, огромное количество фотографий новых видов города возникло благодаря «Зарядью», которых раньше никто не видел и не знал, потому что мы знали, что всегда если Кремль, его фотографировали с большого каменного моста стандартно или с москворецкого, второй вариант. И собственно кроме двух этих иконических фотографий Кремля, начиная с еще живописных изображений, там не знаю, XIX века как-то мы не привыкли Кремль видеть с других точек. А парк как раз позволил сделать новые варианты взгляда на Кремль, на собор Василия Блаженного просто потому, что это площадка никогда не была свободная. Она никогда не была такой возможной для видов. То есть достаточно плоская она всегда была застроена. То есть вот с момента основания города это была 1-я площадка, которую вообще застраивали, потому что это была пристань на реке, и с нее начиналось строительство Кремля. Здесь была какая-то там стройплощадка. С самого начала это никогда не было пустым местом. Поэтому видов там и не могло возникнуть. Так, как мы их сделали, поэтому мост стал кульминацией вот этих видовых сценариев.

Л. Аникина― Мы продолжим говорить про мост через несколько минут, а пока прервемся на новости.

**********

Л. Аникина― Мы продолжаем нашу программу. Лиза Аникина и главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. До перерыва мы говорили про мост, про те видовые сценарии, которые он создал. Он внес что-то новое.

С. Кузнецов― Безусловно как ты из парка не смотри, есть иконический теперь вид сквозь берёзы на собор Василия Блаженного, есть иконические раскрытия с амфитеатра с большого на весь Кремль. Но я считаю, что безусловно самым… самой драмой является выход на парящий мост, где постоянно много людей, потому что они все фотографируют вот эту ставшую теперь символом Москвы панораму, на которой Вы видите высотку на Котельнической, Замоскворечье и Кремль, и всё это с одной… с одного места можно стало вдруг увидеть.

Л. Аникина― Еще и над рекой.

С. Кузнецов― Да. В этом есть элемент чуда, потому что под тобой течёт река, и нет никакой опоры, ничего. Ты действительно чувствуешь… Людям же нравится летать. Да? Ты чувствуешь такой чуть-чуть полёт в этот момент.

Л. Аникина― А какие ещё варианты были? Давайте поподробнее чуть-чуть этого моста, смотровой площадки. Наверняка были другие дизайны и другие идеи.

С. Кузнецов― Смотрите, там то, что стоило бы отметить, в общем, особенного ничего не было. Мост мы планировали делать, честно говоря, стальной. В итоге в силу там решений, уже принятых больше строительным флангом проекта, чем архитектурным, он стал бетонным. Я до сих пор, в общем, не очень согласен с этим решением, надо сказать. Считаю, что стальной был бы, наверное, лучше. Но уже так жизнь сложилась. Уже какой получился. В общем, это все частности на самом деле. Выглядел бы он примерно плюс-минус, ну, как бы, в общем, также, может быть, более там элегантно был бы собран.

Л. Аникина― А мне кажется, главная идея – это стеклянные стены.

С. Кузнецов― Стеклянные стены и так были. Вот эта скамья по периметру так и была. Надо сказать, что, в общем, очень важно то, что парк в целом реализован максимально точно по проекту, который делали архитекторы, начиная с конкурсного проекта. То есть если Вы посмотрите конкурсный проект и то, что получилось, для такой сложности проекта это действительно минимальные изменения. То есть примеров, когда бы вот так конкурсное решение было настолько точно реализовано, в мире, могу точно сказать, немного. Тем более учитывая именно сложность, сколько всего ты вскрываешь как проблем во время проекта. Проект просто был… То есть я ничего более сложного в жизни, конечно, не делал и, думаю, не сделаю уже, потому что здесь сложнейшие инженерные решения там запустить филармонию под парк. Это даже наши американские коллеги, инженеры, архитекторы говорили, что… Я помню, они мне говорили, слушай, тебе, говорят, только 40 лет, говорит, а ты уже сделал проект, сложнее которого ничего придумать невозможно. Чем ты потом будешь заниматься после этого всего? – говорит. И действительно, я сам говорю, действительно всё так. Ну, чем заниматься я безусловно найду, но это нечто невероятное. То есть даже те, с кем мы работали между… конечно, уровень инженерных здесь решений технических, он совершенно, конечно, сумасшедший. И консоль этого моста, и весь комплекс стеклянный коры, который одновременно генерирует там энергию, охлаждает, обогревает, создает искусственный климат. А филармония под ней. Весь этот набор пространств под парком… В общем, даже парковка там сделана довольно сложно. И уже не говоря о таких вещах, как, например, ледяная пещера там. Да? Такая придуманная тема, она было в проекте. Но когда мы начали ее в конкурсе… Мы когда начали разбирать, как же детально ее сделать, поняли, что то, что в проекте предлагается, это технически невозможно вообще реализовать никак. То есть она… они хотели, коллеги, предлагали ее сделать на улице круглогодичную пещеру. Но, конечно, летом не сделать. Она просто тает, и ничем ты это не остановишь таяние. Поэтому она уехала чуть в глубину. Пригласили мы Александра Пономарёва, прекрасного художника, Алексея Козыря с ним в паре, с кем делали проект, в общем, поэтому там таких интересностей много. Вообще надо сказать, что, конечно, «Зарядье» плод работы огромного количества художников, архитекторов, инженеров, конструкторов. Тут надо понимать, что это действительно плод труда очень большой команды, очень талантливых, способных и, я считаю, выдающихся даже на своем вот поприще людей.

Л. Аникина― А какие-то интересные истории, байки, связанные с работой, может быть, находки интересные?

С. Кузнецов― Ой, да полно историй. Историями была пересыпана вообще вся тема, начиная с того, что когда мы только начали… сделали конкурс и провели, выбрали проект, первой акцией на площадке была установка информационного инфобокса, это называется. То есть то, что… где люди могли бы узнать, что здесь будет. И вот этот купол, который сейчас там стоит, и он остался стоять в итоге, хотя он был временное сооружение, а потом его приняли решение оставить, включить в проект – это же экспозиция, которая была на биеннале в Венеции в 12-м году, которую мы делали тогда с тогдашней моим партнером Сергеем Чобаном, там с Григорием Ревзиным, с Павлом Владьевичем Хорошиловым, по-моему… А! Хорошилова уже не было в команде. Могу ошибаться. В общем, это была часть экспозиции на биеннале, просто она… мне пришло в голову, что она хорошо исполнит функцию инфобокса, потому что купол из QR-кодов, он такой модный, современный, интересный. Уже с историей. Приз на биеннале получил. И для него был сооружён… Как бы это был купол в куполе. То есть этот купол стоял внутри, а снаружи был так, ну, для интерьера же вещь делалась, не уличная. То снаружи надо было сделать такой саркофаг для него. И соответственно надо было решить задачку, которая сначала мне казалась несложной, – просто подвинуть забор, чтобы разместить вот несоциальный павильон. И всё то, что нам предстоит сделать проект, всю сложность, глубину, масштаб задач я, честно говоря, понял, устанавливая этот инфобокс, потому что мы вынуждены были, оказалось, пройти такое количество согласований, чтоб подвинуть забор, потому что пока забор стоял с 2006 года, на нём разные организации разместили свои там кабели и провода по всяким своим нуждам. И мы даже ещё не убирали забор и не хотели его там… ничего ломать, ничего. Просто его надо было подвинуть. То есть вместо прямого забора сделать такой вот изгиб, чтобы освободить площадку для… И мы примерно полгода занимались сбором согласований и виз всяких, чтоб сделать этот изгиб, что я понял, что да, проект, конечно… Мы пока ставим инфобокс, мы все уже упахались. И, конечно, проект нам предстоит беспрецедентно сложный. Вот. Ну, а дальше было очень много. Была большая эпопея с великим архитектором Сантьяго Калатрава и с нашим уважаемым маэстро Гергиевым. Да? Про… Валерием Абисаловичем. Про филармонию, которую… Там был таким куратором этого проекта, вдохновителем, идеологом. Это очень безусловно круто. Ну, вот он очень хотел делать с Сантьяго этот проект. В итоге была, в общем, проблемная ситуация, потому что Сантьяго хотел делать отдельные здания в нашей концепции. Это была часть парка, как бы закопанная под парк. Он был категорически с этим не согласен. Мы ему предлагали сделать архитектуру внутри и, может быть, архитектуру коры, например. Ну, в общем, была очень сложная эпопея длинной в год с очень тяжелыми переговорами. Ну, в итоге там Сантьяго обиделся, что мы не стали делать его проект. В общем, такой ушел обиженный из него. Хотя год мы этим занимались, пытались найти общий язык. Но не вышло. То есть были… Много было сложностей, причем любая структура, я Вам расскажу, сложности, которые возникали с парком, она будет кончаться тем, что Сергей Семёнович пошёл и решил.

Л. Аникина― А ещё какие сложности были?

С. Кузнецов― Слушайте, ну, на каждом… на каждом шагу. Ну, во-первых, есть сложности, о которых нельзя рассказывать, потому что это составляет гостайну. Это связано с инженерными особенностями участка, скажем так, очень-очень общими фразами. Это наложило гигантский отпечаток и на архитектуру, и на весь стиль работы, потому что там есть вещи, находящиеся под грифом, которые просто нельзя ничего не рассказывать, не говорить. И это всегда было сложно. Например, ну, элементарная вещь – там передача исходных материалов, чертежей, данных. Мы работали с иностранными архитекторами, с иностранными там специалистами. Это всегда на нас накладывало очень большую ответственность, и как бы мы все были объектом таких проверок, там наблюдений и прочего, потому что вот внешний процесс как процесс идёт стройка парка. Казалось бы, что тут такого? Но бомбардировка письмами в духе 37-го года про измену родине и рассадник шпионов перед Кремлем и всё прочее мы имели регулярно. То есть, надо сказать, такую, казалось бы, классную делаем вещь с топовыми архитекторами международными, яркий проект. Что можно ещё желать? На таких ценностях, построенный, которые, казалось бы, всеми должны быть очень приемлемы и приветствуемы. Мы имели всегда от отдельных, конечно, персонажей вот такие вот и из архитектурного сообщества там, и там Союза Архитекторов, просто из таких неравнодушных граждан, мы постоянно имели в их лице очень мощного оппонента, которые просто засыпали нас и не нас, а наших начальников, вплоть до президента, письмами, чтобы привлечь внимание, что какие враги и главный архитектор там изменник родины само собой, но и вообще что это всё просто сборище предателей, которые на глазах у изумленной общественности творят своё чёрное дело прям в сердце родины. Очень интересно, что и в Соединенных Штатах реакция была очень похожа. То есть мы… То есть понимаем, насколько важно строить на уровне специалистов культурные мосты, потому что мы с нашей стороны преодолевали вот это мракобесие, я считаю, про рассказы, что там кругом враги, и мы, осажденная крепость, нам нельзя сотрудничать, а показывали наоборот, что надо сотрудничать, можно, и везде есть нормальные люди, которые хотят дружить, хотят вместе работать, делать вместе проекты, и это всем на благо.

Л. Аникина― А с американской стороны претензии были, что их архитекторы…

С. Кузнецов― Конечно, у нас же был эпизод с журналом «New-Yorker», очень известным, авторитетным изданием, которое хотело делать большой материал про парк с архитекторами нашими. И мы были в интенсивной переписке, потому что они с нами связывались, говорят, потому что мы не знаем, что делать, это для парка очень полезно с таким изданием сделать материал, очень круто. Хотя надо сказать, что, например, у нас было много позитива в международной прессе про парк, который помог вообще парку состояться. Огромный позитив, который… Там и «New-York Times» писал. То есть нельзя всё в одну краску красить. Да? Хотя были критические статьи тоже. И это для нас было постоянно темой для медийной отработки. Но вот, например, они говорили, что там «New-Yorker» настаивал на том, чтобы информация была, скажем, негативного характера про режим, про, значит, то, что у нас здесь какие—то драконовские тоталитарное меры всякие применяются. Тоталитарный парк и всё в таком духе. То есть они говорят, ничего такого нет. Наоборот, ничего не можем плохого сказать ни про Путина, ни про кого. Мы просто делаем проект. Можем говорить про проект. Они говорят, такой материал им не нужен. В итоге материал не состоялся. «Guardian» потом писал британский, что… То есть мы действительно… То есть я считаю, что пропаганда намного больше рассказывает про некие противостояния закулисы, чем это есть, но тем не менее, надо сказать, что как ни удивительно, выяснилось, что всё это есть. Для меня это было, в общем, открытием. Я не верил. Я считал, что всё это сказки, и ничего подобного нет. Но когда мы столкнулись, что действительно, скажем так, эскалация того, чего нет, и выдумывание сказок, она как есть как здесь, так и есть они и там. Потому, что был большой материал в «Guardian», например, что… Примерно в 2-х словах так, что, значит, на сегодняшний день самый раскрученный в мире проект – это парк «Зарядье». При этом это, конечно же, перегретая тема, что на самом деле это всё тоже какие-то политические там шашни, игры. Архитекторы, значит, пошли на поводу у политиков. Они там играют… Ну, в общем, короче говоря, такая история, хотя это просто архитектура, просто парк. Люди его, конечно, реально любят, потому что у нас по миллиону человек в год туда приходит. Это больше, чем там… чем в Лувре, по-моему, если я не ошибаюсь. Не помню сейчас эти цифры, не буду там врать. Но это реально, может, не больше, чем в Лувре там, но примерно по миллиону, больше там в год людей. Ну, в общем, это огромная цифра. Понятно, что просто так людей не заставишь ходить, куда им не нравилось. Вот. Так что всяких историй таких с парком и было связано и до сих пор… Ну, такой как пуп земли, как Иерусалим такой – да? – нам всем еще случается. Это такое место, которое постоянно генерирует какие-то события. Да? То есть, казалось бы, что такого? Парк безусловно подвергается колоссальной антропогенной нагрузке. Там чудовищный поток людей, что хорошо и что здорово. Но понятно, что он изнашивается, и за ним нужно следить, ремонтировать, следить за растениями, за… В этом плане пандемия пошла сильно парку на пользу, потому что он отдохнул от людей. Растения разрослись. Там ёжики расплодились. Там ёжики живут. Сергей Семёнович ёжика туда запускал 1-го, папу всех ёжиков. Вот. Рыб запускали. Там всё… Там рыбы, ёжики. Там всё есть. Там есть своя фауна действительно. И это здорово всем им помогло, пока там не было людей. Но когда там людей много, ну, правда, парк надо ремонтировать. Тут ничего не сделаешь. Понятно, что у тебя колоссальный поток людей, и нужно это поддерживать.

Л. Аникина― А есть какие-нибудь профессиональные легенды, связанные с этим местом? Ведь всё-таки мне кажется, что когда происходит что-то большое и серьезное, особенно связанное с местом историческим, всегда возникают локальные байки, которые не выходят за пределы коллектива рабочего, но напрямую с ним связаны.

С. Кузнецов― Ну, слушайте, у нас очень много баек с тем, что нельзя рассказывать. Поэтому я не могу даже поделиться с вами. Они не зря не вышли за пределы коллектива, потому что это большая ответственность. Но мы там провели, конечно, это целая жизнь была прожита в этом парке за годы стройки. И там, конечно, чего только не случалось. С набережной была очень сложная часть работы, потому что там тоже инженерка, коллекторы. Там же сразу была идея сделать два пандуса, спускающихся. Потом пришлось делать лестницы, потому что чтобы сделать пандус надо было опять там что-то перекладывать. Ну, то есть такие профессионального плана вещи там происходили всегда, как сделать… Что мост мы никак не могли снять опалубку, потому что уже когда он был отлит, выяснилось, что есть проблемы с расчетами. Ну, не проблемы, а пробелы, скажем, в расчётах, которые там экспертиза установила, и пока их восполнили, нельзя было там снять опалубку, потому что реально были подозрения, что он может там, не знаю, там упасть, треснуть. Ну, всё не оправдалось, конечно же. Мы видим, мост стоит, никогда не падает. Он очень прочный. С ним все в порядке. Но какие-то вещи… То есть, скажем так, то, что связано с тем, что много уникального. Да? То, что делается в первый раз не то, что в стране, а в мире. И есть постоянная практика, когда вещь сравнивают с аналогами. Да? И когда тестируют не объект, еще не построенный или только что построенный, а берут показатели с объекта-аналога и говорят, слушай, там есть такие-то проблемы. Давайте подумаем об этом, чтоб таких проблем не было здесь. Так здесь не было ни аналога ни стеклянной коры, ни парящего моста, ни ледяной пещеры никогда не было создано. Это всё абсолютно заново сделанные вещи. Поэтому всегда была сложность, что не на чем проверить. Нет аналогов. Нет ещё опыта этого. Да, мы первый раз этот опыт создаем. Понятно, что мы вынуждены рисковать в чём-то. Были вещи, когда из-за нормативов, я помню, что, например, в какой-то момент сделали очень… там из-за того, что сложная инженерия, а у парка… а у него же нет. То есть у любого здания… Парк – это вообще просто… кроме того, что это зелёная поверхность, это же сооружение 70 тысяч – внимание! – квадратных метров. То есть там огромное количество просто объёма – да? – строительного. Ну, филармония и подземные сооружения. И вопрос был один из ключевых инженерных, у любого здания есть крыша. На крыше куча инженерных… там всякие градирования, выходы на кровлю там эвакуационные всякие там выпуски коллекторов, стояков и прочей, прочей, прочей фигни, которые на крыше любого здания, как правило, есть. Торчат всякие антенны, всякие штуки. Бывает, что нужна крыша. Вот, например, в художественной гимнастике, в центре, который у нас вчера получил приз, у него крыша такая волнистая в Лужниках. На крыше нет ничего. Это важная часть концепции, что на крыше ничего не было, но за ней есть фасады. Поэтому всё, что должно было торчать на крыше, выведена на фасады, замаскирована. Но есть поверхность, куда было вывести. У парка фасадов нет. Он закопан в землю. Да? И у него единственная поверхность – это крыша, куда можно было вывести. И это была, честно говоря, инженерно, проектно самая большая проблема, которую пришлось решать, как справиться вот с этой всей инженерной инфраструктурой, которая не должна портить вид парка, потому что у нас нет места, куда вывести. Поэтому была придумана так называемая северная галерея, которую сейчас сделали, кстати, арт-пространством, куда выходит много инженерии. То есть это большой канал под землей, накрытый решеткой. Сверху Вы ничего не видите, но туда выходит куча всяких выпусков и разные штуковины, чтобы их как бы замаскировать. Но что-то туда выпустить не удалось. Поэтому это всё повыходило наверх в виде разных там шахт и всяких штуковин. И по нашим нормативам, к сожалению, они должны были все торчать над землей, но так, как любой норматив придумали люди, а люди совершают ошибки, значит, люди могут же его и отменить, там были тоже… Опять к вопросу, история очередная, которая кончается, пришёл Сергей Семёнович и всё решил. На самом деле это не шутка. Это правда так. Он когда приехал, увидел все эти торчащие штуки и говорит: «Это что за фигня?» Я ему говорю: «Сергей Семенович, видите, это, правда, фигня. Вот мы бились-бились, но не экспертиза, никто…» Ну, то есть, условно говоря, никто не берет на себя ответственность, чтобы этого не строить. Это, конечно же, уродство и делать нельзя, но, блин, к сожалению, нормативы говорят о том, что надо. И он сказал окей, я буду тот человек, который возьмет на себя ответственность. Убирайте. Сразу же те, кто ответственен за нормативы, нашли как описать специальными условиями и прочее, чтобы так можно было сделать. Это была то же история. Это всё торчало. Парк выглядел как лес всяких шахт, торчащих на 2-3 метра в высоту. Последнюю из них я сам уже лично, пользуясь примером Сергея Семеновича, когда у нас были выходы из диспетчерской, есть тоже диспетчерская Мосводоканала, по-моему, которая под парком, одно из сооружений находится, им нужны были выходы, которые выглядели примерно как такие фашисты бункеры из игры «Doom». Или как там называлась популярная стрелялка? Такие бетонная штуки. И их тоже уже успели сделать. И все-таки много всего, и… Приезжаю, говорят, мы это что… Ну-ка, дайте проект. Разве у нас так было? Смотрим. В итоге в какой-то из НРЗБ проекта, потому что была куча документации, экспертиз. То есть всегда где-то менялись, на коленке правили, потому что всё это там на сроках. В общем, был элемент некой неразберихи. Пропустили, короче, мы эти выходы. И по месту было решать. И тоже вот один уже был построен, его убирали. 2-й построен не был. Просто… Удалось его просто договориться, чтобы его не строить. Ну, то есть вот таких историй там была просто тьма. Мы долго решали в проекте убрать вот эти ТП, которые остались от гостиницы «Россия», которые сейчас облицованы нержавейкой такой мятой и всем очень нравится, все думают, что это чуть ли не арт-объект, который стоит в парке и добавляет ему дизайна. На самом деле это была большая проблема, потому что я бился реально с 15-го года, два года ходил, околачивал пороги инстанций, чтобы их убрать. Но пока мы собрали все согласования, мы поняли, что уже по времени мы… не получается. И уже многое построено. Много теперь переделок придется делать. Хотя как раз мы только собрали документы, чтобы можно было от них избавиться. И в итоге решили, что придётся их оставлять. А надо было придумать… Их не было ни в проекте, нигде. Мы всегда исходили из того, что мы добьемся, чтобы их убрали. Поэтому на этом месте должен быть ландшафт. В итоге за месяц, – да? – когда мы поняли, что всё, поезд ушёл, мы не успеваем. Ничего не поделаешь. Вот было придуман на ходу решение просто сделать это из нержавеющей стали, причём потом это стало модным решением, которые встречаются в Москве ещё в каких-то местах, потому что его просто стали копировать, настолько всем понравилось, как это в итоге решено.

Парк – сложнейшая история, которая требует там водоснабжения, канализации, вентиляции, жизнеобеспечения. И там этого очень много безусловно. Это нам очень мешало делать ландшафт, где бы вы находились, вам бы это не резало глаз и не раздражало, и не препятствовало бы там гулянию, вот это была проблема. Понятно, что этого очень много, причем относится не только к парку, но и к сооружениям всяким, которые вроде не парк, но они имеют здесь свои надобности определенные, которые должны быть реализованы через инфраструктуру парка. Я думаю, что это самое, наверное, вскопанное, изрытое и застроенное, если брать вглубь, вместо Москвы. И на этом на всём сделать, посадить сверху, ещё раз говорю, это не просто благоустройство, а это сооружение, потому что там есть и парковка, и филармония, и куча павильонов, всё это приземлить и сделать сверху ландшафт, не просто газон, а серьёзно реально парк с большими деревьями, там кустарниками и этим насосным климатом, и парком камней, там мхов, лишайников и всего-всего вот этого, это, конечно, я до сих пор не понимаю, как вообще мы это сделали. Я, честно сказать, если бы мне предложили еще раз вести проект такого плана, я реально бы не взялся, потому что это… Вот у меня пятно на голове, это реальное маленькое «Зарядье». Я его получил на «Зарядье», на парке. Это мне на всю жизнь осталась память об этом проекте.

Л. Аникина― А какие-то самые любимые части у Вас там есть? То, чем особенно гордитесь, особенно нравится?

С. Кузнецов― Ну, я регулярно бываю часто. Ну, да. Я даже не знаю, как выделить. Для меня это настолько стало родным местом, просто частью меня. Ну, черт его знает. Не могу я ничего выделить. Это я всегда обязательно стараюсь зайти на мост, там полазить по этим холмам, под кору там забраться, посмотреть. Но это всё какой-то… превратилось у меня уже, как ты ходишь и как, я не знаю, то есть общаешься со своим детищем, где важно, как он, что развивается, как он себя чувствует. И очень сложно что-то выделить.

Л. Аникина― А возникают какие-то идеи, чтобы что-то переделать, добавить?

С. Кузнецов― Именно мне хочется, например, там есть вещи, которые, к сожалению, были не до конца выполненные там проектные, которые хочется все-таки доделать. И никак мы доделать этого там местами не можем. Там где-то там, не знаю, грунта подсыпать, там газон по-другому там вывести. Это в принципе не сказать, что кто-то сильно это может увидеть и распознать. Но есть такие вещи, конечно. Они не связаны, что переделать. Они связаны с тем, что это просто ты видишь несовершенства, о которых в основном люди не знают, потому что они увидели продукт, сказали: «О! Вау! Ничего себе! Обалдеть можно!» А ты знаешь, как должно было быть и смотришь на это, думаешь: «Да, вот здесь бы там доделать, что-то досовершенствовать». Но я думаю, что постепенно можно всё это будет… То есть есть такие вещи безусловно. Просто сейчас не хочется рассказывать, чтобы просто не наводить, что называется, слепого на тумбочку. То есть сейчас всё нормально. Все считают, что это окей. А ты сейчас скажешь: «А вот здесь должно было быть лучше». И все: «Вот! Ничего себе! Неправильно сделали!» А там есть объективно вещи, которые надо сделать лучше. Но нет, в целом ничего. Я считаю, это законченное произведение, абсолютно самодостаточное и гармоничное. И там есть место, скажем, временным вещам, которые регулярно происходят, там уличное там искусство. То есть это предусмотрено всё, в порядке с ним. Он хорошо выдерживает. Он для этого создан. Но то, что сделано в ландшафте и в стройке, я считаю, что тут вопрос только подтягивания мест, где просело качество в силу сложности проекта, скорости его реализации, ну, обычных факторов, которые на стройке у нас в России часто бывают. Там есть, что ещё подшлифовать, починить. Но это, честно говоря, есть на любом объекте, между нами говоря, тем более на таком сложном. И всё-таки надо сказать, что не взирая на все сложности, там те, кто над парком работали, и строители, и архитекторы, инженеры, на мой взгляд, уровень реализации всё равно очень крутой при том, что как всё в мире неидеально, несовершенно, но понимать через какое количество сложностей пришлось пройти… Я всегда умиляюсь комментариям, не знаю, в соцсетях, когда люди пишут: «А что такого? Подумаешь, позвали американских архитекторов, сделали проект. А что здесь такого выдающегося?» Это, конечно, то, что меня всегда… Думаю: «Господи, этих людей надо поставить в этот проект и предложить им сделать типа то же самое». То есть понятно, что это дичайшее упрощение, которое просто невозможно действительно пройти через всю эту и сложность, и организационные публичное политические там и строительные, инженерные, когда это всё вместе. То есть сейчас, оглядываясь назад, есть проекты, знаешь, которые типа там Панамского канала, – да? – что… которые, выяснилось, что настолько сложны и чудовищны, что когда проект завершается, все, кто участвовал, говорят, слушайте, была гигантская ошибка, что мы в него входили. Если бы знать, мы бы никогда на него не пошли. То есть я… Так про парк сказать нельзя. Я всё равно считаю, надо было на это идти и делать. Это крайне важно. Но это прям для меня это такой… Как вот ребёнок в муках рождается. Для меня это в данном случае это новая русская архитектура, которая родилась в муках на этом проекте, но она родилась, есть, растет, развивается. Но как человек и там мать должны пройти через боль, чтобы дать новую жизнь, вот здесь мы тоже прошли через боль, чтобы дать новую жизнь, на мой взгляд, не только одному проекту, а вообще очень важному направлению в нашей отечественной архитектуре. И мы когда занимались, меня позвали консультировать Госдуму, вот с Вячеславом Володиным мы занимались, он меня пригласил там по залам делать реконструкцию, он сказал, что помни, что, говорит, после того, как возник парк «Зарядье», мы не можем себе позволить сделать плохие проекты в России, потому что теперь есть такой пример, который заставляет нас делать… Я считаю это на самом деле, ну, может быть, очень пафосное высказывание, но я считаю, в нем очень реально много правды, потому что такие проекты и важны. Они задают уровень, планку. И они показывают, что это можно сделать. Поэтому все разговоры, что знаете, ой, это сложно вот в наших условиях, у нас климат, тут у нас нормы, тут у нас бюрократия, тут у нас то, тут у нас сё. Поэтому плохо получилось. Такие проекты важны, чтобы, знаете, сказать, вот есть пример, когда получилось. Поэтому нет, давайте уберём отговорки и будем просто заниматься делом.

Л. Аникина― Спасибо. Это был главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. И я Лиза Аникина. Всего доброго!

Более подробно обо всех изменениях в районе вы можете узнать на официальном портале Мэра и Правительства Москвы (mos.ru)

Парк «Зарядье» — сколько стоит вход: режим работы, как проехать, где находится

«Зарядье» — первый новый крупный парк в столице за последние почти 70 лет. Его масштабы и сложность инженерных решений поражают. Площадь объектов парка составляет почти 78 тыс. кв. метров, из них 25,2 тыс. «квадратов» займет многофункциональный концертный зал. В «Зарядье» также построена подземная парковка на 430 машин.

Главной особенностью парка стало то, что все его объекты «спрятаны» под ландшафтом. При этом зеленое пространство «Зарядья» не будет однообразным — всю территорию парка разделили на четыре климатических зоны: лес, северный ландшафт, степь и заливные луга.

Еще одно достоинство нового парка — живописный вид на Кремль, полюбоваться которым посетители «Зарядья» смогут с «парящего моста» над Москвой-рекой. После прогулки в парке можно развлечься на аттракционах — покататься на «Машине времени» или отправиться в «Полет над Россией».

Режим работы: с 10 часов утра и до 21 часа. Добраться до парка можно на личном автотранспорте, наземном и подземном общественном транспорте.

Сообщается, что парк «Зарядье» меняет свой график работы с 14-го сентября, после того, как вандалы повредили ценные и редкостные растения и разбили стеклянный купол и окно медиацентра.

Парк открывался девятого сентября в честь празднования 870-й годовщины Москвы, а посетители смоги посещать парк бесплатно с 11-го числа. Но к концу дня работники парка обнаружили, что посетители вытоптали траву и много растений и цветов в парке. Кроме того, сотрудники парка «Зарядье» рассказали, что много людей, посещающих парк, выкапывали цветы и растение «на память», а ведь некоторые из этих растений были занесены в Красную книгу РФ.

Директор парка «Зарядье» Павел Трехлеб сообщил, что с 18-го сентября в парке начались восстановительные работы. Для посетителей вход будет возможным по понедельникам с 14:00 часов, а в остальные дни с 10:00 утра и до 22:00 вечера. В 21:00 посетители смогут зайти в парк, а павильоны будут открытыми до 22:00. Вход бесплатный.

Также, директор парка «Зарядье» призвал всех беречь природу и быть более внимательными к деревьям, растениям и цветам, которых растут в «Зарядье».

одно из лучших мест в мире

Парк «Зарядье» — один из новых символов города, уже завоевавший международное признание. Расположенный в самом центре Москвы, в двух шагах от Кремля, он воссоздает различные пейзажи России. Его плавучий мост уже стал одной из главных туристических достопримечательностей города. Но в парке также есть выставки, концертные залы и отреставрированные исторические здания. В парке «Зарядье» вас ждет много сюрпризов.

https://www.mos.ru/

Я собираюсь поговорить о …

0. Парк Зарядье в Москве, первый общественный парк за 50 лет

В Москве много фантастических парков, таких как Горького. Парк, Парк ВДНХ, Коломенское, Парк Победы или Царицыно.

Но самый современный парк Москвы, официально открытый в 2017 году, — это парк «Зарядье», расположенный рядом с Красной площадью и рядом с Москвой-рекой. Это был первый новый общественный парк за 50 лет и стоил около 480 миллионов долларов.

В 2018 году журнал Time включил этот парк в список лучших мест мира.В этой статье вы увидите, почему. Парк также получил несколько международных наград.

Парк воссоздает различные пейзажи России и заканчивается плавучим мостом через Москву-реку, с которого открывается впечатляющий вид на Москву и памятники на Красной площади.

Вход в парк и посещение его плавучего моста бесплатные, хотя есть выставки и павильоны, за которые нужно платить.

В этой статье я расскажу, что посмотреть в этом сказочном парке, который вы обязательно посетите, если окажетесь в Москве.

1. Захватывающая история парка «Зарядье»

Многие задают себе вопрос, что было раньше на этом большом центральном участке земли. Что ж, история немного сумасшедшая.

На этом земельном участке раньше находился исторический район Зарядье, снесенный Сталиным, чтобы построить административное здание Зарядье, которое должно было стать восьмым из Семи сестер или сталинских небоскребов в Москве, построенных в сороковых и пятидесятых годах прошлого века. .

Скорее всего, небоскреб «Зарядье» затмил бы окружавший его знаменитый градостроительно-архитектурный комплекс. На этом фото вы видите эскизный план небоскреба на заднем плане, за собором Василия Блаженного:

Единственной частью этого небоскреба, построенной на фундаменте, был фундамент, на котором в 60-е годы была построена гостиница «Россия». Этот отель был самым большим в мире до появления в Лас-Вегасе отеля Excalibur в 1990 году. «Россия» открылась в 1967 году и была закрыта в 2006 году.

Гостиница «Россия», принадлежащая правительству России, была снесена, и в течение нескольких лет занимаемая ею земля была огорожена под застройку. В 2012 году российские власти приняли решение открыть на этом месте парк, который задумывался как новое общественное пространство, призванное заполнить прежнюю пустоту не только в физическом, но и в символическом смысле.

Открытый в 2017 году парк «Зарядье» сегодня представляет собой ландшафтно-развлекательное и образовательное пространство, занимающее около 13 гектаров в самом центре Москвы.

Решение о строительстве парка и его реализация были непростыми, так как здесь планировалось построить гостиницы, большой бизнес-центр или парламентский комплекс.

Он был официально открыт президентом России Владимиром Путиным и мэром Москвы Сергеем Собяниным в день 870-летия города. Ожидается, что его ежегодно посещают 10 миллионов человек. Это число увеличилось до 15.

Парк «Зарядье» был задуман и разработан различными архитектурными бюро на основе международного конкурса с большим количеством заявителей.Победителями стали американское бюро Diller Scofidio + Renfrom (спроектировавшее парк Хай-Лайн в Нью-Йорке) вместе с Hargreaves Associates и Citymakers.

2. Практическая информация для организации визита

2.1. Расположение и доступ

Его расположение непревзойденно, так как он находится рядом с Красной площадью, Кремлем и собором Василия Блаженного, и оттуда вы сможете насладиться прекрасным видом на них.

Парк расположен между улицами Варварка и Москворецкой улицами, Китайгородским пассажем и Москворецкой набережной, рядом с Москвой-рекой.

Ближайшая станция метро Китай-Город, здесь много остановок общественного транспорта, в том числе троллейбусов.

Вот официальная карта парка (PDF), которую я предлагаю вам распечатать, если вы собираетесь ее посетить:

2.2. Часы работы и билеты на выставки

Парк открыт 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Однако закрытые павильонные пространства работают по следующему графику: понедельник, 14:00 — 20:00. и со вторника по воскресенье с 10:00 до 20:00.

То, что вы можете делать на улице, как правило, бесплатно, но деятельность внутри павильонов в основном требует оплаты. В павильонах размещаются музеи, выставки фильмов, выставочные и концертные залы, ледяная пещера и т. Д.

На сайте парка «Зарядье» есть информация о часах работы, ценах на билеты и о том, как купить билеты на мероприятия онлайн. По карте общественного транспорта Тройка действует скидка 5% на билеты в павильоны.

2.3. Рестораны

В самих павильонах есть рестораны, но я рекомендую еще два специализированных изысканных ресторана с собственными помещениями:

Гастрономический центр

Гастрономический центр, очень близко к плавучему мосту, где вы можете отведать фирменные блюда местной кухни. самые разные регионы России.

Ресторан «Восход»

Ресторан «Восход», где можно отведать блюда из бывших советских республик, чьи гастрономические традиции до сих пор высоко ценятся в России. Он сочетает в себе футуристический дизайн с тематикой советской космической программы и космонавтов.

3. Что посмотреть и чем заняться в парке Зарядье

3.1. Зеленые насаждения и ландшафты

Парк выделяется сочетанием зеленых ландшафтов в рельефе, расположенных на разных уровнях, и даже с небольшими холмами.Разница между самой высокой и самой низкой точкой составляет всего 27 метров. В парке насчитывается более 1 000 000 видов растений.

Он был задуман как уникальное место, демонстрирующее природное разнообразие России и ее различные климатические и географические районы:

  • Смешанный лес с хвойными и лиственными деревьями с дубами, березами или кленами в окружении елей. Это воссоздание южной тайги .
  • Степь , с зерновыми и цветущими травами из умеренных зон.
  • Тундра или северные ландшафты с мхами, лишайниками и небольшими деревьями, типичная растительность арктических земель.
  • Пойма или луг с полевыми цветами.
  • Есть также березовая роща и пруды украшенные водными растениями и прибрежной растительностью, типичной для Подмосковья.

3.2. Плавучий мост через Москву-реку

Самая известная достопримечательность этого парка — плавучий мост через Москву-реку, имеющий форму буквы «V» или бумеранга.Он возвышается на 15 метров над водой и имеет длину 244,4 метра. Москвичи называют его «недостроенным мостом» из-за его формы.

Отсюда вы можете насладиться бесподобным панорамным видом на Кремль, собор Василия Блаженного или жилой дом на Котельнической набережной, первый из семи сестер Сталина, построенный в 1952 году на высоте 176 метров. Доступ бесплатный. Это идеальное место для селфи.

Говорят, это единственное место, откуда можно увидеть все 5 красных звезд Кремля одновременно.

Прямо под плавучим мостом находится Москворецкая набережная, идеальное место для круиза по Москве-реке. Подземный переход соединяет его прямо с парком.

3.3. Павильоны и выставки

Но парк «Зарядье» — это не только парк зеленых насаждений; Здесь также расположены современные павильоны и выставки, которые отличаются смелой современной архитектурой. Некоторые из них скрыты под зелеными насаждениями и образуют подземные сооружения.

В парке есть места для обучения и отдыха, оснащенные новейшими технологиями и цифровыми средствами массовой информации.

Купольный павильон

У входа в парк со стороны Красной площади находится Купольный павильон, который служит информационным центром. Это куполообразная металлическая конструкция. Его внутренние стены покрыты плиткой с QR-кодом, в которой хранится информация о проекте и множество интересных фактов об историческом районе Зарядье. Он также содержит модель парка.Вход свободный.

Павильон медиацентра

Рядом с купольным павильоном находится павильон медиацентра. Внутри этого павильона вы можете насладиться Time Machine, фильмом в интерактивной комнате. Изображения проецируются на впечатляющий широкий экран, и здесь вы узнаете об истории Москвы с древнейших времен до наших дней. Билеты: от 490 до 655 рублей (будни / выходные).

В другом из залов можно увидеть «Полет над Москвой» и «Полет над Россией» .С вращающегося кресла можно испытать ощущение настоящего полета и увидеть потрясающие виды на город, его архитектуру, памятники, национальные парки, легендарные русские пейзажи и т. Д. Стоимость билетов: от 690 до 850 рублей (рабочие дни / выходные).

Ледяная пещера

Ледяная пещера дает возможность отправиться в мир снега и льда и ощутить мощь и величие природного мира севера. Температура воздуха круглый год от -4 до -9 градусов.Площадь поверхности 750 м² и 70 тонн замороженной воды. Если вы не тепло одеты, платки можно взять напрокат за 300 рублей. Билеты в Пещеру: от 190 до 300 рублей (будни / выходные).

Природный центр

Природный центр — второй по величине павильон площадью 3 300 м². Он включает посещение Флорариума, экспериментальной оранжереи тропических растений, которая позволяет вести сельское хозяйство без почвы, в воздухе или в тумане. То есть растения, растущие без почвы.Системы климат-контроля поддерживают необходимую влажность, температуру воздуха и освещение. Билеты: от 190 до 250 рублей (будни / выходные).

Подземный археологический музей

Подземный археологический музей представляет археологические и этнографические объекты из Китайгородского и Зарядья, такие как белокаменные ядра, монеты, изразцы, старинную русскую обувь, таможенные печати древней Западной Европы и России. и др.

Кроме того, вы найдете фрагмент 16 -го вв.стена реконструирована во второй половине 20 г. г. вв. так как музей построен вокруг фундамента Китайгородской стены, части крепостной стены с богатой историей.

Находится в подземном переходе от парка до Москворецкой набережной. Билеты: от 190 до 250 рублей (будни / выходные).

3.4. Концертные залы и мероприятия

Помимо павильонов, в этом парке есть еще два впечатляющих концертных зала, один закрытый и один открытый:

Концертный зал «Зарядье»

Концертный зал «Зарядье» — современный музыкальный объект с одним из лучших Акустические конструкции в мире создал японец Ясухиса Тойота.Многофункциональное пространство в двух залах филармонии, один на 1560 мест, а другой — на 400 мест. Здание выглядит так, как будто оно «выкопано» в искусственном холме.

https://www.mos.ru/

Большой амфитеатр

Большой амфитеатр расположен на открытом воздухе и соединен подземными переходами с концертным залом «Зарядье». Очень гармонирует с природным ландшафтом парка. Он вмещает около 1500 человек, которые смотрят концерты или фильмы.

Амфитеатр и Концертный зал имеют ослепительную стеклянную крышу-фасад-крышу , последнее архитектурное чудо.Это полупрозрачная конструкция, способная поддерживать комфортную температуру и зимой. Он занимает площадь 8 500 квадратных метров.

3.5. Исторические памятники: музеи, церкви и монастыри

Наконец, в парке можно также посетить два очень интересных музея на улице Варварка:

  • Палаты бояр Романовых, исторический памятник архитектуры 15 -го и 17 -го века, и место рождения первого правителя династии: царя Михаила Федоровича.В палатах находится музей патриархального уклада московского дворянства второй половины XVII века. Билеты: 500 руб.

  • Старый английский двор, памятник архитектуры пятнадцатого века, в котором находится музей торговых отношений между Англией и Россией с шестнадцатого по семнадцатый век. Билеты: 250 руб.

Помимо музеев, вы также можете посетить несколько церквей с богатой историей, например, церковь Зачатия Св.Анны, церковь Святой великомученицы Варвары, церковь Святого Георгия Победоносца или собор и колокольня Знаменского монастыря.

Все эти церкви расположены на улице Варварка, за исключением церкви Зачатия Святой Анны (фото внизу), которая находится у Москвы-реки (угол Китайгородского проезда).

Спасибо, что прочитали меня. Если вы нашли эту статью полезной, вы можете помочь мне, поделившись ею в Facebook или Twitter

В новом московском парке скалистое начало

МОСКВА. В минувшие выходные с большой помпой открылся великолепный парк «Зарядье», несмотря на то, что он был недостроен. Отметить это событие помогли президент Владимир Путин и мэр Москвы, приуроченный к 870-летию российской столицы.

Однако

дней спустя время работы парка было резко сокращено, после сообщения о том, что стеклянный купол был разбит, тысячи цветов были уничтожены и даже редкие растения были выкопаны и уничтожены. Мэрия сразу же заявила о «реставрационных» работах.

Это был последний повод для дебатов вокруг шикарного ландшафтного парка, который был построен в историческом центре Москвы на давно пустующем месте монолитной гостиницы «Россия» за сногсшибательную цену в 14 миллиардов рублей (245 миллионов долларов) за двухлетний период. рецессия.

Критики давно сомневаются в цене и отсутствии «русскости», не говоря уже о драматическом ремонте района в самом сердце исторической Москвы, хотя он также получил высокую оценку со стороны российских архитекторов.

Парк «Зарядье», спроектированный нью-йоркскими архитекторами Диллером Скофидио и Renfro в соответствии с концепцией «дикой урбанистики», состоит из четырех зон с экзотической флорой, представляющей российские степи, тундру, болота и леса.

Здесь есть зал филармонии, смотровая площадка или «плавучий мост», который выступает над Москвой-рекой, амфитеатр и ботанический сад на холме под стеклянным куполом.На фоне московских луковичных куполов и мешанины царской и советской архитектуры модернистский ландшафт парка представляет собой разительный контраст, который был бы уместен в центре Лондона, в центре Манхэттена или рядом со знаменитым берлинским Тиргартеном.

«Это типологически беспрецедентный объект. Нигде в мире нет ничего подобного. И это само по себе чудо для профессионала», — заявил Русской службе Радио Свобода известный российский архитектор Евгений Асс. «Во-вторых, это качественная работа.Не знаю, как он будет развиваться, но пока он выглядит как очень хорошо сделанный проект ».

Вид на беседки в парке Зарядье у Московского Кремля.

Парк — последнее дополнение к городу, который кардинально изменился при мэре Сергея Собянине. Некогда вездесущие киоски убрали с улиц. Общественные места, такие как легендарный Парк Горького, из мрачных и советских превратились в модные и новые, посещаемые как туристами, так и местными жителями. В центре были расширены тротуары, некоторые улицы стали более удобными для пешеходов, введена платная парковка под строгим контролем.

Некоторые, например, журналистка Юлия Латынина, приветствовали изменения как превращение Москвы из «большой азиатской деревни в вполне приличную европейскую столицу».

Многие, однако, ощетинились постоянными дорожными работами и большими пробками и говорят, что мэрия не консультировалась с жителями, прежде чем вносить огромные изменения.

Кирилл Мартынов, политический редактор независимой «Новой газеты», отразил и другие критические замечания по поводу ценника, который изначально планировался в несколько раз меньше.

«Этот парк был спроектирован до того, как мы стали« великой геополитической державой », до 2014 года», — иронично сказал Мартынов в эфире «Эхо Москвы» 14 сентября. Это была ссылка на конфронтацию Кремля с Западом из-за Украины, период, когда совпало с резким спадом в российской экономике на фоне санкций и падением мировых цен на нефть, основной экспорт России.

«Доллар тогда стоил 35 рублей, и в целом все было как-то спокойнее, нефть была дороже.Мы с уверенностью смотрели в будущее », — сказал Мартынов.« Сейчас эти расходы на парк и все эти мхи выглядят просто странно. Доходы населения падают четыре года подряд, а вот, представьте, в Москву завезли какие-то экзотические лишайники ».

Растоптанные цветы

Как только парк был открыт для публики 11 сентября, на него спустились толпы людей, и посетители сворачивали с дорожек на недавно уложенный газон, несмотря на знаки с просьбой не делать этого.

Главный защитник природы Юрий Сафронов 13 сентября сообщил газете «Комсомольская правда», что парк значительно превысил свою вместимость и что люди испортили 10 000 цветов и 30 процентов газона.

He также утверждал , что посетители «выкапывают растения, прячут их в мешки и уходят».

Последний комментарий вызвал возмущение в Интернете, хотя пресс-служба парка быстро дистанцировалась от заявления , назвав его «домыслом» и заявив, что у них нет информации о краже растений.

Национальная гвардия России на дежурстве в парке Зарядье в центре Москвы, 12 сентября.

Многие посетители парка в теплый сентябрьский будний день сказали, что не слышали о шумихе и предполагаемых вандалах.

Остальные высказали критическое мнение. 24-летняя Ксения, юрист, отказавшаяся называть свою фамилию, высмеяла идею о том, что люди крали редкие цветы или топтали их. «Кто ходит по цветам? Никто бы этого не сделал. Я думаю, они поспешили открыть парк, но не были готовы», — сказала она, прогуливаясь по ботаническим садам парка.

Алик, разговорчивый охранник из южной Астрахани, дежуривший на клумбе под стеклянным куполом, сказал: «Меня здесь не было, но это то место», указав на огород, огороженный тачкой.

«Вот что происходит здесь, в России. Люди не делают этого за границей», — сказал он.

55-летняя Галина, приехавшая в гости к своему сыну из Нижнего Новгорода, сказала, что ей не понравился парк, который, по ее словам, был раскручен по телевидению, но, похоже, еще не закончен. «Я ожидал большего.«Это еще не закончено», — сказала она, указывая на рабочих, раскатывающих коричневый и потрепанный газон у северного входа и выполняющих работы на стеклянной крыше.

Остальные были полны позитива. Две пенсионерки, приехавшие из уральского города Екатеринбурга, любовались панорамой с вершины амфитеатра с видом на собор Василия Блаженного, стены Кремля и горизонт луковичных куполов, уходящих в сторону МИД России.

«Что, ты ждешь, что мы скажем что-нибудь плохое о парке?» — спросила одна из них, отказавшись назвать свое имя.«Я думаю, что это замечательный парк. Я прекрасно провожу время. Я слышал о каком-то вандализме, но не вижу ничего плохого. Посмотрите на этот вид!»

Парк Зарядье: новое экологическое сердце Москвы

В сентябре 2017 года открылся первый новый парк Москвы за более чем 50 лет. Благодаря сотрудничеству компаний Diller Scofidio и Renfro (DSR), Hargreaves Associates и Citymakers, парк «Зарядье» знакомит с четырьмя экологическими зонами России — тундрой, степью, лесом и водно-болотными угодьями в самом сердце Москвы.Эта стратегия «дикого урбанизма» в некоторой степени знакома, поскольку у нее есть общие черты с подходом DSR (с James Corner Field Operations) к широко известной High Line. Оба подхода сочетают в себе беспорядочную экологию с гибкой стратегией мощения, размывая границы посадки и передвижения. Но любые упоминания быстро забываются, когда вы встречаете построенный парк в его необычном контексте.

Парк Зарядье расположен на элитной московской недвижимости. Рядом со знаменитой Красной площадью, Москвой-рекой и Китай-городом, культурным и историческим районом в центре города, этот объект привлекал внимание монументальных архитектурных образов на протяжении всего двадцатого века.Сталин, например, назначил это место для своего восьмого монументального небоскреба, дойдя только до закладки фундамента. В 1960-х годах Хрущев построил бруталистскую гостиницу «Россия», которая оставалась крупнейшей гостиницей в Европе до ее сноса в 2006 году. Затем этот объект был предназначен для коммерческой застройки, однако назначение Сергея Собянина мэром Москвы в 2010 году привело к отказу от этой схемы. .

Смотреть галерею

Парк «Зарядье» расположен на престижной городской территории, примыкающей к Красной площади, по соседству с культурной зоной Китай-города и омываемой Москвой-рекой.

Изображение: Диллер Скофидио и Ренфро

Под руководством предыдущего мэра Юрия Лужкова Москва превратилась в глобальный город за счет привлечения международного капитала и инвестиций. Собянин, избранный после мирового финансового кризиса, стремился сохранить капитал и экспатов, регулировать экономику и обеспечить большую организационную и политическую прозрачность. Пятилетняя программа «Москва — город, комфортный для жизни» была направлена ​​на репозиционирование столицы как удобного города с качественной городской средой. 1 Этими разработками руководствовались новое поколение профессионалов, получивших западное образование (например, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов), открытые конкурсы дизайна и сотрудничество с Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», основанным в 2009 году. как независимый исследовательский институт, специализирующийся на городском проектировании и развитии. Результаты были сосредоточены на преобразовании Москвы в более ориентированный на человека опыт; например, строительство было ограничено в пределах города, открытое пространство улучшено, пешеходные дорожки расширились, улицы стали пешеходными, а парковка была ограничена.Большой новый парк, введенный в эксплуатацию в рамках международного конкурса дизайнеров, на заброшенном месте коммерческой реконструкции, стал главной особенностью стратегии. 2

Пожалуй, самый запоминающийся образ из работы, победившей в конкурсе, — это культовые купола собора Василия Блаженного в форме луковиц, просматриваемые через березовый лес. Это переосмысление собора вдали от его более привычного контекста Красной площади драматически пробуждает амбиции по внедрению лесной экологии во внутреннюю городскую ткань Москвы.Переосмысление знаковой архитектуры в ландшафтной экологии неоднократно происходило по всему парку; красные стены Кремля, просматриваемые через степной пейзаж; монументальный сталинский небоскреб (дом на Котельнической набережной) на живописном болоте; монастырь Знаменитой Богоматери мельком виднелся среди подстриженных растений тундры.

Смотреть галерею

Яркие купола московского собора Василия Блаженного просочились сквозь рощу серебристых берез в новом городском парке «Зарядье».

Изображение: Иван Баан

Многое сделано из впечатляющего моста в форме «летающего бумеранга», который возвышается над Москвой-рекой и предлагает впечатляющие виды на воду и окрестности; однако настоящими героями являются вызывающие воспоминания моменты пейзажа. Достигнутая за счет умелого манипулирования топографией (участок падает более чем на двадцать семь метров), экологией и движением, эта стратегия визуального слияния окружающей архитектуры с ландшафтом не позволяет парку выглядеть как последовательность национальных экологий, как музей или выставка.Они служат постоянным напоминанием о том, что это действительно русский парк.

Зрелость насаждений парка составляет чуть более двух лет. Это результат обширных исследований и навыков в проектировании, поиске и поддержании различных экологических биомов. Посадка рассматривается как постоянный эксперимент, в котором преданный своему делу штат ландшафтных архитекторов, экологов и обширный обслуживающий персонал постоянно следят за успехом видов. Первоначально в парке было посажено 150 видов растений, а сейчас их число увеличилось до 300.Различная глубина почвы и режимы удобрений, полива и ухода за лесами необходимы для поддержания здоровья различных типов лесов, лугов и тундры. Виды уже находятся в движении, и в некоторых частях участка очевидна их преемственность.

Смотреть галерею

Посетители парка могут погрузиться в четыре различных экологических зоны России: тундра, степь, лес и водно-болотные угодья.

Изображение: Иван Баан

На сегодняшний день «Зарядье» посетило более 12 миллионов человек, в том числе впечатляющий миллион за месяц.Большинство приезжает летом, когда в хорошую погоду парк кишит людьми. Однако москвичам потребовалось время, чтобы принять этот новый дикий урбанизм. Петр Кудрявцев из Citymakers подчеркивает, что хотя в Москве обширные просторы, такие парки явно являются культурными. Например, Центральный парк культуры и отдыха имени Горького, отремонтированный в 2011 году, предлагает более 120 гектаров садов и прудов, различных зон отдыха, прогулок на деревьях и неоклассических павильонов. Дальнейшая от центра города реконструкция Выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ) в смесь выставочных павильонов, садов, парков и площадок для выступлений предоставит дополнительные 237 гектаров общественного пространства.

Парк «Зарядье» площадью чуть более 10 гектаров нарушает формальность этих парков, смешивая экологическое с рекреационным, застроенную форму с рельефом, культуру с природой. В холмистую поверхность парка погружены ресторанные павильоны, медиа-центр, музей-заповедник, природный центр, а также 430 парковочных мест. Эта культурная программа представляет собой смесь обучения и развлечений, включает мультимедийный опыт 5D, полет над Россией и ледяную пещеру с эффектом присутствия, а также другие образовательные мероприятия, такие как посещение посольства природного заповедника и выставочные площадки.Концертный зал «Зарядье», построенный на восточной окраине парка, представляет собой крупнейшую архитектурную программу, состоящую из двух концертных залов, вмещающих около 1500 и 400 посетителей каждый. Со стороны парка большая часть здания скрыта под холмом, увенчанным большой кристаллической крышей, открытой с трех сторон. С холма открывается вид на Красную площадь и Кремль. На холме есть крытый амфитеатр на 1500 мест, где проходят выступления на открытом воздухе и бесплатные мероприятия. Например, во время своего визита я стал свидетелем восторженной акции по росписи тарелок для пенсионеров.По словам Кудрявцева, такая деятельность направлена ​​на преодоление социальной изоляции путем объединения людей.

Хрустальная крыша концертного зала «Зарядье» отражает стремление парка обеспечить посетителям круглый год комфортный микроклимат. Холм и корка были сформированы так, чтобы использовать естественную плавучесть теплого воздуха, а крыша обеспечивала обогрев и защиту от ветра. Летом части конструкции можно открывать для улучшения циркуляции воздуха с возможностью запотевания.Микроклиматический потенциал земной коры еще не реализован в полной мере, при этом требуется большее разрешение при озеленении зимнего сада и других климатических деталях.

Смотреть галерею

Вытекающая из холмистого рельефа парка, кристаллическая крыша концертного зала «Зарядье» спроектирована так, чтобы обеспечить комфортный микроклимат в любое время года.

Изображение: Иван Баан

Для правительства Зарядье считается символом современной России — национальной идентичности, представленной через природный и культурный потенциал.То, что такое видение было разработано североамериканскими дизайнерами и достигнуто на особенно низком этапе американо-российских отношений, особенно впечатляет. Я много лет следил за эволюцией дизайна, посещая офис DSR в Нью-Йорке в 2016 году, как раз в тот момент, когда они собирались передать свои доказательства концепции. Тогда они не были уверены, как их схема будет переведена российскими проектировщиками и подрядчиками. Архитектор DSR Брайан Таболт говорит, что в конечном итоге это было «очень позитивное сотрудничество», «движимое местными методами и процессами строительства», но с множеством возможностей для первоначальной команды разработчиков внести «свой вклад в поддержание видения проект.”

Когда я посетил проект в июле 2019 года, я был удивлен качеством парка, который был отмечен многочисленными наградами за дизайн, в первую очередь попаданием в список «Величайших мест мира» Time в 2018 году. Для Hargreaves Associates. ландшафтный архитектор Мэри Маргарет Джонс, то, как парк предлагает «чувство побега из города и возможность исследовать и открывать», является одним из его самых ценных атрибутов. «Это парк для людей, и они его принимают», — говорит она.«Безмерно приятно видеть, как так много людей наслаждаются парком и видеть цветущий пейзаж».

Смотреть галерею

«Летящий» мост в форме бумеранга простирается над Москвой-рекой, открывая обширные панорамы горизонта и окружающей городской ткани.

Изображение: Иван Баан

Критики парка указывают на его значительную стоимость и сомневаются, действительно ли это открытое и демократическое пространство, или же он работает только по вкусу ориентированного на Запад среднего класса. 3 Однако, учитывая доказанную популярность парка, его круглосуточную доступность и пространственную открытость, эти комментарии трудно оправдать. Во многих отношениях парк имеет гораздо более демократичный характер, чем другие современные парки в Австралии, Европе или Северной Америке, включая особенно жестко контролируемую New York High Line. Эта критика может быть применена в более широком смысле к неолиберальной организации Собянина, которую некоторые называют «хипстерским сталинизмом». 4 Хотя парки и улучшенное общественное достояние не могут решить более широкую политическую неудовлетворенность, они могут каким-то образом улучшить качество жизни.Для человека, впервые испытавшего враждебную Москву в мрачные дни 1991 года, знакомство с сегодняшним городом — гораздо более увлекательный и доступный опыт, в котором очевидны возросшая общественная активность и гражданские ценности. Во время этого визита мне даже улыбались в московском метро.

Парк Зарядье от Diller Scofidio + Renfro

Парк «Зарядье» расположен в центре города, в нескольких шагах от собора Василия Блаженного, Красной площади и Кремля, на исторически насыщенном месте, насыщенном коллективным прошлым России и меняющимися чаяниями.Как исторический палимпсест, этот участок площадью 35 акров был заселен еврейским анклавом в 1800-х годах, фундаментом отмененного сталинского небоскреба и гостиницей «Россия» — самой большой гостиницей в Европе до ее сноса в 2007 году. Центральная часть московской недвижимости — охватывающая квартал центра Москвы — оставалась огороженной, поскольку планы Нормана Фостера по расширению ее использования в качестве торгового центра находились в стадии реализации. В 2012 году город Москва и главный архитектор Сергей Кузнецов организовали конкурс проектов по преобразованию этой исторически приватизированной коммерческой территории в общественный парк.Международный консорциум дизайнеров во главе с Diller Scofidio + Renfro (DS + R) с Hargreaves Associates и Citymakers был выбран из девяноста заявок, представляющих 27 разных стран.

Зарядье — первый крупномасштабный парк, построенный в Москве за последние пятьдесят лет, — это общественное пространство, которое не поддается классификации. Это одновременно парк, городская площадь, социальное пространство, культурные удобства и рекреационная арматура. Чтобы достичь этой одновременности, естественные ландшафты накладываются на построенные среды, создавая серию элементарных столкновений между естественным и искусственным, городским и сельским, внутренним и внешним.Переплетение ландшафта и хард-пейзажа создает «дикий урбанизм», представляя новое предложение, дополняющее исторически формальные симметричные парковые пространства Москвы. Характерные элементы исторического района Китай-города и мощеная брусчатка Красной площади сочетаются с пышными садами Кремля, образуя новый городской и зеленый парк.

Изготовленная на заказ система мощения камнем соединяет воедино твердый пейзаж и пейзаж, создавая смесь, а не границы, побуждая посетителей свободно блуждать.Парк «Зарядье» — недостающее звено, завершающее собрание всемирно известных памятников и городских районов, образующих центр Москвы. Проходя между углами парка, посетители встречают террасы, воссоздающие и прославляющие четыре разнообразных региональных ландшафта России: тундру, степь, лес и заболоченные земли. Эти зоны организованы в виде террас, спускающихся с северо-востока на юго-запад, причем каждый слой перекрывает следующий, образуя в общей сложности 14 000 квадратных метров закрытых запрограммированных пространств, интегрированных в ландшафт: природа и архитектура действуют как одно целое.Посетители могут полюбоваться видом на реку на высоте 70 метров над Москвой-рекой, медиацентром, природным центром, рестораном, рынком, двумя амфитеатрами и концертным залом филармонии (завершение строительства запланировано на весну 2018 г.)

Секционное наложение также способствует расширенному микроклимату, который стремится продлить типичный короткий сезон в парке. Эти стратегии пассивного контроля климата включали калибровку типографии одного из ландшафтных холмов парка и стеклянной корки амфитеатра, чтобы максимально использовать естественную плавучесть теплого воздуха.В результате ветер минимизируется, растения дольше остаются зелеными, а температура постепенно повышается по мере того, как посетители поднимаются по склону. Более теплый воздух сохраняется в холодные месяцы, в то время как летом моторизованные стеклянные панели открываются, чтобы отводить тепло через крышу. Эти природные зоны представляют собой места для собраний, отдыха и наблюдений вместе с площадками для выступлений и закрытыми культурными павильонами. В дополнение к этим запрограммированным направлениям, серия обзорных точек обеспечивает рамку для городского пейзажа, чтобы заново открыть его для себя.Опыт каждого посетителя создается для них индивидуально.

SOFT POWER В МОСКВЕ | Журнал ландшафтной архитектуры

Обширный парк у подножия Кремля помог провести ряд революционных улучшений в российской столице.

В парке Зарядье в центре Москвы шествие евразийских берез, трав и кустарников спускается с холма из инкрустированного стеклом амфитеатра под открытым небом, который возвышается над новым залом филармонии, обрамляя фотогеничные виды на разноцветные купола храма Василия Блаженного.Зеленая местность парка переходит в крыши пяти павильонов с зубчатыми краями, в которых находятся ботанический сад, образовательный центр, ресторанный дворик и кинозал, в котором показывают захватывающий трехмерный фильм о российской истории. Парк площадью 32 акра простирается до края Красной площади и даже добавляет 11 квадратных футов к площади, обнаруженной во время раскопок. Павильоны с их покрытыми растительностью крышами и большая часть территории парка расположены на подземном гараже на 430 машиномест. Чтобы сохранить целостность ландшафта, наверху установлена ​​геоячейковая система стабилизации грунта, закрепляющая гранитную брусчатку на пешеходных дорожках, которые тянутся к изогнутому бумеранговому фасаду, который консольно нависает над Москвой-рекой.Здесь посетители всех возрастов и групп навязчиво фотографируют себя на фоне Кремля и Дома Котельнической набережной, одного из сталинских высоток, определяющих горизонт Москвы.

Парк «Зарядье» — это развлекательный ландшафт, задуманный как эффектное место, особая достопримечательность и бесплатное общественное пространство — термин, который, по мнению российских архитекторов, почти не имел прецедента в языке до того, как серия слияний привела к созданию парка. Анна Камышан, украинский архитектор из офиса «Проект Меганом», сказала мне: «На постсоветском пространстве это непросто, потому что [до этого парка общественное пространство] не было даже словом.«Меганом» выиграл конкурс на генеральный план набережной Москвы. «Как будто есть два разных варианта называть публичным пространством: один действительно похож на английский: publichniya, , который« public », или obshchestina, еще , имеющих контекст« социального ». Итак, что такое публичное пространство как концепция на самом деле не разработана и не совсем продумана в области теории. Еще одна вещь, которая существует на русском языке, — это благоустройства, , которое вы бы назвали по-английски «улучшением».«В основном это тротуар и зелень, а также добавление некоторых областей, таких как детские площадки и т. Д. Но [это слово] не о стратегии и вовсе не о людях: речь идет о материальных вещах ».

Разработанный американской командой Diller Scofidio + Renfro совместно с Hargreaves Associates и московской консалтинговой компанией Citymakers, парк «Зарядье» завершает монументальный девятилетний проект по преобразованию ландшафта Москвы с использованием нового набора методологий городского дизайна и технических решений. опыт, чтобы разрядить политику создания свободного и открытого общественного пространства в городе.Приняв прагматичный, исследовательский и умышленно технократический подход к работе с правительством, ландшафтные архитекторы, архитекторы и урбанисты проникли в городское правительство, внося радикальные улучшения в городские пейзажи, парки и площади и вмешиваясь в политическую систему, обычно считающуюся Запад как диктатура.

«Есть что-то в том факте, что это публичная сфера», — сказала Мэри Маргарет Джонс, FASLA, президент и старший директор Hargreaves.«Люди пытались спросить нас о политике этого. Никакой политики в этом не было. Это действительно было о создании публичного царства. В каждом из нас, как в людях, есть что-то, что нас объединяет, что мы хотим природы и чтобы природа была в городе и в общественной сфере, свободной и открытой — то, что все любят. Когда вы там, все, что вы чувствуете, — это чувство радости «.

Конечно, проект далеко не аполитичный. С момента официального объявления тогдашний премьер-министр Владимир Путин и мэр Москвы Сергей Собянин представили идею парка как свое личное детище.20 января 2012 года они предстали перед телекамерами, прогуливаясь по неспокойному месту у Москвы-реки. Хрущевская гостиница «Россия» на 3000 номеров, в которой бюрократы посещали Кремль с 1967 года, была снесена в 2006 году, оставив лишь груду обломков. Предшественник Собянина на посту мэра Юрий Лужков сдал землю в аренду девелоперской компании, которая имела тесные связи с его женой, которая поручила Норману Фостеру спроектировать там гостинично-развлекательный комплекс на 2000 номеров за 800 миллионов долларов в соответствии с текущим духом. олигархической постсоветской капиталистической экспансии.Но после того, как договор аренды был аннулирован в суде, проект так и не прошел стадию сноса. Затем в 2011 году тогдашний президент Дмитрий Медведев высказал идею переноса российского парламента на это место. Этот план тоже так и не был реализован. Наконец, в 2012 году, словно просто вынашивая гениальную идею вживую перед телекамерами, Путин сделал заявление: «Почему бы не превратить руины« России »в парк?»

Просто, правда? Последовал мучительный, иногда героический процесс: конкурс идей в начале 2012 года, проводимый Союзом архитекторов России, завершился безрезультатно; Во втором конкурсе дизайна, проведенном в следующем году КБ «Стрелка», подразделение Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», победивший дизайн был вручен компаниям Diller Scofidio + Renfro, Hargreaves и Citymakers.Обвал рубля после вторжения России в Украину в 2014 году приостановил строительство парка; затем, когда через год началось строительство, его стоимость в 190 миллионов долларов выросла как минимум на четверть, даже с учетом модернизации и закупок в основном из России. Тем временем, однако, произошло нечто поистине волшебное. Концепция общественного пространства, которая была основной ценностью проекта, привела к смене парадигмы, которая принесла гораздо больше, чем просто парк.

Вид с воздуха показывает обширное общественное пространство, которое течет к реке от Красной площади. Фото Ивана Баана, любезно предоставлено Diller Scofidio + Renfro.

По большому счету, предыстория парка «Зарядье» восходит к 2009 году, когда два олигарха, Александр Мамут и Сергей Адоньев, решили основать образовательную и развлекательную платформу, чтобы создать место для междисциплинарных дискуссий об урбанизме, которые не выходили из традиционного образовательные и государственные учреждения. Генеральный директор-основатель Варвара Мельникова пригласила Рема Колхаса для чтения лекций в Центр современной архитектуры при поддержке Фонда Форда и обратилась к нему с просьбой помочь определить миссию того, что стало Институтом «Стрелка».К 2010 году под руководством Колхаса они остановились на публичных пространствах и сохранении исторического наследия как на основных направлениях исследования проекта, декларировавшего не меньшую амбицию, чем преобразование физического и психологического ландшафта российских городов. «Общественное пространство как термин фактически не существовало в русском языке до того, как мы начали проводить с ним это исследование», — сказала Мельникова. «Это огромный вклад института, открывший эту тему для обсуждения более широкой аудиторией.Институт «Стрелка» нанял российскую архитектурную фирму Wowhaus для проектирования центра на Болотном острове в перепрофилированных гаражах шоколадной фабрики «Красный Октябрь» с открытым амфитеатром для общественных дискуссий и баром «Стрелка» как местом для общения преподавателей, студентов и гостей. . В октябре того же года глава администрации Медведева Сергей Собянин сменил Лужкова на посту мэра.

В центре Москвы находится обширный административный комплекс, занимающий сотни зданий за стенами укреплений Кремля.Московская архитектурная школа, известная как МАРШ, была основана пять лет назад для того, чтобы внедрить студийную модель под влиянием Архитектурной ассоциации Лондона в систему технического образования России, провела поэтапное исследование центрального города и обнаружила, что 80 процентов дверей на уровне улицы были закрыты для публики. В 2011 году, когда он был президентом, Медведев выдвинул идею переезда федерального правительства в специально построенный комплекс в аннексированных муниципальных границах Новой Москвы, что вдвое увеличило размер города в 2012 году, с генеральным планированием под руководством Парижского на базе Antoine Grumbach и Wilmotte & Associates.Петр Кудрявцев, журналист, издатель и главный редактор журнала Building ARX и партнер-основатель Citymakers, провел исследование Китай-города, центрального центрального района Москвы, занятого правительственными зданиями и штаб-квартирой русской тайны. полиция. «Наша идея заключалась в том, чтобы сделать пешеходный центр здесь, как любой исторический европейский город, с очень активной уличной жизнью, с кафе, галереями, музеями, скульптурами», — сказал он. «Наша идея заключалась в том, чтобы здесь у нас мог быть парк, примыкающий к этой территории, которую собирались использовать люди, которые собирались здесь жить.«После объявления парка Путиным и Собяниным, Citymakers основали парк« Друзья Зарядья »по образцу« Друзья Хай-Лайн »и организовали проект по нему для Московской биеннале архитектуры 2012 года.

В рамках консалтинговой практики, которая позже зарекомендовала себя как КБ «Стрелка» (консалтинговое бюро), Институт «Стрелка» уже начал неформальное консультирование Сергея Капкова, который в 2011 году был назначен директором Парка Горького, центрального парка сталинской эпохи в Москве на берегу Москвы-реки. , чтобы разработать стратегию его возрождения.Более десяти лет после распада Советского Союза чиновники пренебрегали парком Горького. В период быстрой коммерциализации торговые центры считались важнейшими общественными местами, а жители считали Парк Горького небезопасным, поскольку его ржавые аттракционы и кафе в старинном стиле перестали привлекать общественный интерес. Консультанты из «Стрелки» добивались быстрых результатов, таких как отмена платы за вход, отказ от аттракционов, разрешение сидеть на траве и введение новой программы питания, которая вернет жизнь прогулкам.Обновления были чрезвычайно успешными и положили начало тому, что стало известно как революция Капкова; Капков был назначен министром культуры Москвы и провел реконструкцию 13 других парков и масштабную реконструкцию транспортной инфраструктуры города. «Одной из первых проблем, поднятых институтом, но решение которой КБ« Стрелка »начало искать, были общественные пространства, — сказал соучредитель КБ« Стрелка »Денис Леонтьев. «Когда города начали спрашивать:« Хорошо, ты говоришь об этом; у вас есть специалисты по этому вопросу, которые понимают проблему.Можете ли вы дать нам решения? »И успех Парка Горького был настолько велик, что нас пригласили подумать о Зарядье».

Всего через 10 дней после пресс-мероприятия парка «Зарядье» Союз архитекторов объявил конкурс открытых идей. Из сотен ответов 116 были включены в окончательный список и той весной проголосовали за них. Среди них были огромные пасхальные яйца, парк, посвященный славе России, строительство незастроенной башни Татлина в 1919 году, массивный геодезический купол и обширный формалистический концертный зал.Результаты высмеивались, по-разному описывались как «мусор», «ужасный», «мусор», «тупик» и «неконструктивный». Конкурс был прекращен. Вскоре после этого мэр Собянин назначил Сергея Кузнецова, которому тогда было 35 лет, новым главным архитектором города Москвы. Будучи партнером фирмы SPEECH с Сергеем Чобаном, Кузнецов уже пользовался уважением за павильоны на нескольких Венецианских биеннале и на выставке Expo Milan, а также за крупные девелоперские проекты по всей России. Кузнецов попросил «Стрелку» изучить возможности использования парка «Зарядье», написать техническое задание и провести новый конкурс.«Я пришел к новой идее, что мы должны сделать что-то совершенно другое, с очень сложной, сильной программой, с высококлассными экспертами, членами жюри, архитекторами, совсем другое, чем это делалось раньше», — сказал Кузнецов.

Открытый амфитеатр на 1600 мест увенчан стеклянным куполом с климат-контролем, способным выдерживать умеренные температуры в любое время года. Фото Ивана Баана, любезно предоставлено Diller Scofidio + Renfro.

Исследовательский процесс и международный опыт, которые вошли в его краткое описание конструкции, имели решающее значение.Леонтьев и его команда из 21 городского дизайнера и других экспертов использовали цифровые и физические антропологические методы для исследования местности и разработки программы, и им даже удалось найти кого-то еще живого, чтобы взять интервью у человека, который когда-то жил в старом районе Зарядье в 1940-х годах. Они боролись за то, чтобы парк был некоммерческим пространством, аргументируя это тем, что инвестиции в общественное пространство будут способствовать развитию коммерческой деятельности в окрестностях. Они предположили, что его название относится не к гостинице «Россия», а к старому кварталу «Зарядье», что делает его принадлежащим скорее жителям, чем Кремлю.Они пригласили Эда Улира из Millennium Park Chicago и Дуга Блонски, ASLA, из Central Park Conservancy, чтобы проконсультировать по программе. Они также пригласили в состав жюри команду специалистов мечты, включая Марту Шварц, FASLA; Питер Уокер, FASLA; и Кен Смит, FASLA; социолог Саския Сассен; и Марта Торн, исполнительный директор Притцкеровской премии в области архитектуры, вместе с государственными чиновниками и директором по образованию «Стрелки» Юрием Григоряном из проекта «Меганом». К сентябрю 2013 года «Стрелка» официально оформила свою консультационную практику, основав КБ «Стрелка» как общественно-полезную корпорацию, которая будет консультировать город по вопросам парков и городского пейзажа.В ноябре объявление команды Diller Scofidio + Renfro о победившем дизайне получило широкий положительный отклик. Между тем, сам конкурс вызвал огромное количество дискуссий о том, что такое качественное общественное пространство. Сам процесс стал наградой.

Один успех привел к другому. Стрелка КБ начала консультировать город по широкому спектру уличных пейзажей, площадей, парков и конкурсов, в результате чего были реализованы проекты европейских ландшафтных архитектурных бюро, таких как West 8, OKRA, Gillespies, Snøhetta и Djao-Rakitine, а также сформированы общественные комиссии. для молодых инновационных московских офисов, таких как Wowhaus, Меганом, Буромосква.Четыре года спустя, 9 сентября 2017 года, президент Путин объявил парк «Зарядье» подарком городу и поблагодарил мэра и главного архитектора за их работу на церемонии открытия. К тому времени произошла головокружительная трансформация. «Центральная часть Москвы преобразилась за то время, пока мы туда ехали, — сказал Чарльз Ренфро. «Что касается улиц, то почти все тротуары отремонтированы, каждая улица сужена. Они посадили все дороги на диеты. Общего пространства стало больше, чем было раньше, так что мимо проезжает не шумный трафик.Они сделали город более обитаемым, мирным и щедрым ».

С 2014 года в центре Москвы было разбросано более 250 000 кустов, 12 000 деревьев, 7 000 пешеходных фонарей и 5 миллионов квадратных футов гранитных тротуаров, а на десятках площадей были застроены высокие травы в стиле Пита Удольфа и другие растения. . Strelka KB, компания из двух человек в 2013 году, написала рекомендации по созданию уличного пейзажа и провела международные конкурсы, которые позволили реконструировать четыре квадратных километра Москвы в рамках своей программы «Моя улица».Он был взят из руководства администрации Блумберга по городскому пейзажу Нью-Йорка и из исследования, проведенного по заказу нью-йоркского Института Гела. В КБ «Стрелка» сейчас работают 250 городских дизайнеров, антропологов, исследователей и других специалистов, которые проводят конкурсы и консультируют по проектам общественных пространств более чем в 300 других городах.

«Что говорит о Москве, городе и самой России, так это то, что все, что мы делаем, очень амбициозно, — сказала Мельникова. «Когда вы ничего не делаете для своих городов в течение 30 лет, когда вы не вкладываете внимание и ресурсы в общественное пространство и решаете сделать это так амбициозно и в очень короткие сроки… это часть российской ДНК.Как только у вас есть цель, вы можете мобилизовать себя и сообщество и сделать огромные шаги. Никто [еще] не сделал такой амбициозной и очень быстрой вещи с таким вниманием к деталям и с таким великодушием по отношению к людям ».

Москва объединила работы West 8 в единый дизайн вдоль реки. Изображение предоставлено West 8.

«Green вернул в некоторой степени на улицы, потому что мы действительно подчеркнули в рекомендациях, что вы должны использовать эти естественные средства, такие как проникновение в почву дождевой воды и зеленых поверхностей, и вам необходимо иметь деревья на улицах из-за климатического комфорта », — рассказала Екатерина Малеева, которая вела программу« Моя улица »для КБ« Стрелка ».«Значит, летом температура лучше, и осадки не попадают в канализацию. То, что произошло на Тверской улице — а сейчас Садовое засаживают — просто невероятно. Это действительно революция ».

Разница наиболее очевидна в тех местах, которые сопротивлялись переменам, особенно в районе Лубянской площади, в окружении различных органов тайной полиции и по-прежнему заполненном бесчисленными полосами движения без пешеходных переходов на уровне улиц.Его кульминацией является пустая пустая площадь, над которой возвышается здание Лубянки, бывшая штаб-квартира КГБ, старый советский серп и молот все еще виден на фронтоне. Снёхетта полностью изменил дизайн площади, но агентства отклонили большинство улучшений. В большинстве других частей центра Москвы архитекторам и проектировщикам удалось расширить тротуары, организовать переезды на уровне улиц, посадить деревья, убрать парковки с тротуаров, установить современные скамейки и спроектировать повороты на дорогах, снижающие скорость движения.На Триумфальной площади — частом месте протестов и репрессий — Buromoscow создала активно используемые качели перед станцией метро, ​​построила стеклянные павильоны для киосков с бургерами и магазинов розничной торговли, а также окружила высокую статую Владимира Маяковского горшками с высокими горшками. травы, кустарники и деревья. Чтобы соединить два участка пешеходного бульварного кольца вокруг центра Москвы на Хохловской площади, лондонская компания «Джао-Ракитин» раскопала древнюю стену вокруг старого города и построила вокруг нее амфитеатр.Вдоль Крымской набережной Москвы-реки Wowhaus спроектировал плавные скамейки из светлого дерева, цветочные горшки с деревьями, кустарниками и высокой травой, угловые киоски кафе, струйные фонтаны с синей подсветкой, а также тротуары из синкопированного кирпича и гранитной плитки. Вдоль величественного торгового бульвара на Тверской улице компания West 8 построила систему встраиваемых вазонов с поливом для высоких деревьев, бетонных и деревянных цоколей, урн для мусора и новых гранитных брусчаток.

Каким бы впечатляющим ни было воплощение в жизнь этих уличных пейзажей, площадей и нового ландшафта площадью 35 акров у подножия Кремля, самым захватывающим аспектом всей работы является пересечение исследований социальных наук и подробного технического анализа местности. и политический прагматизм, который привел к значительным улучшениям в публичном пространстве.Для американцев, надеющихся лучше понять российскую культуру и политику, парк «Зарядье» и программа «Моя улица» раскрывают более тонкое представление о работе российского правительства на уровне муниципальной бюрократии. Через девять лет после основания института «Стрелка», рассматривая общественное пространство как технический, деполитизированный, объективный вопрос, предполагающий практические улучшения, такие как стандартизация ширины полос движения для расширения тротуаров и создания места для посадки деревьев, архитекторы и городские исследователи эффективно нейтрализовали политическую вопросы для создания нового лексикона публичного пространства.Они раскрыли потенциал свободы действий, который уже значительно улучшает жизненный опыт москвичей. Теперь их цель — распространить эти льготы на окраины Москвы и другие города с помощью программ создания городского пейзажа и реконструкции сборных домов хрущевских времен 1960-х годов.

«Я думаю, что теперь у нас есть революционный эффект от этих общественных пространств», — сказал Кузнецов, главный архитектор. «У нас разная статистика и цифры о присутствии людей на улицах, площадях, в парках.Это, конечно, очень интересно, потому что если принять во внимание ситуацию 10 лет назад, в Москве было только ужасное движение, везде машины, никаких пешеходных тротуаров, [ничего] удобного для нормальной жизни в городе, кроме метро, ​​офиса, квартиры. , и ваша машина. Комфортная зона была чрезвычайно тесной, маленькой, и [было] действительно очень мало мест, где можно было бы провести некоторое время и пообщаться с другими людьми ».

Критика парка «Зарядье» сосредоточена на деталях: обслуживает ли программа жителей Москвы или разовых посетителей и туристов, а также на ее стоимости, которая, по анонимным оценкам, более чем вдвое превышает официальную цифру в 190 миллионов долларов, не считая Филармонии.Архитекторы, в том числе Юджин Асс, основатель MARCH, задаются вопросом, можно ли было восстановить Зарядье как неотъемлемую часть города, ссылаясь на его исторический контекст, без превращения в масштабную коммерческую застройку. Другие критикуют то, в какой степени Кремль использовал парк в своих политических целях. Но никто не сомневается в масштабах благоустройства парка. Что касается идеи сотрудничества американских ландшафтных архитекторов и дизайнеров над крупнейшим новым проектом общественного пространства в Москве за столетие в период обострения напряженности, большинство считает это только положительным моментом.«Знаете, в случае с парком« Зарядье »это было похоже на сенсацию, потому что во время кризиса на Восточной Украине и чего-то серьезного, например, трещин холодной войны в мире, такое сотрудничество между американскими и российскими архитекторами здесь, перед Кремлем, был отличный пример возможного сотрудничества и диалога », — сказал Кузнецов. «Я горжусь этим. Я думаю, [это] самое большое, что мы сделали, [] пример того, как мы можем сотрудничать и взаимодействовать друг с другом и делать что-то очень позитивное для нас обоих.”

Амфитеатр Джао-Ракитине на Хохловской площади выходит окнами на старую низкую московскую городскую стену. Изображение предоставлено Strelka KB.

Остается открытым вопрос, нейтрализует ли улучшение условий жизни и благоустройство площадей в Москве оппозицию или докажет эффективность гражданских действий путем прямого взаимодействия и сотрудничества с правительством. Российские архитекторы склонны отклонять политические вопросы, применяя прагматический подход к выполнению того, что они могут в рамках существующей системы: делайте, что хотите, но не вмешивайтесь в политику.Самым убедительным ответом на вопросы об этике работы с режимом Путина было то, что правительство могло быть намного хуже.

Ожидалось, что в марте Путин будет избран на свой четвертый президентский срок практически без оппозиции. Тем временем в Соединенных Штатах расследование Трампа и России продолжает ослаблять вмешательство в президентские выборы 2016 года. Россия продолжает оккупировать части Грузии и Украины и сажать в тюрьмы лидеров оппозиции, а скрытая российская пропаганда расширила широкое авторитарное влияние правых сил в бывших республиках-сателлитах Советского Союза.«К сожалению, это в каком-то смысле скучно», — сказал Ренфро о политике работы в России. «Может быть, это само по себе интересно, что в суматохе того, что происходит на национальном или международном уровне [в] геополитике, подобный проект может остаться незамеченным. Это свидетельство того, насколько мир по-прежнему работает нормально, совместно и экспериментально вместе ».

В Соединенных Штатах и ​​Западной Европе, с провалом эффективной выработки политики и крахом процесса достижения политического консенсуса, растет ощущение того, что общественное пространство является одним из последних убежищ, в котором общие общественные интересы могут быть коллективно выражены.Все остальное поглощено неустанными расчетами частного капитала, направленными на получение прибыли, и поляризующими алгоритмами социальных сетей и новостей кабельного телевидения. Однако в действительности есть основания опасаться, что общественное пространство является лишь поверхностным паллиативом, позволяющим избежать более глубоких проблем. Очищенные парки и обновленные уличные пейзажи не будут стимулировать более справедливое распределение богатства — почти по всем параметрам Соединенные Штаты гораздо более неравны, чем Россия — и не спасут новый космополитический город от эксплуатации застройщиками.Это может сделать только расширенное регулирование арендной платы. Как и в случае с High Line, общественное пространство также оказывается полезным инструментом для ускорения роста цен на недвижимость. Это тоже стало частью аргументации в пользу парка «Зарядье». Выполнит ли публичное пространство свое обещание укрепить демократическую публичную сферу России или просто послужит политически нейтрализованным предохранительным клапаном для своего рода диктатуры олигархии, маскирующейся под великодушное руководство? Подарив Москве парк «Зарядье», Путин полностью рассчитывает на ответное сотрудничество со стороны ее граждан.Они должны явиться на голосование и не слишком сильно жаловаться, даже если в бюллетене нет другого реального кандидата. Но даже если это не приведет ни к чему другому, новые московские парки и уличные пейзажи, безусловно, улучшат качество повседневной жизни в Москве, следуя процессу, который сам по себе является мощной моделью для перемен.

Стивен Закс — архитектурный критик, урбанист и куратор из Нью-Йорка.

Как это:

Нравится Загрузка …

Путинский план парка у Красной площади обретает форму

* В Москве объявлен победитель конкурса на проектирование парка в центре города

* По требованию Путина на месте гостиницы советских времен будет парк

* Дизайн нью-йоркской студии выбран для места рядом с Красной площадью

МОСКВА, 12 ноября (Рейтер) — На протяжении десятилетий здесь находился отель «Россия», белый корпус из стекла и бетона, который для некоторых символизировал советскую архитектуру в своей бездушный худший.

Теперь, по распоряжению президента Владимира Путина, нью-йоркская фирма должна превратить первоклассный участок земли у Красной площади в парк площадью 13 гектаров (32 акра), чтобы оживить переполненное сердце Москвы пригодный для жизни.

Большой участок между башнями Кремля из красного кирпича и крошечными православными церквями, относящимися к средневековью, пустовал после сноса России, лабиринта на 3000 комнат, построенного в ходе строительного безумия 1960-х годов, которое было завершено в 2007 году.

Было высказано множество идей по поводу этого места, в том числе массивный комплекс, в котором разместились бы российский парламент и правительство.

Путин вмешался и приказал использовать его в качестве парка в разгар беспрецедентных протестов, охвативших Москву в 2011-2012 годах, в которых участвовали в основном молодые горожане, уставшие от лидера, который доминировал в политике с 2000 года. выиграть третий срок в Кремле в марте 2012 года после четырех лет пребывания на посту премьер-министра.

Во вторник власти Москвы объявили победителем дизайн-проект парка «Зарядье», название которого происходит от старого района, который был снесен бульдозером, чтобы освободить место для отеля.Стоимость нового парка оценивается в 200 миллионов долларов.

«Мы действительно хотим, чтобы центр города был максимально удобным для пешеходов, доступным и приятным для жителей и гостей города», — заявил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, объявляя победителя — нью-йоркскую студию Diller Scofidio + Renfro. .

Фирменный дизайн парка «Зарядье» призван отразить различные климатические зоны России и призван превратить набережную Москвы-реки в популярную зону отдыха вместо крупного транспортного пути, загруженного интенсивным движением.

Ожидается, что строительство начнется к концу 2014 года, но дата завершения не сообщается.

Что делать с участком — предмет жарких споров в Москве после того, как была взорвана гостиница «Россия», которая для многих была бельмом на глазу. На столе лежали бизнес-центр, торговый центр или многофункциональные комплексы.

Ближайший соратник Путина, мэр Москвы Сергей Собянин, курировал усилия, направленные на то, чтобы сделать центр Москвы более комфортным, с пешеходными улицами и платой за парковку, а также украсить окрестности большим количеством детских площадок и зелени.(Под редакцией Стива Гуттермана и Ральфа Бултона)

Апартаменты Комфорт Новокузнецкая-Москва Обновлено 2021 г. Цена и отзывы

Сколько стоит проживание в Апартаментах Комфорт Новокузнецкая?

Цены на апартаменты «Комфорт Новокузнецкая» могут меняться в зависимости от дат, политики отеля и других факторов. Чтобы посмотреть цены, выберите даты, на которые вы хотите остановиться в отеле.

Какой аэропорт ближе всего к апартаментам Комфорт Новокузнецкая?

Ближайший аэропорт — аэропорт Внуково.Это 31,3 км от отеля и примерно 48 минут езды на такси.

Какое время заезда и выезда в Апартаментах Комфорт Новокузнецкая?

Время заезда с 14:00 до 23:00, а время выезда до 12:00.

Предоставляет ли «Апартамент Комфорт Новокузнецкая» услуги трансфера из аэропорта?

Нет, в «Апартаментах Комфорт Новокузнецкая» услуги трансфера из аэропорта не предоставляются.

Какие удобства и услуги есть в Апартаментах Комфорт Новокузнецкая?

Квартира Комфорт Новокузнецкая предлагает следующие удобства и услуги: Wi-Fi в специально отведенных местах, Походы.

Есть ли в «Апартаментах Комфорт Новокузнецкая» бассейн?

Нет, в «Апартаментах Комфорт Новокузнецкая» нет бассейна.

Есть ли в Апартаментах Комфорт Новокузнецкая фитнес-центр?

Нет, в «Апартаментах Комфорт Новокузнецкая» нет фитнес-центра.

Есть ли в апартаментах «Комфорт Новокузнецкая» бесплатный Wi-Fi?

Да, в отеле предоставляется бесплатный Wi-Fi.

Есть ли в Апартаментах Комфорт Новокузнецкая номера для некурящих?

Подробности смотрите в списке гостиниц.

Есть ли в «Апартаментах Комфорт Новокузнецкая» ресторан?

Нет, в «Апартаментах Комфорт Новокузнецкая» нет ресторана.

Есть ли парковка у апартаментов «Комфорт Новокузнецкая»?

Да, у апартаментов «Комфорт Новокузнецкая» есть парковка.

Есть ли в «Комфорт Новокузнецкая» детские принадлежности?

Нет, в «Апартаментах Комфорт Новокузнецкая» нет детских удобств.

Где квартира Комфорт Новокузнецкая?

Адрес гостиницы: ул. Новокузнецкая 20 \ 21-19.Отель находится в 2,34 км от центра города.

Находится ли квартира Комфорт на Новокузнецкой рядом с остановками транспорта?

Ближайшая станция — Новокузнецкая. Это 630 м от отеля. Посмотреть на карте

Находится ли «Квартира Комфорт Новокузнецкая» недалеко от популярных достопримечательностей?

Апартаменты «Комфорт Новокузнецкая» находятся рядом со следующими достопримечательностями: Московский музей образования (примерно 112 м), Театральный музей им. А. А. Бахрушина (примерно 249 м), Дом Целибеева — Карпова (примерно 259 м).

Есть ли в «Комфорт Новокузнецкая» горячие источники?

Нет, в квартире Комфорт Новокузнецкая нет горячих источников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *